Ближний Восток и Северная Африка
Ближний Восток и Северная Африка
Персидская эклектика

До исламской революции 1979 г. Иран считался почти таким же близким союзником Запада в регионе Ближнего и Среднего Востока, как Израиль. Соответственно, в плане закупок вооружения он ориентировался, в первую очередь, на страны НАТО.

Основным поставщиком боевой техники для ВС Ирана были США. Оттуда поступали танки М47, М48 и М60, БТР М113, САУ М109, М107, М110, ПТРК «Тоу», ЗРК «Усовершенствованный Хок», истребители F-4, F-5, F-14, транспортные самолеты С-130, боевые вертолеты АН-1 и мн. др. Иран стал единственной страной, кроме самих США, получившей F-14, и вообще единственной, эксплуатировавшей этот самолет в наземном варианте (в ВМС США он использовался как палубный).

Также крупными поставщиками вооружений в Иран были Великобритания (танки «Чифтен», легкие танки «Скорпион», ЗРК «Рапира», боевые корабли), Италия (вертолеты АВ205, АВ206, АВ212, СН-47, корабельное вооружение), Франция (различные ПТРК, ракетные катера). При этом, впрочем, Тегеран покупал оружие и в СССР (БТР-152, БТР-50, БТР-60, орудия М-46, РСЗО БМ-21, ЗСУ «Шилка»).  

В результате Исламской революции Иран поссорился сразу со всеми (он объявил США «Большим сатаной», а СССР – «Малым сатаной»). Сразу после этого Запад наложил эмбарго на поставки Ирану любых вооружений. В частности, Тегеран не получил последний 80-й F-14, а поставки 160 заказанных в США F-16 не начались вообще (50 уже изготовленных машин поступили в ВС Израиля). При этом всего через полтора года после революции страна подверглась агрессии со стороны Ирака. Ирано-иракская война продолжалась 8 лет (1980-88 гг.) и вошла в тройку наиболее кровопролитных войн за весь период после окончания Второй Мировой. Естественно, что страна очень быстро начала испытывать острый дефицит вооружений.

В 1985-86 гг. в рамках нелегальной сделки «Иран-контрас» Тегеран получил из США и Израиля по несколько сотен ракет для ПТРК «Тоу», ЗРК «Усовершенствованный Хок» и ракеты «Сайдвиндер» класса «воздух-воздух», а также некоторое количество различных запчастей. На сегодняшний день это последние поставки западного оружия в Иран (если не считать таковым несколько французских легких самолетов ТВ-20, купленных Ираном в средине 90-х и швейцарские учебные самолеты РС-6 и РС-7, приобретенные в середине 80-х).

В первые годы войны с Ираком Иран получал боевую технику из двух арабских стран – Сирии и Ливии (из наличия их армий). Это были советские танки Т-54, Т-55, Т-62. Сирия также поставляла Ирану БМП-1, а Ливия – бразильские бронеавтомобили ЕЕ-9, а затем еще и ОТР Р-17, более известные как «Скад». Кроме того, активно продавать оружие в Иран начала КНДР. Это тоже были Р-17 и Т-62, а также орудия Туре 59-1 (китайская копия советского М-46), различные РСЗО, истребители МиГ-19 (или китайские J-6). В конце войны Тегеран получил от Пхеньяна «эксклюзивные» 170-мм САУ «Коксан» с дальностью стрельбы до 60 км. Также удалось приобрести 10 F-5 из наличия ВС Эфиопии и непонятно где – шведские ПЗРК RBS-70.

С середины 80-х оружие в Иран начал поставлять Китай. Это были те же, что поставляла КНДР, орудия Туре 59-1, РСЗО Туре 63 и истребители J-6, а также танки Туре 59 и Туре 69, истребители J-7 (копия МиГ-21), ЗРК HQ-2 (копия С-75), ПЗРК HN-5 (копия «Стрелы-2»), разнообразные ракеты. Интересно, что с самого начала войны то же оружие и примерно в тех же количествах Китай поставлял и для ВС Ирака. С 1986 г. такой же «принципиальный» подход стала демонстрировать и Москва. С самого начала войны она в больших количествах снабжала оружием Ирак, а с середины войны решила помочь и Ирану, продав ему несколько сотен БМП-1, БТР-60ПБ и ПЗРК «Стрела-2».

Установить потери Ирана в технике в ходе войны крайне сложно. ВВС потеряли, как минимум, 6 F-14, 31 F-4, 28 F-5, как максимум – 15 F-14, 83 F-4, 67 F-5, 30 С-130, не менее 31 АН-1, свыше 30 вертолетов других типов. ВМС лишились фрегата, двух корветов, двух ракетных катеров.

С наземной техникой всё гораздо сложнее. Если разбившийся самолет или вертолет, как минимум, в 99% случаев не подлежит восстановлению, то поврежденная бронетехника и артиллерия очень часто может быть восстановлена и возвращена в строй. Кроме того, если захват авиационной техники в боеспособном состоянии – событие исключительно редкое, то захват неповрежденной или незначительно поврежденной наземной техники – в порядке вещей. Ситуация усугубляется еще и тем, что с середины 80-х стороны воевали между собой во многом одинаковым оружием, которое могло переходить из рук в руки, возможно и не по разу, а зафиксировать это со стороны было крайне сложно. Более того, в ходе данной войны имел место совершенно удивительный с нашей точки зрения случай, подтверждающий, насколько «тонким делом» является Восток. В начале войны Ирак захватил 150 вполне боеспособных танков М48, которые ему были не нужны (американские, старые, нет снарядов и запчастей). В итоге в 1987 г. (т.е. еще во время войны) Ирак через ОАЭ продал их обратно в Иран!

В другие страны Ирак продал 91 трофейный «Чифтен» (90 в Иорданию, 1 в СССР), 36 М60А1, 60 М47, 19 «Скорпион» (все в Иорданию), 85 М113 (35 в Иорданию, 50 в Ливан). Именно эта техника является «гарантированными» потерями Ирана, хотя, разумеется, в реальности потери были во многие разы больше.

После окончания войны Ирану нужно было возмещать потери, при этом у потенциальных продавцов стало гораздо меньше сомнений по поводу поставок оружия Тегерану (поскольку он перестал быть воюющей стороной).

Важнейшим экспортером оружия в Иран остался Китай. Он продолжил поставки истребителей J-7, ЗРК HQ-2 и HQ-7 (копия французского «Кроталя»), затем последовали транспортные самолеты Y-7 и Y-12, ракетные катера и ПКР к ним. С конца 90-х Иран перешел к собственному производству китайских образцов вооружений. Например, ТР М-7 (под названием «Тондар»), ПКР С-802 (под названием «Нур»), БМП Туре 86, скопированных самим Китаем с БМП-1 (под названием «Бораг»), ПЗРК серии QW (под названием «Мисаг»), тех же HQ-7 (под названиями «Шахаб» и «Я-захра»). Учитывая, что почти всё китайское оружие когда-то было с чего-то скопировано, получается, что Иран в данном случае производит «копии копий». Но на большее рассчитывать сложно при нынешнем технологическом уровне страны.

КНДР продолжила продавать Ирану ОТР Р-17 и созданные на их основе «Хвасон-6», а в 2000-е поставила Тегерану не менее трех десятков малых ракетных и сторожевых катеров.

В 1991 г. часть потерь Ирана в самолетах внезапно компенсировал Ирак. Во время «Бури в пустыне» он решил спасти часть своих ВВС от американских ударов путем отправки их в Иран. Который их принял и успешно конфисковал, получив, таким образом, 22 бомбардировщика Су-24, 7 штурмовиков Су-25 и 44 Су-20/22, 24 истребителя-бомбардировщика «Мираж-F1», 12 самолетов МиГ-23 (7 истребителей МЛ, 4 бомбардировщика БН, 1 учебно-боевой УБ), 4 истребителя МиГ-29 (в т.ч. 1 учебно-боевой УБ).

В конце 80-х – начале 90-х Иран купил учебные самолеты у Бразилии (ЕМВ-312 «Тукано») и у Пакистана (MFI-17 «Мушак»). В 90-е гг. и в начале 2000-х Тегеран мог закупать оружие и в странах Восточной Европы. Он приобрел 37 танков Т-72 у Белоруссии и 104 у Польши, полк ЗРС С-200 и 12 транспортных самолетов Ан-74 на Украине. Кроме того, Украина продала Ирану несколько стратегических крылатых ракет авиационного базирования Х-55, что вызвало грандиозный международный скандал.

СССР до своего распада успел продать в Иран 12 бомбардировщиков Су-24, не менее 25 истребителей МиГ-29 и различные ракеты к ним, а также полк С-200. Затем «эстафету» приняла Россия.

В начале 90-х Москва никаких комплексов по отношению к торговле оружием с Ираном не испытывала, успев продать ему 2 дивизиона ЗРК «Квадрат», 3 ПЛ пр. 877, несколько вертолетов Ми-17, 200 двигателей В-46 для модернизации танков Т-54/55/Туре 59. Кроме того, было организовано производство в самом Иране танков Т-72 и БМП-2. 122 Т-72 и 82 БМП-2 были поставлены из России напрямую, производство на месте должно было довести их количество до 1000 и 1500 соответственно. Однако под давлением США Россия прекратила поставки машинокомплектов после передачи 300 Т-72 и 331 БМП-2 (т.е. всего Иран получил 422 Т-72 и 413 БМП-2).

Впрочем, в конце 90-х поставки возобновились. В Иран отправились 100 гаубиц Д-30, до 50 вертолетов Ми-17, 130 башен от БМП-2 для модернизации БМП «Бораг». Крупнейшей сделкой стала поставка в 2006-07 гг. в Иран 29 российских ЗРК малой дальности «Тор-М1». За ними должна была последовать ЗРС большой дальности С-300ПМУ1, но в 2010 г. Тегеран попал под оружейное эмбарго Совбеза ООН (причем Россия и Китай тоже за него голосовали). На средства ПВО, которые являются чисто оборонительными вооружениями, эмбарго не распространялось, но Вашингтон каким-то образом убедил Москву «трехсотку» в Иран не поставлять (возможно, с помощью подписания договора СНВ-3, весьма выгодного для России и невыгодного для США). Иран подал на Россию в международный арбитраж, но пока длилось разбирательство, Россия окончательно поссорилась с Западом и в 2015-16 гг. отправила таки в Иран 4 дивизиона еще более современной ЗРС С-300ПМУ2.

На этом на данный момент иранский оружейный импорт закончился (не только из России, а вообще). После этого Иран полностью перешел на производство собственного вооружения. Страна имеет очень мощный (особенно по меркам Ближнего и Среднего Востока) ВПК, который формально может производить оружие практически всех классов. В частности, Иран активно развивает программу разработки баллистических ракет, в основе которой лежит та самая советская Р-17 и ее северокорейские производные.

Кроме того, Иран постоянно экспериментирует с имеющимися в его распоряжении образцами иностранной техники. Эта техника либо копируется напрямую, либо модернизируется и переделывается. Например, английский танк «Чифтен» в модернизированном варианте получил название «Мобарез», «Скорпион» - «Тосан», американский М60А1 – «Самсам». Трофейные иракские Т-54/55 с башнями от М60 стали называться «Сафир-74», китайские Туре 59/69 также с башнями М60 – Т-72Z (ни в коем случае не путать с советским Т-72!). Башню М60 получили и некоторые М47 вместе с названием «Сабалан». Танки М48 и М60 с башнями от Т-72 называются «Зульфикар».

При этом совершенно неясно, сколько танков имеет сегодня Иран. Так, во многих справочниках говорится, что у него 480 Т-72, но он купил и произвел 563 машины этого типа, еще несколько Т-72 в боеспособном состоянии могли быть захвачены у Ирака (который, как считается, в войне с Ираном потерял примерно 60 Т-72). Поскольку иранские Т-72 в войнах не участвовали, то их количество могло уменьшиться только в том случае, если башни с «живых» танков устанавливались на «Зульфикары». Но, во-первых, неясно, сколько «Зульфикаров» было произведено, во-вторых, их башни могли быть нового производства, а не снятые с имевшихся танков. Еще меньше ясности с более старыми танками: неизвестно точное количество потерь (а для советских и китайских танков – еще и трофеев), непонятно, сколько танков переделаны в новые машины, а у скольких полностью выработан ресурс.

Если все иранские танки, кроме «Зульфикаров», являются переделками уже имевшихся машин, то другую технику иранцы копируют и пытаются производить с нуля (как вышеописанную китайскую технику). Так, трофейная иракская САУ советского производства 2С1 скопирована под названием «Раад-1», американская САУ М109 – как «Раад-2». Под тем же названием «Раад» скопированы советские ПТРК «Малютка» и ЗРК «Квадрат». Советские орудия Д-30 производятся под названием НМ-40, американские М114 – как НМ-41. Китайские буксируемые РСЗО Туре 63 выпускаются как «Хасеб», ЗРК HQ-2 – как «Саяд». Американские ПТРК «Тоу» и боевой вертолет АН-1 «Кобра» (носитель, в частности, этих же ПТРК) скопированы под одинаковым названием «Туфан», ЗРК «Усовершенствованный Хок» - под названием «Мерсад». На базе американского истребителя F-5 созданы самолеты «Симург», «Азаракш» и «Саега». Имеются и полная экзотика – БТР-60ПБ с ЗУ-23-2 или даже с башней от М47, башня от ЗСУ-57-2 на шасси автомобиля «КрАЗ» и т.п. 

При этом, по крайней мере, тяжелая техника (танки «Зульфикар», САУ «Раад-1/2», вертолеты «Туфан», истребители «Симург», «Азаракш» и «Саега», все ЗРК) выпускается, по-видимому, в единичных экземплярах, скорее в рекламных целях. Это объясняется ограниченными возможностями иранского ВПК и низкими ТТХ выпускаемой им техники.

Таким образом, иранский арсенал чрезвычайно эклектичен по типажу (возможно, в этом плане Иран – на первом месте в мире), при этом современной техники в нем почти нет (кроме С-300 и «Торов-М1», очень условно – Т-72, БМП-2, МиГ-29). Иранские ВС нуждаются в тотальном перевооружении, которое в обозримом будущем не может быть обеспечено силами национального ВПК. Ситуация для Ирана усугубляется сохраняющимся эмбарго и экономическими проблемами страны. Потенциально Иран весьма богат (хотя бы благодаря нефти), но и расходы очень велики.

Даже в крайне маловероятном случае полного снятия эмбарго еще менее вероятно, что Запад начнет продавать Ирану современную боевую технику (для континентальной Европы это можно представить хотя бы теоретически, для США и Великобритании – исключено). Соответственно, основными потенциальными поставщиками техники в эту страну могут быть лишь Китай и Россия, возможно также Республика Корея. При этом покупать подержанную технику для Ирана никакого смысла нет, ему нужны по-настоящему современные образцы (например, танки Т-90 и истребители-бомбардировщики Су-30, о возможных поставках которых в Иран говорилось уже неоднократно). Что получится в реальности – сказать крайне сложно. Не исключен ведь вариант, при котором Иран станет объектом агрессии со стороны США, Израиля, аравийских монархий. Тогда поменяется весь геополитический расклад и, разумеется, иранские оружейные перспективы.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

26 марта 2018 10:09 322
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи