ВМФ
ВМФ
Главная / Военная аналитика / Россия / ВМФ / Базовые принципы
Базовые принципы
Про советские военные базы за рубежом до сих пор известно крайне мало. Советский агитпроп называл американские военные базы символами агрессивной политики империализма. Разумеется, СССР, проводивший “мирную и созидательную политику”, никаких баз за рубежом иметь не мог (группировки войск в странах Варшавского договора и 40-я Армия в Афганистане под это определение не попадали). Однако, на самом деле военно-морские базы за рубежом у нас были. Первые появились еще в 1939-1940 годов в странах Балтии (до их полной оккупации советскими войсками) и в Финляндии (ВМБ Ханко). Сразу после войны у Китая был арендован легендарный Порт-Артур (довольно быстро возвращен хозяевам в знак “вечной дружбы”). В Албании советский ВМФ в 1958 году получил базу подводных лодок Влера, которую всего через 3 года пришлось бросить из-за резкого ухудшения отношений с Албанией. При этом из 14 наших подлодок, базировавшихся во Влере, 4 были, фактически, захвачены албанцами (они были неисправны и увести их не удалось).
 
По мере роста “национально-освободительного движения” в развивающихся странах в Азии, Африке и Латинской Америке стало появляться всё больше государств “социалистической ориентации”. Одновременно наш флот получил океанские корабли и начал несение постоянной боевой службы в открытом океане. В задачу ему ставилась борьба с подводными лодками и авианосцами США. Без разветвлённой системы базирования полноценное несение службы было невозможно.

Противолодочный самолет Ил-38

Поэтому в обмен на массовые поставки в «братские» страны оружия и обучение персонала им пользоваться, СССР стал получать право создавать на их территории “пункты материально-технического обеспечения” ВМФ. В разные периоды в 60-х - 80-х годах прошлого века такие ПМТО действовали в Сьенфуэгосе (Куба), Бизерте и Сфаксе (Тунис, который, кстати, никогда не считался «страной социалистической ориентации»), Порт-Саиде и Мерса-Матрух (Египет), Триполи и Тобруке (Ливия), Тартусе и Латакии (Сирия), Адене и на о. Сокотра (НДРЙ), Бербере (Сомали), Конакри (Гвинея), Луанде (Ангола), Камрани (Вьетнам), в Асмэре и на о. Дахлак (Эфиопия). Таким образом, советский флот появился в тех районах Мирового океана, которые Запад всегда считал своим глубоким тылом (Индийский океан, центральная и южная Атлантика, Карибское море, центральная часть Тихого океана). Под контролем нашего ВМФ оказались некоторые важнейшие узлы морских коммуникаций, например, оба выхода из Красного моря (и Суэцкий канал, и Баб-эль-Мандебский пролив). Советские моряки и морские пехотинцы начали даже проводить совместные учения с “аборигенами”. Учебные десанты высаживались на йеменском острове Сокотра, в Сирии, в Сомали, во Вьетнаме.

Иногда, впрочем, нашим морякам и морпехам приходилось поворачивать оружие против недавних партнеров по учениям или непосредственно втягиваться в азиатские и африканские “разборки”. Так, летом 1977 года началась война между двумя союзниками СССР — Эфиопией и Сомали. Примирить противников не удалось и Москве пришлось делать выбор. Сделан он был в пользу Эфиопии и сомалийский президент Барре предложил советским гражданам, находившимся в его стране, немедленно ее покинуть. 20 ноября 1977 года с нашего БДК был высажен десант в столице Сомали Могадишо. Благодаря этому эвакуация персонала посольства и других советских учреждений прошла без потерь и особого ущерба. Однако прекрасно оборудованную базу в Бербере пришлось бросить. Взамен мы получили базы в Эфиопии, которые, к сожалению, оказались расположенными на территории мятежной провинции Эритрея (сейчас это — независимое от Эфиопии государство) и нашим воинам пришлось принимать непосредственное участие во внутриэфиопском конфликте. Эта поистине «неизвестная война» советского ВМФ продолжалась 13 лет.

ВМФ обеспечивал переброску в Эфиопию советского оружия и кубинских войск, а также воевал сам. В декабре 1977 - январе 1978 года тихоокеанский эсминец “Веский” обстреливал позиции эритрейцев в районе Массауа. Летом 1978 года в порту Массауа был высажен танковый взвод морской пехоты ТОФ, который, не понеся потерь, обеспечил эфиопам захват порта и города. В мае 1984 года два советских противолодочных самолета Ил-38 были уничтожены эритрейцами (по другим сведениям – спецназом из Саудовской Аравии) во время атаки на эфиопскую ВВБ Асмэра. В мае 1990 года, за год до окончательного краха режима тогдашнего эфиопского президента Менгисту Хайле Мариама, произошло сразу два морских боя. Сначала тральщик «Разведчик» отразил атаку 4 эритрейских катеров на советский танкер, один из катеров был потоплен. Затем в бой с 4 другими катерами сепаратистов вступил катер АК-312 (проект 205П). Он потопил два или три из них, не получив при этом никаких повреждений (этот бой можно считать одним из самых успешных за всю историю ВМФ СССР). В октябре 1990 года МПК-118 «Комсомолец Молдавии» (проект 1124М) подавил артиллерийским огнём обстрелявшую его с берега артиллерию эритрейцев. В декабре тральщик «Дизелист» потопил 2 из 6 атаковавших его эритрейских катеров. Все упомянутые корабли («Разведчик», «Дизелист», АК-312, МПК-118) принадлежали Черноморскому флоту. В феврале 1991 года база с о. Дахлак была эвакуирована из-за невозможности ее дальнейшего существования в условиях очевидного конца эфиопского режима (как, впрочем, и советского).

ПСКР АК-312 (проект 205П)

Приходилось нашим морякам и морпехам воевать и в других экзотических местах. В 1981 году советские моряки фактически предотвратили поддержанный ЮАР военный переворот на Сейшельских островах, а затем обеспечивали проведение в столице островов Виктории суда над мятежниками. В 1986 году началась гражданская война в «братском» Южной Йемене, поэтому нашей морской пехоте пришлось заняться эвакуацией из Адена советских и иностранных граждан (в том числе и западных). 

Более известен широкой общественности факт нашего пребывания в Средиземном море. 5-я оперативная эскадра ВМФ СССР (1 крейсер, 1 эсминец или большой противолодочный корабль, 1-2 тральщика, 1 большой и 2-3 средних десантных корабля с морской пехотой) состояла из кораблей всех трёх «европейских» флотов СССР – Черноморского, Балтийского и Северного (на ротационной основе, естественно). Причём основную роль, несмотря на свою удалённость от Средиземного моря, играл Северный флот. Во-первых, он был самым сильным, во-вторых, он обладал возможностью свободного развёртывания в открытый океан. С 1967 по 1972 года эскадра постоянно базировалась на Порт-Саид, а разведывательные и противолодочные самолеты Ту-16, Ил-38 и Бе-12 размещались на аэродромах Мерса-Матрух, Асуан, Александрия, Каир-Западный. Наши моряки не раз были готовы вступить в бой с израильтянами или с 6-м флотом США — и во время шестидневной войны 1967 года, и во время “войны на истощение” 1967-1970 годов, и в дни октябрьской войны 1973 года., хотя к тому времени наш флот, как и весь воинский контингент, уже были изгнаны Садатом из Египта. В январе 1968 года отряд кораблей Черноморского флота произвел высадку десанта на азиатском берегу Суэцкого канала с целью сохранения за Египтом контроля над входом в канал, но к конфликту с Израилем это не привело.

Противолодочный самолет Ту-16

После потери Египта 5-я эскадра, которую принято называть Средиземноморской, осталась “неприкаянной”. Корабли заходили в порты Алжира, Туниса и Ливии (здесь они весной 1986 года, то есть уже при Горбачеве, чуть было вновь не втянулись в конфликт с 6-м флотом во время американских ударов по ливийскому флоту в заливе Сидра, а затем по Триполи и Бенгази), однако главной базы не имели. Основным союзником СССР в Средиземноморье была Сирия, однако, по-видимому, у наших военных надолго остались неприятные воспоминания о войне 1973 года, когда израильские ракетные катера в ходе нескольких ударов по сирийским портам Латакия и Баниас полностью уничтожили ВМС этой страны, а также потопили несколько иностранных торговых судов, включая одно советское (причем сделали они это совершенно безнаказанно, ни один израильский катер даже не был поврежден). Кроме того, в начале 80-х наши зенитные ракетчики, временно размещавшиеся на территории Сирии, несколько раз подвергались атакам как израильских десантников, так и местных мусульманских экстремистов. Тем не менее, морякам было некуда деваться, с 1988 года начал действовать постоянный ПМТО в Тартусе. Сейчас только он у нас и остался, это единственная база ВС РФ за пределами СНГ.

Противолодочный самолет-амфибия Бе-12

Крупнейшей нашей базой за рубежом была вьетнамская Камрань. Кроме 15-й оперативной эскадры ТОФ, действовавшей в западной и центральной частях Тихого океана, там базировался полк морской авиации, размещалась РЛС и средства радиотехнической разведки. Кроме того, Камрань была тыловой базой и для 8-й оперативной эскадры, действовавшей в Индийском океане. Численность военного персонала достигала 10 тысяч человек. Гавань Камрани — одна из лучших на Тихом океане, здесь могут базироваться корабли всех классов до авианосца включительно. Во время вьетнамской войны США предполагали перевести в Камрань из бухты Субик на Филиппинах главную базу своего 7-го флота. Они успели создать хорошо оборудованную ВМБ как раз к моменту своего поражения и ухода из Вьетнама. В 1979 году ее и “прибрал к рукам” СССР на правах 25-летней бесплатной аренды (которая, увы, кончилась на 2 года раньше срока). В середине 80-х количество одновременно базировавшихся здесь подлодок, кораблей и вспомогательных судов превышало 20 единиц. Корабли 15-й эскадры не только противостояли 7-му флоту США, но и «напрягали» с юга Китай, отношения с которым в тот момент находились на уровне «холодной войны».

Дальний самолет-разведчик Ту-95РЦ

Обвальный уход с зарубежных баз, начавшийся еще в конце существования СССР, объясняется не только экономическими и политическими причинами, но и несоответствием структуры и состава ВМФ и стоящих перед ним задач. Если Сухопутные войска и ВВС обладали хоть какой-то степенью универсальности, то флот (как и РВСН) был создан для войны только и исключительно против США, при этом (в отличие от РВСН) реально воевать с американцами был не способен ни по количественным, ни, что гораздо важнее, по качественным параметрам. Задача борьбы с американскими подлодками не решалась вообще, эффективность нашей противолодочной обороны была очень близка к нулю (хотя противолодочные самолёты Ту-142 и Ил-38 базировались на Кубе, в Анголе, Эфиопии, Египте и Вьетнаме, то есть рядом со многими из наших ПМТО). Не слишком хорошо обстояло дело и в плане борьбы с авианосцами. У нас были созданы подлодки и ракетные крейсера, способные одним залпом снести целое авианосное соединение США, но имелись очень серьезные проблемы с целеуказанием. В случае реальной войны мы просто не имели бы возможности применить наши замечательные ракеты, поскольку американцы нас очень быстро бы «ослепили», уничтожив предназначавшиеся для целеуказания спутники и самолёты Ту-95РЦ. Наконец, наши зарубежные базы и корабли в открытом океане не имели никакого авиационного прикрытия. При наличии у США полутора десятков авианосцев и множества военно-воздушных баз по всему миру это не оставляло нашим кораблям шансов на успех. СССР военно-воздушных баз с боевой авиацией (кроме противолодочной) за рубежом не имел никогда, если не считать краткого пребывания 135-го истребительного авиаполка в Египте во время «войны на истощение». Исключением являлась Камрань, где постоянно базировалась эскадрилья МиГ-23, но она могла прикрыть только саму базу, но не корабли в океане. Когда острота противостояния с США резко снизилась, все эти обстоятельства проявились в полной мере. Ну и, конечно, у страны закончились деньги, вместе с чем «схлопнулась» и сфера влияния.

Противолодочный самолет Ту-142

Тем не менее, многолетняя боевая служба в открытом океане с заходами в зарубежные базы были уникальным этапом в истории российского ВМФ (нечто подобное имело место лишь в конце XVIII – начале ХIХ веков во время походов нашего Балтийского флота в Средиземное море на войну с турками). Советские моряки за эти годы приобрели опыт, недоступный подавляющему большинству представителей других видов ВС. Они не красили одуванчики в зелёный цвет, не занимались сельхозработами, а постоянно находились на передовой, в готовности в любой момент начать боевые действия против очень сильного и умелого противника. Несмотря на указанные выше обстоятельства, боевая служба ВМФ СССР в мировом океане напрягала Америку очень сильно. Причём в ходе этого перманентного противостояния между советскими и американскими моряками, несмотря на восприятие друг друга как врагов, возникло взаимное уважение коллег-профессионалов.

Истребитель МиГ-23

Сейчас резко сократившийся количественно по сравнению с ВМФ СССР российский флот, однако, ходит в океан чуть ли не с большей интенсивностью. Пространственный размах при этом впечатляет, имели место походы кораблей ТОФ в Средиземное море, а кораблей СФ, наоборот, на Тихий океан. Поэтому всё чаще обсуждается вопрос о создании новых зарубежных баз. В качестве стран, где они могут быть размещены, назывались Вьетнам, Куба, Венесуэла, Никарагуа, Сейшелы и даже Сингапур. При этом вызывает сомнение, что при нынешнем очень небольшом количестве больших надводных кораблей в составе ВМФ нам имеет смысл создавать хотя бы одну полноценную базу за рубежом. Но вот договориться с некоторыми странами о регулярных заходах в их базы наших кораблей, видимо, уже действительно имеет смысл. 

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
04 августа 2014 08:43 1946
1
0