Кавказ
Кавказ
Главная / Военная аналитика / Геополитика / Кавказ / Смертельный кавказский узел
Смертельный кавказский узел

Геополитическая ситуация на Кавказе с момента распада СССР отличается исключительной сложностью. Здесь находятся два «частично признанных» государства (Абхазия и Южная Осетия, ранее входившие в состав Грузии) и «совсем непризнанный» Нагорный Карабах, ранее – часть Азербайджана, а теперь – де-факто единое целое с Арменией. 

После «пятидневной войны» 2008 года между Россией и Грузией нет дипломатических отношений, но и шансов на военный реванш у Тбилиси тоже нет. Вторая война за Нагорный Карабах между Арменией и Азербайджаном практически неизбежна, поскольку решить проблему мирным компромиссным путем объективно невозможно. Армения является близким союзником России по ОДКБ, но и с Азербайджаном у России достаточно хорошие отношения, в т.ч. и в военно-технической сфере: в последние годы Баку приобрел у Москвы значительное количество современного оружия.

Давно существовали опасения, что практически неизбежная новая война между Арменией и Азербайджаном может очень легко перерасти в войну между их «старшими товарищами» - Россией и Турцией соответственно. Особенностью ситуации является то, что «старшие» не граничат со своими «младшими» союзниками, зато граничат с «младшими» противниками: Россия с Азербайджаном, Армения – с Турцией. Однако в последние месяцы в этом регионе складывается совершенно новое положение вещей – Москва и Анкара вполне могут начать воевать напрямую, т.е. не «младшие» втянут в войну «старших», а наоборот.

Многолетний «роман» Москвы с Анкарой завершился вполне естественным разрывом. В Кремле, видимо, слишком сильно верили в марксистскую догму насчет примата экономики над политикой. На самом деле, политика всегда будет сильнее и важнее экономики, а политические интересы России и Турции всегда были не просто разными, а диаметрально противоположными, что и выявилось в Сирии. В итоге сейчас стало вероятным прямое военное столкновение между Россией и Турцией, которое начнется в Сирии, но, разумеется, сразу выйдет за пределы этой страны. Идущие сейчас переговоры о перемирии в Сирии от такой войны гарантией совершенно не являются. Во-первых, перемирие может вообще не состояться (либо будет очень быстро нарушено), во-вторых, Анкара может иметь на него свой взгляд. Поведение Эрдогана, который, вслед за Москвой, поругался и с Вашингтоном, вообще начинает вызывать вопросы по поводу его психической адекватности. Соответственно, от Турции можно ждать абсолютно чего угодно. Война, разумеется, отнюдь не неизбежна, но и отнюдь не исключена.

Сухопутная граница между Россией и Турцией, как известно, отсутствует, из-за чего окажется на передовой российская 102-я военная база в Армении, находящаяся рядом с армяно-турецкой границей (в Гюмри). Если Турция ударит по этой базе первой, вопросы по поводу ее участия в войне снимаются, придется воевать и Армении, ведь удару подвергнется ее территория. Если Турция не захочет первой открыть северо-восточный фронт, для Москвы и Еревана возникнет сложная дилемма – задействовать ли 102-ю ВБ и ВС Армении в ударе по Турции. Даже совместный их потенциал значительно уступает потенциалу ВС Турции, однако в этом случае Анкаре придется воевать практически по всем азимутам, что станет для турецких военных чрезвычайно серьезной проблемой.

Армения окажется перед смертельной угрозой войны с многократно более сильным противником при наличии угрозы еще и удара с севера от ВС Азербайджана. Соответственно, возникнет опасность полного военного разгрома с оккупацией всей страны и, разумеется, безвозвратной потерей Карабаха. С другой стороны, прямо выступив на стороне России, Ереван получает репутацию единственного настоящего, а не на словах, союзника (а не клиента) Москвы, при этом имеет шанс (в случае победы России, которая весьма вероятна) избавиться от главной угрозы (турецкой), как минимум, очень надолго. Более того, в случае серьезного военного поражения Турции, в Баку совершенно точно не рискнут пойти на военный вариант возвращения Карабаха в любом обозримом будущем. Выбор для Еревана будет исключительно сложным, но уклониться от него не удастся.

Ничуть не менее простым будет и выбор Азербайджана. Если между Россией и Турцией начнется война, которая втянет в себя и Армению, в Баку возникнет сильнейший соблазн нанести удар с севера по Карабаху, пользуясь тем, что армянские ВС будут полностью задействованы на турецком фронте. Однако в этом случае сам Азербайджан имеет «отличный» шанс тоже получить удар с севера, из России (т.е. существует далеко ненулевая вероятность того, что российская техника, проданная Азербайджану, будет воевать не только против нашего ближайшего союзника, но и против самой Российской армии). Более того, существует значительная вероятность того, что Иран будет не просто сочувствовать российско-армянской коалиции, но и напрямую воевать на ее стороне. Тогда Азербайджан получит удар еще и с юга, от ВС Ирана, делая шансы не то что на победу, но и на выживание, нулевыми. Из-за этого в Баку будут сначала наблюдать за развитием ситуации на фронте и если она начнет складывать не в пользу Турции, воздержатся от участия в войне. Однако в этом случае о Карабахе Азербайджану можно будет забыть, как минимум, на десятилетия, как максимум – навсегда. 

В крайне неоднозначном положении будет и Тбилиси. Грузия в географическом плане окажется между двумя противниками, заодно блокируя для России коммуникации со своей 102-й военной базой в Армении и собственно с Арменией. Одним фактом этой блокады Грузия автоматически окажется на стороне Турции, поэтому в Тбилиси может возникнуть соблазн попросить у Анкары помощи в возвращении своих бывших автономий. Правда, в этом случае Грузия сама себя подставляет под полномасштабный удар со стороны России. На этот раз, в отличие от августа 2008 года, в Кремле не примут политического решения остановить войска в 40 км от Тбилиси. Наоборот, там решат пробить Грузию насквозь, установив, тем самым, прямую связь с Арменией и именно на грузинской территории вступить в решающий бой с турецкой армией. 

Сложно сказать, утратит ли в этом случае Грузия независимость и потеряет ли еще какие-то территории (например, Аджарию или населенную армянами Джавахетию). Но экономический ущерб в любом случае будет гигантским, окончательно прекратят свое существование и ВС Грузии. И уж тем более можно будет окончательно забыть о возвращении Абхазии и Южной Осетии.

Проблемы возникают у еще одной страны, к Кавказу не относящейся – у Казахстана. Казахстанско-турецкие отношения были почти такими же тесными, как казахстанско-российские. Это, в частности, относилось и к сфере военного строительства. Вплоть до того, что именно с турецкой помощью создавался вариант танка Т-72 «Шагыс» для ВС Казахстана. Автор данной статьи был в Астане на военной выставке «KADEX-2012». Очень бросилось в глаза то, что из четырех огромных ангаров-павильонов, предоставленных иностранным участникам выставки, два были смешанными, а два – мононациональными: один российским, а другой – турецким. При входе в турецкий павильон бесконечно крутился рекламный ролик средств ПВО от компании Aselsan. На этом ролике турецкие ЗРК лихо сбивали российские Су-30 и Ка-52. Это было весной 2012 года, за 3,5 года до нынешнего конфликта, когда российско-турецкие отношения казались просто прекрасными.

В отличие от стран Закавказья, у Казахстана нет опасности напрямую втянуться в возможную российско-турецкую войну. Но проблема, тем не менее, есть и сама теперь уже не рассосется. Как и многим другим постсоветским странам, Казахстану придется делать выбор. 



Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа
15 февраля 2016 10:29 987
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи