Арктика
Арктика
Дракон во льдах

Всемирный интерес к освоению Арктики, возникший в связи с ее частичным таянием, затронул отнюдь не только те восемь стран, которые имеют арктические территории и акватории. Морские коммуникации через Арктику, возможность добычи полезных ископаемых и биоресурсов в арктических морях нужны многим государствам. Вполне ожидаемо, что наибольшую активность среди этих «многих» проявляет Китай.

В январе 2018 г. Пекин обнародовал «Белую книгу» о своей арктической стратегии. Уже в самом начале документа ясно говорится о том, что Китай для Арктики «не чужой». «Обстановка в Арктике в настоящее время выходит за рамки своих первоначальных отношений межарктических государств или регионального характера, и имеет жизненно важное значение для интересов государств за пределами региона и интересов международного сообщества в целом, а также для выживания, развития и общего будущего человечества. Данный вопрос имеет глобальные последствия и влияние на международном уровне. Как ведущая страна по развитию общества с прицелом на общее будущее человечества, Китай, не жалея своих сил, активно занимается и участвует в разработке и финансированию арктических отношений, а также развитию арктического региона».

Далее Китай конкретизирует: «Государства за пределом Арктического региона не имеют территориального суверенитета в Арктике, но у них есть права в отношении научных исследований, судоходства, авиаперелетов, рыболовного промысла, прокладки подводных кабелей и трубопроводов в открытом море и других соответствующих морских районах Северного Ледового океана, а также права на разведку и освоение ресурсов в Особой Зоне в соответствии с такими нормативными актами, как ЮНКЛОС (Конвенция ООН по морскому праву) и общее международное право».

После этого Пекин переходит к собственной роли в арктических делах.

«Географически Китай является «приарктическим государством», одним из континентальных государств, наиболее близко расположенным к Северному полярному кругу. Природные условия Арктики и их изменения оказывают непосредственное влияние на климатическую систему и экологическую среду Китая и, в свою очередь, на его экономические интересы в сельском, лесном хозяйстве, рыболовстве, морской промышленности и других секторах».

Считать Китай «приарктическим государством» довольно смело. Тогда «приарктическими» являются, например, Казахстан, Белоруссия, Польша, Германия, не говоря уже о странах Балтии. Никто из них, однако, на такое звание не претендует. Но современный Китай уже перешел в то качество, когда он «с кем хочет, с тем и граничит».

«Китай пользуется свободой или правами на научные исследования, судоходство, авиаперелеты, рыболовство, прокладку подводных кабелей и трубопроводов, а также разведку и освоение ресурсов в открытом море, Особой Зоне и других соответствующих морских районах и некоторых особых районах Северного Ледовитого океана, как это предусмотрено в таких нормативных актах, как ЮНКЛОС и Шпицбергенский договор, а также общее международное право. Будучи постоянным членом Совета Безопасности ООН, Китай занимает важную миссию совместного содействия миру и безопасности в Арктике. Использование морских путей, разведка и освоение ресурсов в Арктике может оказать огромное влияние на энергетическую стратегию и экономическое развитие Китая, который является крупнейшей торговой страной и потребителем энергии в мире. Ожидается, что капитал, технологии, рынок, знания и опыт Китая будут играть важную роль в расширении сети судоходных маршрутов в Арктике и в содействии экономическому и социальному прогрессу прибрежных государств вдоль маршрутов. Китай имеет общие интересы с арктическими государствами и общее будущее с остальным миром в Арктике».

Здесь налицо характерная для Китая риторика – трактовать действия в собственных интересах как направленные на некое «общее благо». Впрочем, Китай уже завоевал право разговаривать с миром именно так.

«Членство Китая в Международном арктическом научном комитете в 1996 году ознаменовало его более активное участие в научных исследованиях в Арктике. С 1999 года Китай организовал ряд научных экспедиций в Арктике, а в качестве платформы - исследовательское судно Xue Long (Снежный Дракон). В 2004 году Китай построил арктическую станцию Желтая река в Новом Олесунде на архипелаге Шпицберген. К концу 2017 года Китай осуществил восемь научных экспедиций в Северном Ледовитом океане и 14 лет провел исследования на станции Желтая река в качестве базы. Используя свое исследовательское судно и станции в качестве платформ, Китай постепенно создал многодисциплинарную систему наблюдения, охватывающую море, лед и снег, атмосферу, биологическую и геологическую систему Арктики. В 2005 году Китай стал первой азиатской страной, которая провела Неделю Арктического научного саммита, конференцию высокого уровня по арктическим отношениям. В 2013 году Китай стал аккредитованным наблюдателем в Арктическом Совете. В последние годы китайские компании начали изучать коммерческие возможности, связанные с арктическими судоходными маршрутами. Деятельность Китая в Арктике вышла за рамки научных исследований и распространилась на различные области арктических вопросов, включая платформы системы глобального управления, регионального сотрудничества, двусторонних и многосторонних отношений, а также такие дисциплины, как научные исследования, экологическая среда, изменение климата, экономическое развитие и культурные обмены. Будучи важным членом международного сообщества, Китай сыграл конструктивную роль в разработке международных правил, связанных с Арктикой, и развитии своей системы управления. Экономический пояс «Шелковый путь» и «Морской шелковый путь 21-го века» (инициатива «Пояс и Путь»), важная инициатива сотрудничества Китая, предоставят возможность заинтересованным сторонам совместно построить «Полярный шелковый путь» и обеспечить связь и устойчивое экономическое и социальное развитие Арктики».

Здесь Китай демонстрирует системность своего подхода к освоению Арктики и подчеркивает, что он в этот регион уже пришел всерьез и надолго (т.е., видимо, навсегда). Особого внимания включение Арктики в «Шелковый путь» вплоть до строительства «Полярного шелкового пути». Этот «путь» уже стал идеологической основой всей современной китайской геополитики, практически синонимом ее внешней и внешнеэкономической политики. И Арктику, соответственно, «путь» не обойдет. Что подчеркивается и развивается дальше: «Китай выступает за неуклонное развитие международного сотрудничества в Арктике. Он работает над укреплением такого сотрудничества в рамках инициативы «Один пояс и один путь» в соответствии с принципом широких консультаций, совместного участия и общих выгод, а также подчеркивает координацию политики, взаимодействие с инфраструктурой, беспрепятственную торговлю, финансовую интеграцию и более тесные связи между людьми. Конкретные шаги в области сотрудничества включают координацию стратегий развития с арктическими государствами, поощрение совместных усилий по созданию синего экономического коридора, связывающего Китай и Европу через Северный Ледовитый океан, расширение арктической цифровой связи и создание глобальной инфраструктурной сети. Китай надеется работать на общее благо всех сторон и дальнейшие общие интересы через Арктику».

«Политические цели Китая в Арктике: понимать, защищать, развивать и участвовать в системе управления Арктикой, с тем чтобы обеспечить общие интересы всех стран и международного сообщества в Арктике и содействовать устойчивому развитию Арктики». Т.е. Пекин совершенно четко заявляет, что будет участвовать в системе управления Арктикой. «Соблюдая свои интересы, Китай будет уделять должное внимание интересам других стран и более широкого международного сообщества, учитывать важность защиты и развития Арктики и надлежащего баланса своих текущих и долгосрочных интересов, с тем чтобы содействовать устойчивому развитию Арктики». Как говорится, «и на том спасибо».

«Арктические судоходные маршруты включают Северо-Восточный проход, Северо-Западный проход и Центральный проход. В результате глобального потепления арктические судоходные маршруты, вероятно, станут важными транспортными маршрутами для международной торговли. Китай уважает законодательные, правоприменительные и судебные полномочия арктических государств в водах, находящихся под их юрисдикцией. Китай считает, что управление арктическими судоходными маршрутами должно осуществляться в соответствии с договорами, включая ЮНКЛОС и общим международным правом, и что свобода судоходства, которой пользуются все страны в соответствии с законом и их правами на использование арктических морских путей, должна быть обеспечена. Китай считает, что споры вокруг арктических морских путей должны быть надлежащим образом урегулированы в соответствии с международным правом.

Китай надеется сотрудничать со всеми сторонами в создании «Полярного Шелкового пути» путем развития арктических морских маршрутов».

«Северо-Восточный проход» - это наш Севморпуть. Наряду с США, Китай является важнейшим сторонником интернационализации Арктики в плане судоходства. Взгляды Вашингтона и Пекина кардинально расходятся со взглядами Москвы и Оттавы, которые считают Севморпуть и Северо-Западный проход соответственно своими внутренними водами. По мнению Китая и США, Россия и Канада имеют право только на свои 12-мильные территориальные воды, за их пределами можно осуществлять свободное судоходство. В частности – для кораблей ВМС США и ВМС НОАК.

«Китай уважает суверенные права арктических государств на нефтяные, газовые и минеральные ресурсы в районах, находящихся под их юрисдикцией в соответствии с международным правом, и уважает интересы жителей региона. Он требует, чтобы его предприятия соблюдали законы соответствующих государств и проводили оценки рисков для разведки ресурсов, и поощряет их участие в разработке нефтяных, газовых и минеральных ресурсов в Арктике путем сотрудничества в различных формах и при условии надлежащей защиты экологической среды Арктики».

То, что китайские предприятия будут добывать в Арктике нефть и газ, для Пекина очевидно. Но пока еще ему не обойтись без согласования этой добычи с теми, кому нефть и газ принадлежат.

Говорится в «Белой книге» о конкретных отношениях Китая с арктическими и неарктическими странами.

«Китай предлагает наладить партнерские отношения между арктическими и неарктическими государствами и провел двусторонние консультации по арктическим отношениям со всеми арктическими государствами. В 2010 году Китай и Соединенные Штаты создали ежегодный диалоговый механизм для двусторонних диалогов по морскому праву и полярным вопросам. С 2013 года Китай и Россия ведут диалоги по вопросам Арктики. В 2012 году Китай и Исландия подписали Рамочное соглашение о сотрудничестве в Арктике, которое стало первым межправительственным соглашением по арктическим вопросам между Китаем и арктическим государством. Китай также ценит сотрудничество с другими неарктическими государствами. Он провел двусторонние диалоги по морскому праву и полярным проблемам с Великобританией и Францией. В 2016 году Китай, Япония и Республика Корея начали трехсторонние диалоги высокого уровня по вопросам Арктики в целях содействия обмену информацией о политике, практике и опыте в области международного сотрудничества, научных исследований и коммерческого сотрудничества в Арктике».

Как видно, роль России в арктической стратегии КНР, мягко говоря, не главная. А на первом месте для Пекина всегда его отношения с Вашингтоном.

В «Белой книге» имеет место множество отсылок к нормам международного права и к проблемам сохранения окружающей среды в Арктике. Общий тон документа – предельно примирительный. Но через ее отдельные положения очень явно просматривается китайская Стратагема № 10: «Скрывать за улыбкой кинжал» (или в другой формулировке «Во рту мед, а за пазухой меч»).

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

04 сентября 2018 13:24 46
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи