Кавказ
Кавказ
Главная / Военная аналитика / Геополитика / Кавказ / Окончательное решение вопроса
Окончательное решение вопроса

Причины нынешнего карабахского конфликта в буквальном смысле теряются в глубине веков. Борьба многих стран и империй за эту территорию породило смешение здесь армянского и тюркского населения с численным преобладанием первого. В 20-х гг. XIX в. Карабах вошел в состав Российской империи, что стало гарантией от межэтнических конфликтов. Как только в начале ХХ в. империя сначала ослабела, а затем вообще распалась, конфликты немедленно возобновились, причем в весьма жесткой форме. Потом империя вернулась под новым названием «СССР», что опять привело к замораживанию конфликта. В силу различных причин советское руководство оставило Нагорный Карабах, несмотря на сохранившееся преобладание там армянского населения, в составе Азербайджанской ССР, предоставив ему, впрочем, статус автономной области.

Руководство Армянской ССР неоднократно поднимало в Москве вопрос о возвращении НКАО в состав Армении, но понимания не находило. В конце 80-х ситуация начала века повторилась: империя сначала ослабела, а затем распалась, что немедленно привело к возобновлению межэтнического конфликта в столь же жесткой форме. По сути, армяно-азербайджанская война началась еще в формально существовавшем СССР. Завершилась она в 1994 г. безоговорочной победой Армении. Под армянским контролем оказались, в целом, 13,4% территории Азербайджана. От территории бывшей советской НКАО армяне контролировали 92,5%, а от территории самопровозглашенной в январе 1992 г. НКР (она была больше НКАО) – 85%. Азербайджанцы удержали небольшие территории на северо-востоке бывшей НКАО, зато потеряли районы, не относившиеся к Карабаху, расположенные между этой республикой и территориями Армении и Ирана.

Возобновление войны за Нагорный Карабах было абсолютно неизбежным, поскольку за 26 лет, прошедших с окончания первой войны за этот регион, позиции сторон остались непримиримыми и взаимоисключающими. Заявления международных посредников о том, что карабахский конфликт «не имеет военного решения», являлись не более чем лицемерной демагогией. Любой территориальный конфликт имеет только военное решение. Мирным оно может стать только в том случае, если одна из сторон добровольно капитулирует из-за каких-то внутренних проблем. Однако в данном случае ни одна из сторон не видела ни малейших причин для подобной капитуляции. Международными посредниками предлагалось, впрочем, как бы компромиссное решение – армяне должны были вернуть Азербайджану районы, не относящиеся к НКР при сохранении за ними Лачинского коридора между НКР и Арменией. Однако это кардинально ухудшало стратегическое положение НКР, к тому же даже в рамках такого компромисса Баку отказывался предоставлять Карабаху независимость. Поэтому компромисс не состоялся, других вариантов «мирного решения», устраивающего обе стороны, тем более не было и быть не могло.

Основной политической ошибкой Еревана стало то, что он так и не признал независимость НКР. При этом во время осенней войны 2020 г. он требовал такого признания от т.н. «мирового сообщества», что напоминало откровенный сюрреализм.

Непризнанием НКР Ереван сам создал отличный предлог для России не вмешиваться в конфликт. Боевые действия велись на территориях, которые юридически принадлежат Азербайджану. Соответственно, в политическом плане действия азербайджанской стороны в Карабахе можно считать аналогом российских действий в Чечне в 90-е и 2000-е. При этом применительно к событиям в Крыму и Донбассе (а ранее в Абхазии и Южной Осетии) Россия, наоборот, находится в роли «Армении», но поскольку Армения не признала независимость бывших грузинских автономий и российскую принадлежность Крыма и полностью абстрагировалась от конфликта в Донбассе, Москва легко игнорировала такие аналогии. Кроме того, Москве крайне не нравились ни прозападная политическая ориентация нынешних армянских властей, ни тот способ, которым премьер-министр Никол Пашинян и его сторонники в 2018 г. пришли к власти в Ереване. Наконец, нельзя не принимать во внимание, что абсолютное большинство граждан России выступало за полный нейтралитет Москвы в данном конфликте. Причем, как правило, этот нейтралитет проявляется в достаточно жесткой форме («чума на оба ваши дома»). Среднее и старшее поколения россиян хорошо помнят, что именно три республики Закавказья наряду с тремя республиками Прибалтики в 80-е гг. наиболее активно требовали независимости от «советской империи». Получив столь желанную свободу, бывшие союзные республики теперь за нее платят. Абхазия и Южная Осетия, Крым и Донбасс, Нагорный Карабах, Ош, Андижан, чрезвычайно кровавая гражданская война в Таджикистане – это и есть та самая свобода от Москвы, которую они так хотели. В едином государстве война, подобная карабахской, была бы невозможна. Но республики не хотели жить в едином государстве. Современная Россия не несет ни юридической, ни моральной ответственности за советские нарезку границ и иерархию народов, лежащую в основе большинства постсоветских конфликтов, российское правопреемство по отношению к СССР носило чисто технический характер. Совершенно непонятно, почему Россия должна решать проблемы этих стран, получивших столь желанную независимость (причем проблемы стали, как раз, следствием этой независимости). Если Россия вмешалась бы в конфликт на стороне Армении и начала нести ощутимые материальные и, тем более, людские потери, это вызвало бы полное неприятие со стороны российского общества и создало бы для Кремля очень большие политические проблемы.

Что касается ОДКБ, то не только все три страны Центральной Азии, но даже и Белоруссия в данном конфликте внешне были нейтральны, а фактически поддерживали Азербайджан. Таким образом, задействование механизмов ОДКБ было невозможно не только юридически (поскольку против собственно Армении агрессия не совершалась), но и фактически, поскольку это привело бы к явной демонстрации того, что эти механизмы не работают.

В США и Франции имеются сильные армянские диаспоры, поэтому в политическом плане обе эти страны занимают скорее проармянскую позицию. Однако эта позиция, по сути, свелась к чистой риторике, причем в США даже и она была не очень заметна. Ни Вашингтон, ни Париж не имеют практических рычагов для влияния на ситуацию, к тому же США были полностью поглощены электоральным процессом. Поэтому их роль в данном конфликте была очень близка к нулевой.

Для Турции сам по себе Нагорный Карабах особого интереса, видимо, не представляет. Однако ей нужен союз с Азербайджаном в рамках действий Эрдогана по воссозданию Османской империи в новом формате. Кроме того, инициировав атаку Азербайджана на Карабах, Анкара, тем самым, открыла еще один фронт против России, прямо вторгшись в ее сферу влияния и ударив по ее формальному союзнику. Очевидно, Эрдоган хочет некоего «большого размена» с Россией, в который, кроме Карабаха, будут включены Сирия и Ливия.

В ноябре 2020 г., после захвата азербайджанскими войсками Шуши, положение армян стало в военном плане безнадежным, они потеряли шансы хотя бы «зацепиться» за новые оборонительные рубежи. Именно в этой ситуации Москва добилась подписания трехстороннего мирного договора. С военной точки зрения можно сказать, что Москва «украла победу» у Баку и Анкары. Впрочем, для Азербайджана и такой вариант стал огромным успехом. Понеся не слишком большие потери, он вернул себе до 70% утраченных в начале 90-х территорий, в т.ч. все районы, не относящиеся к НКР. При этом Баку не стал проводить этническую чистку, сохранил нормальные отношения с Москвой и уже поэтому не превратился в полную марионетку Анкары. Вообще, следует признать, что Ильхам Алиев – чрезвычайно сильный и умный политик, его можно считать главным триумфатором этой войны.

Турция же не может быть полностью довольна. Инициировав войну с целью максимального подрыва позиций России на Кавказе, она организовала победу Азербайджану, но была исключена из миротворческого процесса, хотя совершенно открыто и очень активно набивалась в его участники наравне с Россией. Впрочем, не исключено, что в Азербайджане теперь будут развернуты турецкие войска без всякого миротворческого статуса, просто в роли союзников Азербайджана. И это на порядок хуже для России, чем «войска НАТО в Балтии». Более того, скоро мы совершенно точно увидим не мифические «базы НАТО под Харьковом», а тесный военно-политический союз Турции и Украины с целью повторения карабахского опыта в Донбассе. Парировать это можно лишь через усиление давления на Турцию в Сирии и Ливии. Впрочем, опять же, очень многое будет зависеть от Алиева. Как это ни парадоксально, сейчас он гораздо больше нужен Эрдогану, чем Эрдоган – Алиеву. И крупный турецкий военный контингент на азербайджанской территории Алиеву теперь, объективно говоря, совершенно ни к чему. Азербайджанский президент взял у своего амбициозного турецкого коллеги всё, что хотел, а теперь может проводить вполне независимую политику.

Поскольку, несмотря на описанные выше проблемы, формальный союз между Москвой и Ереваном сохраняется, полный разгром Карабаха становился для Кремля серьезной «потерей лица». Добившись подписания мирного договора, Москва оказалась не просто спасителем Армении и Карабаха, но еще больше укрепляется в статусе единственного гаранта самого их существования. Москве удалось не допустить слишком значительного укрепления позиций Анкары на Кавказе. При этом пятилетний срок действия договора позволяет не превращать российских миротворцев в «вечных заложников» Еревана, Баку и Анкары.

Совершенно очевидно, что до конца конфликт по-прежнему не решен: в Баку считают, что вопрос политического статуса остатков Карабаха закрыт, у Еревана противоположное мнение, там, наоборот, этот вопрос считают ключевым. При этом новое стратегическое положение Карабаха является безнадежным, оборонять его при новой конфигурации границ и размерах оставшейся территории невозможно. К тому же армия НКР в значительной степени разгромлена, а большая часть того, что от нее осталось, выведена на территорию Армении и вернуться обратно вряд ли сможет. В 2025 г. Баку может официально заявить об отказе от мирного договора, у Москвы после этого не будет формальной возможности сохранить присутствие своего контингента в Карабахе без прямого конфликта с Азербайджаном. Удастся ли Москве, как она пытается сделать сейчас, «связать» Баку и Ереван транспортными коммуникациями, ставя их во взаимную зависимость (железная дорога из Армении в Россию пройдет через Азербайджан, из основной части Азербайджана в Нахичевань и Турцию – через Армению) – сказать сейчас невозможно. По крайней мере, в Армении этим подходом крайне недовольны.

Поэтому Армении теперь необходимо радикальное наращивание военного потенциала во всех компонентах (сухопутные войска, ВВС, ПВО) с закупкой современных вооружений в адекватных количествах, а не по несколько единиц, как было до последней войны. Т.е. страна должна стать «кавказским Израилем». Если этого сделано не будет, а будет продолжена политика «многовекторности», через пять лет она получит не только азербайджанские войска в Степанакерте (который навсегда станет Ханкенди), но и турецкие в Ереване, а НАТО выразит по этому поводу серьезную озабоченность и призовет стороны к решению вопроса мирным путем. Если у Еревана мало денег, ему должны помочь очень богатые и как бы очень влиятельные зарубежные армянские диаспоры (подобно тому, как становлению Израиля помогали еврейские диаспоры). Кроме того, Ереван должен официально признать независимость НКР хотя бы в нынешних границах.

Впрочем, даже с помощью диаспор Еревану будет объективно крайне сложно (если вообще возможно) добиться хотя бы равенства сил с Азербайджаном, слишком велико сейчас военное и экономическое превосходство последнего. К тому же союзником Баку является Анкара, а в Ереване пока не видно адекватного субъекта государственного и военного строительства, видны лишь полная деморализация и поиск виновных.

Соответственно, Еревану нужно стать особым, эксклюзивным союзником Москвы, других вариантов у него нет. Одной только 102-й базы в Гюмри теперь уже мало. Если же быть откровенным до конца, то настоящую гарантию безопасности Армении даст лишь ее юридическое возвращение в состав РФ. Нет ни малейших сомнений, что Ереван на это не пойдет. Что по этому поводу думают простые жители Армении – сказать сложно. Но их в любом случае никто не спросит.

Александр Храмчихин
04 февраля 2021 16:38 273
0
0