Локальные войны после 1945
Локальные войны после 1945
Главная / Военная аналитика / Войны / Локальные войны после 1945 / Полтора столетия войны за джунгли
Полтора столетия войны за джунгли
Распад крупного государства почти на 100% гарантирует в дальнейшем территориальные конфликты между новыми странами, образовавшимися в результате этого распада. Это очень хорошо известно на опыте СССР, Югославии, Судана, Эфиопии. Тот же процесс имел место и в случае распада колониальных империй европейских держав.

Симон Боливар считается в Латинской Америке практически святым – именно он стал руководителем восстания, освободившего континент от испанского господства. Однако возникновение независимых государств на месте провинций единой страны породило массу территориальных споров между ними, причем некоторые тянутся до сих пор.

В частности, с середины XIX в. имеет место территориальный спор между Перу и Эквадором, первая война между ними за амазонские джунгли случилась еще в 1857-1861 годах. Затем стороны подписали множество различных соглашений, которые никто не собирался выполнять.
 
Новая война началась в очень интересный момент – в июле 1941 года Перуанцы, обладая значительным превосходством, применяя, несмотря на тяжелые природные условия, танки, артиллерию и авиацию (вплоть до высадки воздушного десанта, чего к тому моменту еще не умели даже США), быстро заняли почти всю спорную территорию. Перуанский «блицкриг» точно совпал по времени с гитлеровским в СССР. Эквадор вынужден был уступить 40% территории (более 200 тыс. кв. км). Продолжать войну запретили США, которые уже уверенно втягивались во Вторую Мировую и им были не нужны «разборки на заднем дворе». Более того, Вашингтон заставил Лиму и Кито стать «союзниками по антигитлеровской коалиции», хотя, разумеется, страны не внесли никакого вклада в борьбу ни с Германией, ни с Японией.
 
Тем не менее, до конца демаркировать границу не удалось, из-за чего 5 тысяч кв. км территории остались спорными. Реально эти территории контролировало Перу.
После Второй Мировой обе страны, как и все их соседи по континенту, были «свалками» устаревшей американской боевой техники. Впрочем, в конце 60-х Лима приобрела некоторое количество оружия во Франции, а в 70-е года Перу стало второй (после Кубы) страной Латинской Америки, начавшей приобретать оружие в СССР, причем в довольно значительных количествах. Однако, в отличие от Кубы, социализма Лима строить не стала и с США не поссорилась. Эквадор слегка «разбавлял» старую американскую технику не менее старой французской, английской и израильской.

В январе 1981 года эквадорцы захватили три перуанских пограничных поста в джунглях, но удерживали их всего неделю. Перуанцы, выбивая эквадорцев с постов, использовали советские транспортные самолеты Ан-26 в качестве бомбардировщиков и успешно применяли вертолеты Ми-8 для высадки десанта (был потерян один такой вертолет).



В 80-е и в начале 90-х годов перуанские ВС вели тяжелейшую противопартизанскую войну на своей территории против очень мощной маоистской группировки «Сендеро Луминосо». В ходе этой войны дело доходило до боев на улицах крупнейших городов, включая Лиму, а сельскую местность «сендеристы» контролировали практически полностью. Начав войну в 1981 году, к концу 80-х маоисты заняли 75% территории страны, практически парализовав ее экономику. Тем не менее, армия войну выиграла, в очередной раз доказав, что партизаны не имеют шансов на победу, если у руководства страны есть политическая воля к ведению войны, а не к разведению розовых соплей с «мирными переговорами». В данном случае речь идет о президенте Альберто Фухимори, который весной 1992 года прекратил всякие поиски «мирного решения проблемы» и отдал войскам приказ воевать всерьез. Уже к осени 1993 года всё было закончено. В ходе войны ВС Перу приобрели отличный боевой опыт. 
Очередная перуанско-эквадорская война за кусок джунглей, недоделенных со времен Боливара, началась в январе 1995 года. Группа эквадорского спецназа разгромила перуанский пограничный патруль, что и стало casus belli. Поскольку дело происходило в джунглях, то использовать тяжелую наземную технику было практически невозможно. С обеих сторон воевали легкие пехотные подразделения, специально предназначенные для такой войны и поддержанные авиацией. Правда, обе стороны объявили всеобщую мобилизацию и даже приготовились воевать на море. Но в реальности боевые действия ограничились спорным районом.



С самого начала перуанцы начали активно применять ударную авиацию: английские бомбардировщики «Канберра», советские штурмовики Су-22 и ударные вертолеты Ми-25, американские легкие противопартизанские штурмовики А-37. Для переброски войск использовались советские вертолеты Ми-8 и их более развитый вариант уже российского производства Ми-17. Интересно, что главным средством борьбы с ними с эквадорской стороны были российские же ПЗРК «Игла-1». Уже 28 января «Иглой» был сбит первый Ми-8. Через неделю жертвой «Иглы» стали «Канберра» и Ми-25.



10 февраля эквадорская ПВО добилась новых успехов, только уже не с земли, а с воздуха. Два эквадорских истребителя французского производства «Мираж-F1» сбили 2 Су-22, а «Кфир» израильского производства – А-37. Теперь в Эквадоре 10 февраля отмечается как день ВВС. 

Однако все эти успехи эквадорцам не помогли. Перуанцы даже не потеряли господства в воздухе. Ми-8 и Ми-17 исправно продолжали перебрасывать войска и грузы (в том числе минометы и даже РСЗО) на ТВД, а ударная авиация продолжала давить эквадорские войска с воздуха (теперь их ударные машины прикрывали наиболее современные истребители ВВС Перу – французские «Мираж-2000»). ВВС Эквадора тоже пытались наносить удары с воздуха с помощью аналогичных А-37, а также французских вертолетов AS332 «Супер Пума», но интенсивность этих ударов была несопоставима с интенсивностью действий ВВС Перу. 

В итоге перуанские войска заняли весь спорный район, все расположенные на ней базы и пограничные посты. Ровно через месяц после начала войны, 28 февраля 1995 года, президенты двух стран подписали соглашение о прекращении боевых действий.



Поскольку масштаб действий на суше в силу природных условий был крайне ограничен, потери сторон оказались достаточно небольшими. ВС Перу потеряли убитыми примерно 60 человек, а также 4 самолета (1 «Канберра», 2 Су-22, 1 А-37) и 3 вертолета (1 Ми-25, 2 Ми-8). Эквадор потерял примерно 40 человек, потерь в технике не было. Тем не менее, войну эта страна проиграла, так и не сумев сломать пограничный статус-кво, выгодный Перу. В течение следующих 4 лет страны подписали несколько соглашений об окончательном урегулировании конфликта, включая соглашение о выводе войск из спорных районов от августа 1998 года и окончательный мирный договор от октября 1998 года. Спорный район, по сути, был превращен в кондоминиум (совместное владение) Перу и Эквадора. Пока ни та, ни другая сторона не пыталась начать воевать вновь. Возможно, через два века после потери Испанией своих южноамериканских колоний хотя бы это последствие данного события преодолено.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа

06 октября 2014 12:45 2312
0
0