Общие вопросы и тенденции
Общие вопросы и тенденции
Война и деньги

Расходы на национальную оборону в РФ в 2015 году должны составить 3286 млрд. рублей, что на треть больше, чем в нынешнем году.

Разумеется, среди российской либеральной общественности это немедленно вызвало разговоры о недопустимости «милитаризации» России, особенно в нынешней экономической ситуации (аналогичным образом была прокомментирована и «военная часть» обращения Владимира Путина к Федеральному Собранию). Более того, один из наиболее известных и влиятельных российских либералов недавно заявил, что судьба страны определяется экономической, а не военной мощью. 

Можно только поражаться, до какой степени люди не способны делать выводов даже из совершенно очевидных фактов. После украинского кризиса говорить о «милитаризации» российской экономики, о недопустимости столь высоких военных расходов – это быть либо сознательным врагом своей страны, либо, очень мягко говоря, крайним догматиком (хотя здесь напрашиваются гораздо более жесткие определения). 

Разумеется, без сильной экономики у страны не может быть сильной армии. Но в абсолютно той же степени верно и обратное: без сильной армии у страны не будет не только сильной, а вообще никакой экономики.

Российский истребитель "поколения 4++" 

Уже давно понятно, что экономический центр мира переместился в Азию. Но почему-то мощнейший экономический рывок азиатских стран отнюдь не стал следствием экономии этих стран на армиях. Совсем наоборот. Китай, Индия, Тайвань, Япония, обе Кореи, почти все страны АСЕАН стремительно наращивают военную мощь и быстро развивают собственные ВПК, чтобы не зависеть от продавцов вооружений. Соответственно, военный центр мира тоже очень быстро перемещается в Азию. 

Прямо противоположный пример представляет собой Европа. Бесконечная экономия на военных расходах совершенно не спасла страны Евросоюза (почти все они являются и членами НАТО) от многолетней экономической стагнации, когда рост ВВП на 1% в год считается хорошим результатом. Азиатские темпы экономического развития Европе уже давно даже не снятся, при том что и европейские армии теперь гораздо слабее азиатских. 

Более того, именно европейский пример подтверждает тот факт, что, не имея военной силы, невозможно проводить самостоятельную внешнюю политику. Это совершенно отчетливо проявилось в связи с украинским кризисом. 

К сожалению, значительная часть населения России продолжают верить в пропагандистские сказки про угрозу со стороны НАТО. Поэтому у нас совершенно не понимают того факта, что, как это ни парадоксально, проблемой для нас стала не сила, а, совсем наоборот, слабость НАТО. Европейские страны сегодня не способны не только на агрессию, но даже на оборону. Действия России в Крыму вызвали в Европе (особенно, конечно, в Восточной) самую настоящую панику. Конвульсивно-истерические движения альянса по «укреплению обороны Восточной Европы» очень хорошо это подчеркивают. Особенно забавно выглядит создание с этой целью «сил быстрого реагирования», при том что у НАТО таковые уже давно имеются, а также есть еще и «силы первоочередного задействования». Ни те, ни другие совершенно недееспособны. То же произойдет и с новыми СБР, ведь в них, несмотря на панику, почти никто не собирается выделять никаких реальных контингентов.

Российская авиадесантная самоходная противотанковая пушка

В итоге США предстали для Европы в образе единственного защитника, ведь реальная военная мощь в НАТО теперь есть только у Америки (и еще у Турции, которая, однако, проводит совершенно самостоятельную внешнюю политику и спасать Европу от России не собирается). Поэтому теперь Европа беспрекословно выполняет приказы из Вашингтона, хотя это прямо противоречит ее интересам. Т.е. экономия на военных расходах не обеспечила Европе никакого экономического роста, а теперь военная слабость обеспечивает ей прямой экономический ущерб от санкций и антисанкций, противоречащих ее интересам.

Но вряд ли можно найти пример губительности экономии на армии более яркий, чем украинский. Его необходимо рассмотреть без политических оценок, именно в этом случае всё становится особенно очевидно.

Сразу после распада СССР ВС Украины по своему потенциалу делили с ВС Китая 3-4-е места в мире. Даже сейчас на бумаге по количеству техники ВС Украины делят с турецкой армией 1-2-е места в Европе (если исключить из рассмотрения ВС РФ). Однако все 23 года независимости руководство Украины экономило на ВС. Они не получали новой техники, при этом и имеющаяся практически не обслуживалась. Почти на нуле была боевая подготовка, крайне низким был уровень жизни военнослужащих (кроме, конечно, генералов). Почему-то это не принесло Украине никакого экономического процветания. Наоборот, промышленное производство, социальная сфера, уровень жизни населения постоянно стагнировали, по всем экономическим и социальным показателям Украина с каждым годом опускалась на всё более низкие места как в Европе, так и на постсоветском пространстве. 

Апофеозом этой «мудрой политики» стали события 2014 года. Военная слабость Украины привела к потере страной значительных территорий и огромным человеческим жертвам. Что касается экономического ущерба, то его сейчас даже сложно подсчитать, тем более что он в любом случае будет нарастать и дальше. Ясно лишь, что он в разы, если не на порядки превышает всю 23-летнюю «экономию» на ВС. А лихорадочные попытки нынешних украинских властей в условиях уже идущей гражданской войны реанимировать армию мало чем помогли самой армии, зато нанесли дополнительный сильнейший удар по экономике и социальной сфере, что гарантирует дальнейшее падение всех соответствующих показателей. 

С другой стороны, Россия, за последние пять лет в значительной степени восстановившая свою военную мощь, может совершенно не опасаться военного давления со стороны НАТО. Сокращение военных расходов в нынешней ситуации не улучшит положение нашей экономики, а ухудшит, причем ухудшит качественно, потому что тогда Запад тогда будет говорить с нами совсем по-другому, не в жанре истерики, как сейчас, а в жанре приказа. И очень сложно понять, как можно не понимать столь очевидных вещей.



Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
08 декабря 2014 11:14 1078
0
0