Тропическая Африка
Тропическая Африка
Главная / Военная аналитика / Геополитика / Тропическая Африка / Бывшая Европа в настоящей Африке
Бывшая Европа в настоящей Африке

Южно-Африканская республика (ЮАР), ныне официально называемая просто Южной Африкой, прошла большую и интересную эволюцию в политической и в военной сферах.

Страна родилась в начале ХХ в. из англо-бурской войны, в ходе которой англичане захватили три бурские республики (буры – потомки голландских колонистов), но включили их в свой состав на равных, предоставив бурам те же права, что имели и сами англичане. В результате возник британский доминион, из которого после Второй Мировой получилась независимая ЮАР. В стране имел место режим апартеида, т.е. жестокого подавления белым меньшинством черного большинства. Долгое время это никого не волновало, а ЮАР считалась своеобразной «Европой в Африке», но когда в 60-е гг. началось крушение «мировой колониальной системы», у Претории возникли проблемы. Во-первых, на северной границе ЮАР начали появляться страны, дружественные СССР и открыто враждебные режиму апартеида. Во-вторых, на Западе началось победное шествие толерантности и политкорректности, которые не позволяли дружить с расистами, даже если они противостояли коммунистам.

Основными поставщиками боевой техники для ВС ЮАР в 50-е – 70-е гг. были Великобритания и Франция. Первая создала Претории бронетанковые силы (на основе танков «Центурион»), вторая – боевую авиацию (истребители «Мираж-3», а затем «Мираж-F1»). Имели место поставки из других западных стран, но, как правило, весьма ограниченные (особо нужно выделить Италию, поставлявшую учебно-боевые самолеты МВ-326). Однако к концу 70-х все поставки оборвались: Запад ввел эмбарго на экспорт оружия в расистское государство. Впрочем, Франция продала в ЮАР в 80-е гг. некоторое количество многоцелевых вертолетов SA316 «Алуэтт» и SA330 «Пума» под видом гражданских. Кроме того, «особые отношения» с ЮАР сохранил Израиль (который тоже был «частичным изгоем»), передавший ей, в частности, свои истребители «Кфир». Но этого было слишком мало, тем более что Претория втянулась к этому времени сразу в несколько войн. Это были внутренняя война против Африканского национального конгресса (АНК, организация, выступавшая за передачу власти в стране черному большинству), как бы внутренняя война против СВАПО (организация, выступавшая за независимость Намибии, в тот момент оккупированной ЮАР), а также ряд внешних войн. Самой масштабной из них была война в Анголе, чье прокоммунистическое правительство открыто поддерживало СВАПО и пользовалось прямой поддержкой Москвы и Гаваны. Претория, в свою очередь, поддерживала антиправительственную группировку УНИТА, а также регулярно воевала на ангольской территории напрямую. Кроме того, юаровские войска регулярно совершали рейды в Мозамбик, Замбию, Зимбабве, которые также проводили враждебную Претории просоветскую политику.

Оружейное эмбарго очень поспособствовало развитию ВПК и военной науки самой ЮАР. Во-первых, они занялись адаптацией и модернизацией иностранной техники. Танки «Центурион» стали местными «Элефантами», французские бронеавтомобили AML-60/90 – «Иландами», учебно-боевые самолеты МВ-326 – штурмовиками «Импала», вертолеты «Пума» превратились в «Ориксы», истребители «Кфир» - в «Читу» (это не название города в российском Забайкалье, а «cheetah», т.е. «гепард»). Трофейная советская РСЗО БМ-21 превратилась в «Валькирию» и «Баталер», трофейная же ЗУ-23-2 – в ЗСУ «Зумлак» на шасси грузовика «Самил».

Кроме того, началось производство чисто местной техники. Апофеозом успехов юаровского ВПК стало создание ядерного оружия (видимо, с помощью Израиля), но его, разумеется, применить в бою не пришлось. До собственных боевых самолетов дело не дошло, но был создан ударный вертолет «Руивок». Наиболее же зримыми оказались успехи в области создания бронетехники и артиллерии.  

Юаровские инженеры действовали предельно прагматично – они создавали технику под местные географические условия, т.е. под пустыню, саванну и буш (мелкий кустарник). «Элефанты» оказались единственными в южноафриканской армии гусеничными машинами, вся остальная техника была колесной. Из-за этого ЮАР стала основоположником трех классов наземной техники – БМТВ (колесных танков, т.е. машин с пушками калибром более 90 мм), бронеавтомобилей класса MRAP (колесных машин с больших клиренсом и усиленной противоминной защитой) и колесных САУ. Сейчас всё это является всемирным мейнстримом, а в 70-е – 80-е имелось только в ЮАР.

Первыми MRAPами стали «Буффел» и «Касспир», которые создавались во множестве модификаций, как для армии, так и для полицейских подразделений. Считается, что было произведено примерно 2,4 тыс. «Буффелов» и до 2,8 тыс. «Касспиров» только для самой ЮАР. Впрочем, эти бронеавтомобили использовали одинаковые немецкие дизели ОМ-352, коих в 1979-92 гг. было поставлено в ЮАР всего 2,5 тыс. Соответственно, видимо, именно столько было суммарно выпущено машин обоих типов, а не каждого по отдельности. В Анголе было потеряно, как минимум, по 5-10 «Буффелов» и «Касспиров», позже из состава южноафриканской армии было продано за рубеж не менее 300 машин этих типов, как минимум несколько десятков утилизировано или продано в частное владение. 

В качестве БМТВ (колесного танка) использовалась сначала машина «Ратель-90», входившая в семейство машин «Ратель» (в этом семействе были также БТР, самоходный миномет, носитель ПТРК, ЗСУ). Всего для ВС ЮАР было построено почти 1,3 тыс. машин этого семейства (еще примерно 85 – для ВС Марокко), из которых не менее 6 было потеряно в Анголе, почти 450 позже проданы за рубеж. «Наследником» «Ратель-90» в качестве БМТВ стала машина «Руикат», строившаяся уже в 90-е.

А на шасси той же машины «Ратель» путем установки местного же 155-мм буксируемого орудия G-5 была в 80-е гг. создана колесная САУ G-6 (единственным в мире ее конкурентом была тогда чехословацкая «Дана»). Она также воевала в Анголе, причем, вроде бы, без потерь.

Несмотря на успехи своего ВПК и высокую боеспособность армии, ЮАР, в итоге, проиграла все войны, не выдержав внутреннего и внешнего давления. В конце 80-х она ушла из Анголы, затем из Намибии, а в начале 90-х к власти в стране пришел АНК. Сразу после этого страна официально отказалась от ядерного оружия. Началась также постепенная деградация обычных сил, откуда медленно, но неуклонно стали выдавливаться белые. Аналогичный процесс идет и в ВПК. Поскольку войны закончились, а причины для новых уже не было, ВПК ЮАР начал работать почти исключительно на экспорт, тем более что все эмбарго остались в прошлом. Кроме того, в массовом порядке начала распродаваться техника из наличия ВС ЮАР.

Новые образцы артиллерии в ЮАР уже не создавались, G-5 и G-6 в начале 90-х успешно продавались на Ближний Восток. Боевые самолеты («Миражи», «Читы», «Импалы») из наличия продавались в Африку и Латинскую Америку, в ВВС самой ЮАР их в строю давно не осталось. Главной же статьей экспорта ЮАР стала, разумеется, бронетехника.

Как было сказано выше, «Ратели» распродавались только из наличия, «Касспиры» - как из наличия, так и построенные специально для заказчика. Главными направлениями экспорта стали Африка и Ближний Восток. Для ВС Индии «Касспиры» до сих пор выпускаются по лицензии. В 90-е гг. был создан новый MRAP «Мамба», а на его основе - сначала RG-31, затем RG-32. Если «Мамба» была принята на вооружение и в самой ЮАР (хотя большая часть машин ушла на экспорт), то обе RG стали чисто экспортными. При этом значительная часть RG-31 оказалась на вооружении ВС США, в т.ч. имело место лицензионное производство машины в этой стране. Основным покупателем RG-32 стали ВС Швеции. Затем появились МRАРы «Матадор», «Мародер» и «Мбомбе», они также оказались чисто экспортными. В первую очередь, они поступают в ВС Азербайджана, ВС Казахстана и ВС Иордании, причем во всех этих странах машины производятся по лицензии.

В массовом порядке продавая за рубеж бронетехнику собственного производства, для своей армии Претория собирается приобрести 238 финских БТР АМV. Также в Скандинавии куплена вся нынешняя боевая авиация ЮАР – 26 шведских истребителей JAS-39C/D «Гриппен». Крайне интересным остается вопрос, чем же заменит ЮАР безнадежно устаревшие танки «Центурион»/«Элефант».

Для ВС Алжира ЮАР провела модернизацию советских вертолетов Ми-24, затем такую же модернизацию прошли азербайджанские Ми-24. Кроме того, Алжир купил у Претории ПТРК «Ингве» и «Мокото», а также корабельный ЗРК «Умконто» для новых фрегатов немецкой постройки. «Ингве» также получили ВС Ирака и ВС Малайзии, а покупателем «Умконто» стали ВС Финляндии, где эти ЗРК установлены на ракетных катерах типа «Хамина». Впрочем, ЗРК «Умконто» были приняты на вооружение и в ВМС самой ЮАР (установлены на фрегатах типа «Аматола» немецкого проекта МЕКО 2000, из которых сейчас состоят надводные силы южноафриканского флота).

В целом, нынешняя ЮАР уже давно никакой «Европой в Африке» не является, но за счет прежнего потенциала остается региональной сверхдержавой. Ее армия и ВПК в настоящее время специализируются на обеспечении миссий ООН, большинство которых развернуто именно в Африке. В силу фактической бесполезности этих миссий при очень значительном их финансировании, обеспечивать их можно еще очень долго. Также еще долго ВПК ЮАР сможет поставлять в африканские и ближневосточные страны достаточно простую и дешевую технку, приспособленную под местные географические условия. Всё это позволит ЮАР и дальше занимать нынешнюю специфическую геополитическую нишу на своем континенте.

Александр Храмчихин
заместитель директора
Института политического и военного анализа

09 июня 2018 09:53 41
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи