Центральная Азия
Центральная Азия
Когда спящие проснутся

Угроза экспансии в Центральную Азию радикального суннитского ислама возникла еще в последние годы существования СССР. После его распада угроза естественным образом усилились, поскольку новые независимые государства были гораздо слабее Союза во всех без исключения отношениях. Ситуация существенно усугублялась крушением просоветского режима в Афганистане с последующим переходом большей части территории этой страны под контроль радикальных исламистов (в тот момент – в лице движения «Талибан»).

По сути, в конце 90-х экспансия радикалов из Афганистана на север (в Таджикистан и Киргизию) уже началась, однако она оказалась достаточно слабой и была отражена. В тот период север Афганистана, в основном, контролировался «Северным альянсом» - союзом местных военных группировок, поддерживаемых Москвой, Ташкентом и Тегераном. «Альянс» довольно успешно сдерживал экспансию талибов. После начала американской кампании в Афганистане осенью 2001 г. угроза вторжения в Центральную Азию с юга резко уменьшилась, но отнюдь не стала равной нулю.

В странах Центральной Азии никогда не прекращали работу исламские проповедники из стран Ближнего и Среднего Востока. Работа эта облегчалась крайне сложной социально-экономической ситуацией в странах региона, а также распространением интернета, через который вести агитацию очень удобно. К середине 2010-х начала выдыхаться афганская кампания США и их союзников, талибы стали постепенно возвращать себе контроль над страной. Кроме того, появился «Исламский халифат». Он создал свое квазигосударство в Сирии и Ираке, на помощь ему поехали радикалы из-за рубежа, в т.ч. – из стран Центральной Азии. Более того, на территории всех пяти стран данного региона и Афганистана «халифат» провозгласил создание «вилаята Хорасан». Еще более того, «халифат» сумел перекупить часть группировок, входивших в состав «Талибана», т.е. физически появился на территории Афганистана. «Халифату» присягнула самая мощная на всем постсоветском пространстве организация радикальных исламистов – «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ). Правда, подобная активность «халифата» в Афганистане привела его не просто к конфликту, но к открытой войне с талибами. Взаимный джихад радикалов стал более сильным сдерживающим фактором для их экспансии, чем действия США с союзниками и ВС Афганистана.

При этом во всех странах Центральной Азии уже давно созданы «спящие ячейки» различных радикальных исламских движений. В них входят бывшие боевики, вернувшиеся из Сирии, Ирака, Афганистана, а также те, кто был сагитирован «по месту жительства». Количество этих ячеек и их численность оцениваются очень по-разному, но все эти оценки являются, по сути, чистой спекуляцией. Точную картину знают только лидеры соответствующих структур, к которым относятся «спящие ячейки».

Полный уход западной коалиции из Афганистана и крушение нынешнего как бы демократического режима в этой стране совершенно не исключены (в Вашингтоне об этом говорят почти открыто, а без американцев остальные члены коалиции разбегутся немедленно). Гораздо менее вероятен вариант перехода страны под контроль какой-то одной радикальной группировки. Намного вероятнее ситуация полного хаоса, основным (но отнюдь не единственным) сюжетом которого будет война между «Талибаном» и «Исламским халифатом» (при том, что оба этих движения являются конгломератами различных мелких группировок, а не жесткими централизованными структурами). Кроме того, как и в 90-е, может возникнуть новый «Северный альянс», состоящий из представителей национальных меньшинств (узбеков, таджиков, хазарейцев), проживающих, в основном, на севере и западе страны. В этом случае экспансия радикалов на север будет сдерживаться этим самым внутренним хаосом в Афганистане.

Можно представить себе худший (при этом крайне маловероятный) вариант – весь (или почти весь) Афганистан переходит под контроль «Исламского халифата», которому достаются вооружение и техника афганской армии. Экспансия радикалов на север в этом случае была бы неизбежна. Однако в варианте классического военного вторжения такая экспансия практически не имела бы перспектив. Даже весьма слабые ВС Таджикистана и ВС Киргизии в союзе с российскими войсками в этих странах вполне были бы способны такое вторжение отразить. Вряд ли возникли бы серьезные проблемы и у ВС Узбекистана. Сложнее ситуация с ВС Туркмении, в которых, по некоторым сведениям, имеют место сильное моральное разложение из-за общего кризиса в стране при весьма низком уровне боевой и морально-политической подготовки личного состава. Тем не менее, вполне вероятно, что и Туркмения смогла бы отбиться, поскольку в варианте классической войны Афганистан слишком слаб (вообще нет боевой авиации, наземной техники мало и она сильно устарела), какая политическая и религиозная сила не находилась бы там у власти. 

К сожалению, такого благоприятного варианта радикалы никому не предоставят. Их экспансия будет идти в форме инфильтрации в страны Центральной Азии мелких диверсионно-террористических групп, призванных «разбудить» вышеупомянутые «спящие ячейки» своих местных единомышленников. Наиболее уязвимыми местами региона являются юг Киргизии, Ферганская долина Узбекистана, запад Казахстана. Туркмения и Таджикистан, видимо, уязвимы целиком. В Таджикистане вообще вполне реален рецидив гражданской войны 90-х, поскольку примирение воюющих сторон оказалось чисто формальным.

При этом членами «спящих ячеек» могут оказаться отнюдь не только нищие крестьяне, а представители самых разных слоев населения, в т.ч. бизнесменов, чиновников любого уровня и представителей силовых структур (включая армии). В итоге совершенно неясно, где пройдет «линия фронта» и какие силы по какую сторону от нее окажутся. Понятно, что никаких государственных границ соблюдать радикалы не будут, наоборот, они станут их целенаправленно ломать, создавая на практике «вилаят Хорасан».

Для реализации такого сценария «халифату» совершенно необязательно контролировать весь Афганистан, достаточно выйти к северной границе на нескольких участках. Развязав диверсионно-террористическую войну в Центральной Азии, они создадут ситуацию стратегического окружения для своих противников на севере и западе Афганистана.

При таком развитии событий нельзя будет исключать полного крушения политических режимов и силовых структур четырех южных стран Центральной Азии. Да и ВС Казахстана, наиболее сильные в регионе, могут увязнуть в боях с исламистами на юге и западе собственной страны. И тут уже России придется задействовать, как минимум, силы всего ЦВО, а может быть этим дело и не ограничится, в бой пойдут ЮВО и ВДВ. Могут прийти на помощь ВС Ирана.

Разумеется, подобный вариант развития событий отнюдь не предопределен. Но и отнюдь не исключен. Вероятность его реализации зависит от множества факторов, предсказать которые в данный момент возможным не представляется.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

24 января 2019 10:31 99
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи