Латинская Америка
Латинская Америка
Ударные отряды империализма

Хотя в начале ХХ в. США «урезали» Колумбию, организовав отделение от нее Панамы (где потом построили межокеанский канал, принадлежавший США до 2000 г.), именно Богота остается ближайшим союзником Вашингтона в Южной Америке. К тому же Колумбия является одной из очень немногих латиноамериканских стран, где к власти никогда не приходили левые. Зато в последнее время левые возглавили страны по обе стороны Колумбии.

Между Колумбией и ее восточным соседом Венесуэлой существует территориальный спор, что весьма характерно для Латинской Америки из-за искусственности межгосударственных границ. В 1988 г. колумбийский фрегат вторгся в акваторию, которую обе страны считали своими, после чего чуть было не подвергся атаке венесуэльских F-16. Однако до прямой стрельбы дело не дошло.

После этого ситуация стабилизировалась, но затем к власти сначала в Венесуэле, а затем и в Эквадоре пришли левые. Причем если эквадорский президент Рафаэль Корреа оказался деятелем чисто местного масштаба, то венесуэльский президент Уго Чавес на протяжении нескольких лет был не просто неформальным лидером всех левых во всемирном масштабе, но и одним самых харизматичных политиков в мире. В связи с чем не стоит удивляться тому, что он, десантник и спортсмен, умер отнюдь не старым еще человеком – Чавес слишком многих не устраивал. 

Богота постоянно обвиняла Каракас, а затем и Кито в поддержке «своих» левых партизан из организации FARC (Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia – Революционные Вооруженные Силы Колумбии). Насколько обоснованы эти обвинения – сказать сложно. В любом случае, это очень сильно напрягало отношения между странами. Причем Колумбия неожиданно для себя оказалась «в вилке» между двумя откровенно враждебными государствами.

В начале 2008 г. колумбийская армия провела рейд на территорию Эквадора, якобы, с целью уничтожения боевиков РВСК. Это привело к разрыву дипломатических отношений между Кито и Боготой. Чавес же заявил, что видит в произошедшем casus belli и готов оказать Эквадору любую поддержку. До войны дело не дошло, но в 2010 г. Богота обвинила уже Каракас в поддержке РВСК, что привело к разрыву дипломатических отношений также и между ними. Впрочем, в том же году в Колумбии сменился президент, после чего страна восстановила отношения как с Венесуэлой, так и с Эквадором.

Новый конфликт между Боготой и Каракасом произошел в 2015 г., когда президентом Венесуэлы уже был Николас Мадуро, политический наследник Чавеса, но со всех точек зрения совсем не Чавес. Причиной конфликта послужило то, что трое венесуэльских военнослужащих и гражданские лица получили ранения в результате конфронтации с предполагаемыми колумбийскими контрабандистами. Страны опять оказались на грани войны, особенно после того, как в нескольких километрах от границы по неизвестным причинам разбился истребитель-бомбардировщик ВВС Венесуэлы Су-30. Только в 2016 г. границы были открыты, а отношения формально налажены. Однако напряженность в колумбийско-венесуэльских отношениях никуда не делась. Так, например, Венесуэла обвинила Колумбию в участии в покушении на Мадуро 4 августа 2018 года. Однако Колумбия отвергла обвинения.

Хотя во всех трех описываемых странах сменились президенты, конфронтация сохранялась и постоянно воспроизводилась, поскольку страны сохраняли прежний идеологический курс. Симптоматично, что нового президента Эквадора Морено (наследник Корреа) зовут Ленин. При этом правительство Колумбии, вроде бы, подписало мирный договор с РВСК, допустив включение этой организации в политическую систему страны. Но на отношения с соседями это практически никак не повлияло.

Дополнительной проблемой стал острейший социально-экономический кризис в Венесуэле, из-за которого сотни тысяч (если уже не миллионы) граждан этой страны стали бежать в соседние государства, в первую очередь – в Колумбию. Бежали они, как минимум, за товарами (в Венесуэле имеет место тотальный дефицит практически любых товаров), как максимум – на заработки или даже на ПМЖ. Это значительно усугубляло общую ситуацию.

У ВС Колумбии имеется огромный боевой опыт. Правда, это опыт исключительно противопартизанской войны – против РВСК и наркомафии. У ВС Эквадора есть опыт классической войны, хоть и весьма ограниченной – против ВС Перу. У ВС Венесуэлы нет вообще никакого боевого опыта. 

Что касается технического оснащения, то здесь ситуация внутри этой «тройки» прямо противоположная. Безоговорочно сильнейшей благодаря массовым закупкам вооружений в России является венесуэльская армия. Ее ВВС и ПВО – крупнейшие в Южной Америке, сухопутные войска делят первое-второе места по силам с чилийскими. Эквадорские ВС невелики и довольно архаичны, но имеют боевую технику всех основных классов. Колумбийская армия очень велика по численности личного состава, но совершенно не готова к классической войне. В частности, у нее нет не только основных, но и легких танков. Конечно, большая часть границы Колумбии как с Венесуэлой, так и с Эквадором приходится на джунгли, где танки бесполезны. Но на приморских направлениях, где проживает большая часть населения всех описываемых стран, применять их вполне можно. У Венесуэлы – более 170 основных и около 120 легких танков (а также более сотни БМП-3, которые по своему вооружению также являются легкими танками), у Эквадора – более 100 легких, у Колумбии, как было сказано, ни одного. Также у Колумбии нет САУ и РСЗО, а у Венесуэлы и Эквадора всё это есть, в т.ч. у венесуэльцев имеются даже «Смерчи». ВВС Эквадора и Колумбии примерно равны по силам, против же венесуэльских Су-30 и F-16 колумбийские «Кфиры» совершенно бесполезны. Тем более им лучше не встречаться с венесуэльской наземной ПВО (российские ЗРК С-300В, «Бук», «Тор», израильские «Барак»). Более или менее равны по силам ВМС сторон (по отдельности). Но война на море в любом случае главной не будет, к тому же если Венесуэла и Эквадор выступают в союзе, то и здесь превосходство оказывается на их стороне, причем довольно существенное.

В целом, Колумбия имела бы мало шансов на победу даже против одного Эквадора и вообще никаких – против Венесуэлы и, тем более, против коалиции Венесуэлы и Эквадора (в этом случае Колумбии еще и пришлось бы воевать на два фронта).  

Совершенно новую ситуацию создало фактическое двоевластие в Венесуэле, которое возникло в январе 2019 г. Проамериканская оппозиция получила полную поддержку не только Колумбии, но и большинства латиноамериканских стран, в числе которых оказался Эквадор. Таким образом, угроза с запада для Колумбии отпала. Зато для Венесуэлы возникла угроза с юга, поскольку активнейшим противником режима Мадуро стали новые власти Бразилии. ВС Бразилии гораздо больше венесуэльских, но гораздо архаичнее их. Они имеют несколько сотен танков, но все они – европейский и американский металлолом. Правда, вся граница между Бразилией и Венесуэлой приходится на джунгли, где тяжелая наземная техника, как было сказано выше, практически бесполезна. ВВС Бразилии имеют больше боевых самолетов, чем венесуэльские, но бразильские машины гораздо старше и хуже качеством, к тому же они не имеют шансов против наземной ПВО Венесуэлы. Лишь на море превосходство Бразилии над Венесуэлой является подавляющим, но вряд ли это имеет большое значение.

Разумеется, не исключена ситуация, когда уничтожать венесуэльскую армию с воздуха будут ВВС США и авиация ВМС США, а колумбийцам и бразильцам будет отведена роль наземного пушечного мяса. В таком варианте ВС Венесуэлы долго не продержатся. Зато партизанская война в джунглях может затянуться на очень долгие годы.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

01 апреля 2019 11:49 302
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи