РВСН и СЯС в целом
РВСН и СЯС в целом
Главная / Военная аналитика / Россия / РВСН и СЯС в целом / Стратегические перспективы России
Стратегические перспективы России

Россия является одной из трех стран мира (две другие – США и КНР), имеющих полноценную «ядерную триаду», то есть наземный, морской и воздушный компонент СЯС. Традиционно основу СЯС составляет наземный компонент, то есть РВСН. 

На данный момент в составе РВСН имеется 40 шахтных МБР УР-100Н УТТХ (она же РС-18; 6 БЧ на каждой), 52 шахтных Р-36М2 (она же РС-20; 10 БЧ на каждой), 108 мобильных моноблочных МБР РТ-2ПМ «Тополь», 78 моноблочных МБР РТ-ПМ2 «Тополь-М» (18 мобильных, 60 шахтных) и 58 мобильных РС-24 «Ярс» (по 3 или 4 БЧ на каждой). 

Размеры морской составляющей российских СЯС определяется количеством подлодок с баллистическими ракетами на борту. Сегодня в строю ВМФ РФ их числится 9: 2 пр. 667БДР (на ТОФ; еще 1 в ремонте), 5 пр. 667БДРМ (на СФ; еще 1 в ремонте), 3 пр. 955 (на СФ, из них 2 предназначены для ТОФ; строятся еще 3). Каждая из них несет по 16 БРПЛ. На пр. 667БДР это Р-29Р (3 БЧ на каждой), на 667БДРМ – Р-29РМ (по 4 БЧ), на пр. 955 – Р-30 (по 6 БЧ). Одновременно на боевом дежурстве в море находятся, как правило, не более двух лодок пр. 667БДР/БДРМ. Соответственно, в каждый конкретный момент морская часть российской «триады» включает лишь 16-32 ракеты и, соответственно, 48-128 БЧ. Остальные БРПЛ находятся на складах в статусе «неразвернутых носителей», т.е. не имеют боевой ценности (приобретают таковую они лишь в шахте на борту лодки). 

В 2010 году Россия и США подписали договор СНВ-3, по которому в течение 7 лет они должны привести свои СЯС к состоянию, когда в них будет не более 700 развернутых (т.е. готовых к немедленному боевому применению) и 100 неразвернутых (находящихся на складах и базах хранения) носителей и не более 1550 БЧ на развернутых носителях. Зачет БЧ по этому договору, впрочем, достаточно своеобразный. На МБР и БРПЛ он теперь не по максимуму, как в предыдущих договорах, а заявительный. Т.е., например, Россия может приписать конкретной РС-36М2 не 10 БЧ, а, например, 3. 

Среди всех «разоруженческих» договоров СНВ-3 уникален тем, что он является договором об одностороннем добровольном разоружении США, поскольку они обязаны сокращать свои СЯС, а мы можем их даже наращивать. Кроме того, в его рамках с России сняты важнейшие ограничения, имевшиеся в предыдущих договорах – на размеры районов развертывания мобильных МБР, на количество многозарядных МБР, на возможность создания железнодорожных МБР. Россия же никаких уступок не сделала. Такой удивительный альтруизм со стороны США объясняется предельно просто: в обмен на СНВ-3 Москва отказалась от поставок ЗРС С-300П Ирану.

Договор СНВ-3 должен быть выполнен Россией именно потому, что он выгоден ей гораздо больше, чем США. После окончания срока его действия Москва должна отказаться от его продления, как и вообще от всех договоров об ограничении и сокращении ракетно-ядерных вооружений (если только не будет создан формат с участием всех ядерных стран, что совершенно нереально), как, впрочем, и обычных вооружений. После чего необходимо будет создавать совершенно другие СЯС.

Все существующие СЯС должны дослужить до полной выработки ресурса, при этом желательно прекратить практику его бесконечного продления. По-видимому, основу новых СЯС должна составить малогабаритная моноблочная твердотопливная МБР с 10 возможными вариантами базирования.

1. В шахтах нынешних МБР.

2. В шахтах существующих БРПЛ (на РПК СН пр. 667БДРМ и 955).

3. На автомобильном шасси МБР "Тополь", "Тополь-М" и "Ярс".

4. На автомобильном шасси типа "трейлер" в контейнерах, замаскированных под обычные коммерческие контейнеры.

5. В аналогичных контейнерах на железнодорожных составах. 

6. В аналогичных контейнерах на морских и речных грузовых судах.

7. В шахтах на речных судах, курсирующих во внутренних бассейнах РФ.

8. На стратегических бомбардировщиках (по 1 МБР на каждом).

9. На тяжелых транспортных самолетах (по 2-3 МБР на каждом).

10. На дирижаблях (возможно, не менее 5 МБР на каждом).

Большая часть МБР должна быть развернута в скрытых вариантах (варианты №№ 4-7, 9, 10). Не может быть и речи ни о каких договорных ограничениях количества (их следует построить не менее 2 тысяч) и, тем более, районов развертывания этих ракет. Только при таком сценарии фактор ядерного сдерживание обретет прежнюю значимость. 

Ракеты с ядерными БЧ с теми же вариантами базирования должны развертываться в вариантах БРСД и ОТР, в связи с чем Россия должна выйти из договора об РСМД. В частности, необходимо создание скрытого контейнерного и корабельного вариантов ОТР "Искандер". Необходима также разработка универсальной крылатой ракеты с теми же вариантами базирования (тем более, уже имеется подобный опыт создания семейства КР "Калибр", однако их дальность недостаточна) и разработка нового стратегического бомбардировщика, способного нести не менее 30 КРВБ.

Необходимо работать над созданием ядерного оружия небольшой мощности с минимальным выходом долгоживущих радиоактивных изотопов. Максимальное понижение фактора радиоактивного заражения повысит возможность применения ТЯО в бою, в том числе и вблизи от мест дислокации собственных войск. 

Необходимо понимать, что роль ядерного сдерживания сейчас резко снизилась. Применение ядерного оружия против страны, его не имеющей, совершенно невозможно по причинам политического и психологического характера. Применение его против другой ядерной страны вызовет гарантированный аналогичный ответ, обеспечив, таким образом, не победу, а взаимное уничтожение. При этом надо отметить, что поражение в обычной войне, как правило, оставляет возможность (хотя бы теоретическую) взять реванш в будущем. Обмен ядерными ударами становится взаимным полным поражением без возможности реванша. 

Тем не менее, строительство новых СЯС, а также ядерных сил меньшей дальности, точный состав которых и места дислокации не будут известны ни одному потенциальному противнику, может роль этого сдерживания во многом реанимировать. Но настоящая обороноспособность страны обеспечивается только при наличии очень мощных обычных сил.


Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
24 февраля 2015 10:51 1398
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи