Южная Азия
Южная Азия
Апокалипсис в Южной Азии

Современные Индия и Пакистан, по сути, родились из войны между собой (1947-48 гг.) и до сегодняшнего дня живут в состоянии перманентной конфронтации. Они прошли через две большие войны (1965 и 1971 гг.), одну "малую" войну (1999 г.) и бесчисленное множество мелких стычек. Не сосчитать и периодов обострения отношений, когда дело ограничивалось обменом жесткими политическими заявлениями и приведением в повышенную готовность вооруженных сил обеих стран.

В основе конфликта лежат противоречия этноконфессинального характера, унаследованные от эпохи британской колонизации, а также пришедшие из той же эпохи территориальные споры (в первую очередь – в Кашмире). Кроме того, всё большую роль начинают играть противоречия политического характера, обусловленные тем, что политический статус, военная и экономическая мощь обеих стран за последнее время значительно выросли. Особенно это касается Индии, претендующей на роль региональной, а, в перспективе – глобальной сверхдержавы. Наконец, важнейшую роль в противостоянии сыграло обретение обеими сторонами ядерного оружия и средств его доставки (баллистических ракет и боевых самолетов).

Дополнительными факторами, влияющими на отношения Индии и Пакистана, является непрекращающаяся война в Афганистане, активность исламских экстремистов и быстрый рост мощи Китая, чьим важнейшим стратегическим союзником является Пакистан, а Индия – одним из главных потенциальных противников.

Хотя в начале XXI века наблюдалось определенное смягчение отношений между Дели и Исламабадом, указанные выше причины конфронтации не устранены, поэтому новые обострения не просто возможны, но неизбежны. Любое такое обострение отношений может привести к войне. Война может стать следствием неконтролируемой эскалации, т.е. начаться вопреки желанию сторон (классическим примером подобного развития событий можно считать Первую мировую войну). Кроме того, война практически гарантирована в том случае, если к власти в Пакистане придут радикальные исламисты.

На сегодняшний день Индия имеет очень значительное превосходство над Пакистаном во всех компонентах обычных сил. Естественно, это дает ей очень значительное преимущество в случае традиционной войны между странами.

Впрочем, если такая война сведется к очередному конфликту в Кашмире (как это имело место в 1999 г.), то здесь практически гарантирована очередная "ничья". Кашмирский фронт является самым высокогорным ТВД в мире, что в очень значительной степени нивелирует превосходство Индии в воздухе, а баланс сухопутных сил вообще утрачивает значение из-за невозможности использовать в бою даже легкую технику. Подобный конфликт становится своеобразной "войной спецназов", в которой победителей не бывает (силы сторон очень ограничены, при этом практически одинаково отлично подготовлены). Соответственно, статус-кво при таком сценарии сохраняется.

Ситуация меняется в случае, если война принимает крупномасштабный характер, как в 1965 и 1971 гг. Причиной такой войны может стать эскалация конфликта в Кашмире, приход к власти в Пакистане радикальных исламистов, крупный теракт в Индии, организованный структурами, базирующимися в Пакистане, межконфессиональные конфликты в Индии и т.д.

В случае крупномасштабной обычной войны ВС Индии практически "обречены" на победу из-за существенного количественного и качественного превосходства почти во всех компонентах. Необходимо иметь в виду, что из-за меньшего, по сравнению с Индией, размера территории Пакистана, она целиком оказывается в зоне досягаемости авиации и баллистических ракет Индии, а индийская территория лишь частично находится в зоне досягаемости пакистанских ракет и самолетов (при этом ПВО Индии гораздо сильнее ПВО Пакистана). Соответственно, Индия, в отличие от Пакистана, может полностью лишить противника его промышленного потенциала, при этом организовав его полную морскую блокаду, т.е. лишив возможности восполнять потери за счет импорта.

Если ВС Пакистана смогут оказать серьезное сопротивление и Индия не добьется решительной победы, то итогом войны могут стать лишь символические территориальные уступки со стороны Пакистана или даже сохранение статус-кво (Индия удовлетворится самим фактом военной победы и тем, что ВС противника серьезно ослаблены, а престиж его подорван).

Если ВС Индии сумеют добиться полного разгрома ВС Пакистана, Дели может захотеть полной военной и политической капитуляции противника. Ее условиями может стать полный отказ Пакистана от ракетно-ядерного потенциала (и от соответствующей промышленности), вывод его войск из Кашмира, выдача Индии лиц, обвиняемых в терроризме и разрешение индийским спецслужбам бороться с исламскими экстремистами на территории Пакистана. "Программой-максимум" для Индии может стать полный территориальный "демонтаж" Пакистана, благодаря наличию сепаратистских движений в провинциях Синд и Белуджистан, а также очень относительного контроля Исламабада над некоторыми районами Северо-Западной пограничной провинции.

Если перспектива капитуляции или даже полного краха Пакистана станет реальной, резко повысится вероятность ядерной войны.

Представляется, что причинами начала ядерной войны между Индией и Пакистаном может быть применение последним ядерного оружия в ситуации полного поражения в обычной войне, либо приход к власти в Пакистане радикальных исламистов. Во втором случае нанести первый ядерный удар может как пакистанская сторона (для радикалов не существует ограничений морального, психологического или политического характера), так и индийская (в превентивном порядке для нейтрализации пакистанского ракетно-ядерного потенциала). Впрочем, Дели декларировал, что никогда не нанесет ядерный удар первым и никогда не применит ядерного оружия против неядерной страны. В то же время, Индия заявила, что ответный удар, если ей придется нанести таковой, будет массированным, рассчитанным на причинение противнику неприемлемого ущерба.

Индия испытала своё первое ядерное устройство мощностью 8 кт еще 18 мая 1974 г. Оно не считалось боевым из-за значительных габаритов. 11 и 13 мая 1998 г. на полигоне "Покхаран" было произведено 5 ядерных взрывов мощностью от 1 до 45 кт, причем самый мощный взрыв считается термоядерным. Устройства малой мощности могут быть как детонаторами для других зарядов, так и БЧ для тактических ракет.

Запасы урана на территории Индии оцениваются в 35 тыс. т, тория – более 370 тыс. т. Действуют 8 ядерных научных центров, 15 ядерных энергетических реакторов, 3 радиохимических завода, способных производить оружейный плутоний. При этом оценить количество ядерных боеприпасов в ВС Индии крайне сложно, большинство экспертных оценок находится в диапазоне 50-100. Разумеется, неизвестны и ТТХ этих зарядов, в частности – насколько они могут быть адаптированы к баллистическим ракетам (на БЧ БР накладываются серьезные ограничения по массе, габаритам, устойчивости к нагреванию и перегрузкам).

В 2001 г. в Индии было создано Командование стратегических ядерных сил, которое, по мысли военно-политического руководства страны, должно включать в себя классическую "ядерную триаду" (ракеты наземного и морского базирования, авиация). Пока, однако, индийские СЯС находятся в процессе формирования, в них, в частности, полностью отсутствует морская составляющая.

Первая индийская БР "Притхви-1" была создана на базе советской ЗУР ЗРС С-75 и способна нести БЧ массой 850 кг на дальность 150 км. На вооружении сухопутных войск Индии состоит 1 полк таких ракет (12 ПУ). ВВС Индии имеет на вооружении 3 эскадрильи (по 18 ПУ) БР "Притхви-2" (дальность – 250 км, масса БЧ – 500-700 кг). Обе ракеты могут использоваться как в обычном, так и в ядерном снаряжении. Для ВМС разрабатывается БРПЛ "Притхви-3" или "Сагарика", однако не вполне ясно, на какие ПЛ она может быть установлена. Кроме того, создан морской вариант "Притхви-2" "Дхануш" (350 км, БЧ – до 750 кг), это единственная в мире БР, запускаемая с надводных кораблей.

Ракеты семейства "Притхви" имеют ограниченную дальность полета, длительное время предстартовой подготовки и низкую точность стрельбы, поэтому более перспективными считаются БРСД семейства "Агни". Созданы ракеты "Агни-1" (1500 км, БЧ – 1 т), "Агни-2" (2-4 тыс. км, БЧ – 500-1000 кг), разрабатываются "Агни-3" (дальность – более 3500 км) и «Агни-5» (более 5 тыс. км). В сухопутных войсках имеется 2 полка (по 8 ПУ) ракет "Агни", причем все они запускаются с мобильных ПУ. БРСД "Агни-2" способна поразить любую точку на территории Пакистана.

С середины 90-х в Индии разрабатывается МБР "Сурья" с дальностью полета не менее 8 тыс. км. В войне против Пакистана она будет заведомо избыточна, ее главной целью, как и ракет «Агни-3» и «Агни-5», станет Китай.

Первые индийские ядерные испытания привели к резкой активизации ядерной программы Пакистана. При технической и финансовой помощи Китая, Саудовской Аравии и ряда стран Запада Пакистану удалось создать ядерные боезаряды, которые были испытаны 28 и 30 мая 1998 г. (на полигоне Чаган вблизи границы с Афганистаном), в ответ на ядерные испытания в Индии. Ядерная программа Пакистана (как, впрочем, и ядерная программа Индии) сильно засекречена. Известно, что в стране имеется 1 АЭС, завод по обогащению урана в г. Кахута (возможно, что имеется еще 1 подобный завод, построенный с помощью Китая) и около 30 других предприятий, лабораторий и шахт по добыче урана. Большая часть предприятий ядерного комплекса находится в районе Исламабада. Оценки количества ядерных зарядов, которыми располагают ВС Пакистана, обычно колеблются в диапазоне от 25 до 100.

Пакистан производит баллистические ракеты, которые поступают на вооружение Командования стратегических сил сухопутных войск. Это БР "Хатф-1" (дальность – 70-100 км, масса БЧ – 500 кг), "Абдали" ("Хатф-2") (180 км, 450 кг), "Газнави" ("Хатф-3") (290 км, 700 кг), "Шахин-1" (750 км, 700 кг), "Гхори" (1300 км, 700-1000 кг), "Шахин-2" (2500 км, 700 кг). Ракеты семейства "Хатф" созданы на базе китайских БР, "Гхори" – на базе северокорейской БР "Нодон". Успешно скопирована (при содействии Китая и Украины) под названием «Бабур» упавшая в Пакистане американская КРМБ «Томагавк», которая, в отличие от оригинала, в Пакистане будет применяться с наземных ПУ (хотя не исключено и создание морского варианта). Она также способна нести ядерную БЧ. Для тактических истребителей ВВС Пакистана создается меньшая по размерам КРВБ «Раад». Количество ядерных зарядов, видимо, достигает 100, их производство продолжается.

Таким образом, понять, каково соотношение ракетно-ядерных потенциалов Индии и Пакистана, достаточно сложно из-за крайней закрытости соответствующих программ обеих стран.

Если Пакистан решится на нанесение ядерного удара из-за катастрофического поражения в обычной войне, его основными целями, скорее всего, станут группировки войск, предприятия ВПК и объекты инфраструктуры и управления Индии. При этом, видимо, аналогичные цели в Пакистане уже будут, в основном, уничтожены, поэтому для Индии целями останутся пакистанские города. В случае, если причиной для ядерной войны станет приход к власти в Пакистане исламских радикалов, ситуация, вероятно, будет обратной – Индия будет наносить разоружающий удар по военным, в первую очередь ядерным, объектам Пакистана, а Пакистан – по индийским городам.

Даже если считать, что ракетно-ядерные потенциалы сторон примерно равны, Индия имеет преимущество за счет того, что ее территория гораздо больше и не вся она находится в зоне досягаемости пакистанских средств поражения, население и ВС Пакистана также меньше, чем у Индии, поэтому на их уничтожение требуется меньше зарядов.

Нельзя не отметить, что даже ограниченный, а, тем более, массированный ядерный удар по городам вызовет крупнейшую в истории человечества гуманитарную катастрофу. Причиной этого станет очень высокая плотность населения в обеих странах, низкий уровень медицинского обслуживания, антисанитария, усугубляемая жарким климатом. Поэтому от паники и болезней погибнет на несколько порядков больше людей, чем непосредственно от воздействия ядерного оружия. Счет погибших почти наверняка пойдет на десятки (в худшем варианте – на сотни) миллионов. Пакистан, скорее всего, прекратит свое существование, как единое государство, но и выживание Индии отнюдь не гарантировано.

В целом, в настоящее время вероятность войны между Индией и Пакистаном представляется не очень высокой. Война практически исключена при отсутствии серьезных внешних или внутренних потрясений в этих странах. Нынешнему пакистанскому руководству она заведомо не нужна, поскольку страна обречена на поражение. Для Индии выгоды от победы также неочевидны, особенно, учитывая возможность ядерного удара со стороны Пакистана, который заведомо обесценит любую победу.

Соответственно, даже если война случится вследствие неконтролируемой эскалации, скорее всего, она будет носить ограниченный характер. Для Дели будет выгоднее позволить Исламабаду сохранить лицо, объявив, что он успешно отразил индийскую агрессию. При этом Индия добьется ослабления противника и еще больше увеличит свое превосходство над ним.

Приход к власти в Пакистане исламских радикалов делает войну практически неизбежной, при этом чрезвычайно высока вероятность ее перерастания в ядерную. Итогом такой войны почти наверняка станет прекращение существования Пакистана.

В более отдаленной перспективе обострение отношений между Дели и Исламабадом может произойти вследствие роста мощи и амбиций Индии, ее претензий на роль глобальной сверхдержавы и на безраздельное доминирование в регионе Индийского океана. Впрочем, в этом случае надо будет обсуждать сценарии войны Индии уже не с Пакистаном, а с Китаем.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
09 декабря 2013 12:00 1665
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи