Кавказ
Кавказ
Карабахский тупик

Проблема непризнанных государств, как известно, возникла из-за неразрешимого противоречия между двумя основополагающими принципами международного права: нерушимости границ и права наций на самоопределение. Ситуация почти всегда усугубляется тем, что непосредственной причиной создания непризнанных государств становятся конфликты этнического и/или религиозного характера, иррациональные по своей сути и, именно поэтому, совершенно непримиримые в психологическом плане. Они сопровождаются взаимными этническими чистками, проводимыми с крайней жестокостью, а такое не забывается очень долго. Карабахский конфликт – один из ярчайших примеров подобного рода.

При этом надо отдавать себе отчет в том, что проблемы, подобные карабахской, еще ни разу не были решены мирным путем. Никогда непризнанное государство не возвращалось добровольно в состав страны (назовем ее метрополией), от которой ранее отделилось военным путем.

Других вариантов может быть три:

1. Бывшая метрополия признает независимость непризнанного государства. До сих пор был только один «полноценный» подобный прецедент: признание Эфиопией независимости Эритреи. Он возник только потому, что эритрейские сепаратисты в 1991 г. приняли непосредственное участие в свержении эфиопского правительства. Их эфиопские союзники в тот момент не могли отказать эритрейцам в признании независимости, к тому же они просто не имели сил для того, чтобы удержать мятежную провинцию. В 2011 г. добавился второй аналогичный прецедент – Южный Судан легитимно отделился от Судана и был признан последним. Естественно, для Баку такой вариант в отношении НКР сегодня совершенно исключен.

2. Метрополия силовым путем восстанавливает свой суверенитет над непризнанным государством, после чего все вопросы и противоречия снимаются. К этой категории относятся Биафра в Нигерии, Катанга в Заире (ныне Демократическая Республика Конго) в 60-е – 70-е гг. ХХ в., Сербская Краина в Хорватии и Чечня в России в новейший период. Аналогичная попытка Грузии в отношении Южной Осетии обернулась провалом.

3. Вопрос «зависает» надолго. К этой категории относятся Северный Кипр, Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия, Нагорный Карабах, Косово. Впрочем, внутри этой последней категории выделилась "подкатегория" частично признанных государств – Косово (признано почти 100 странами), Абхазия и Южная Осетия (4), Северный Кипр (1), которые, к тому же, оказались под очень сильной военной защитой (НАТО, России и Турции соответственно). "Совсем непризнанными" остались лишь Приднестровье и НКР.

Поэтому мирное решение карабахского конфликта – иллюзия. Война обязательно будет. Просто потому, что для Баку принципиально неприемлема ситуация, когда он не контролирует 20% территории страны. Для Еревана и Степанакерта же принципиально неприемлем отказ от независимости Карабаха и от оккупации прилегающих к нему районов собственно Азербайджана, через которые обеспечивается территориальная связь НКР с Арменией. А внешней мощной военной силы, которая стала бы гарантией от азербайджанской угрозы, за Арменией и Карабахом нет.

Азербайджан благодаря нефтяным доходам активно наращивает военную мощь, его военный бюджет в 4 раза больше, чем у Армении. Главным поставщиком вооружений для Баку стала Украина, но вообще оружие приобреталось во многих странах. В т.ч. и в России. В числе этих поставок (некоторые еще не завершены) – 62 танка Т-72 и 94 Т-90С, 100 БМП-3, 24 БТР-80А, 18 САУ 2С19 «Мста», 18 РСЗО «Смерч», 6 огнеметных РСЗО ТОС-1А, 2 дивизиона ЗРС С-300П, 24 ударных вертолета Ми-35М, 60 многоцелевых вертолетов Ми-17.

В итоге Азербайджан оказался единственной из 30 стран-участниц ДОВСЕ, который превысил свои договорные квоты, причем сразу по двум классам вооружений – танкам (на 1 января 2012 г. их числилось 381 (283 Т-72 и 98 Т-55), т.е. больше, чем, например, у Великобритании или чем у Голландии, Бельгии и Норвегии вместе взятых) и артиллерии (516 артсистем). Кроме того, Баку декларирует наличие в своих ВС 181 боевых бронированных машин, 79 боевых самолетов и 27 ударных вертолетов. Можно напомнить, что по ДОВСЕ квота каждой из трех закавказских стран составляет по 220 танков, 220 ББМ, 285 артсистем, 100 боевых самолетов и 50 ударных вертолетов. Причем здесь не учтены вышеуказанные российские поставки (кроме Т-72).

Что касается Армении, то, судя по данным, которые она предоставляет по ДОВСЕ, ее ВС остаются стабильными на протяжении многих лет и всё больше уступают азербайджанским. На 1 января 2012 г. Ереван декларировал наличие у себя 110 (102 Т-72, 8 Т-55) танков, 140 ББМ, 239 артсистем, 16 самолетов и 8 вертолетов.

При этом, правда, еще существуют ВС НКР, полностью интегрированные с армянскими. Поскольку эта республика никем не признана, то, естественно, она не перед кем не отчитывается об их численности. По азербайджанским данным ВС НКР имеют 316 танков, 324 ББМ, 322 артсистемы. Эти данные выведены путем арифметических вычислений того, куда делось советское оружие в начале 90-х. При этом не учитываются потери карабахцев в ходе войны начала 90-х (они просто неизвестны) и, с другой стороны, трофеи, взятые армянами у азербайджанцев в ходе той же войны (они тоже неизвестны).

Как было показано выше, Азербайджан сегодня добился над Арменией почти 4-кратного превосходства в танках, почти двойного – в артиллерии и в ударных вертолетах и почти 5-кратного – в боевых самолетах. Правда, ВС НКР при этом не учтены. Есть основания подозревать, что сухопутные войска Карабаха, как минимум, не меньше армянских. Следовательно, преимущество Азербайджана на суше если и имеется, то весьма незначительное. На стороне армян играет география. За 20 лет, прошедших после прекращения активных боевых действий, граница НКР (т.е., по сути, линия фронта) прекрасно укреплена, чему очень способствовал горный рельеф местности (обороняться в горах гораздо проще, чем наступать).

При этом надо иметь в виду еще и то, что, как показала первая война, армяне воюют гораздо лучше азербайджанцев. Почему – ответа нет. А факт есть. Конечно, в начале 90-х только что созданные ВС Азербайджана еще мало напоминали регулярную армию, гораздо больше они походили на некое партизанское формирование (пусть и с танками, артиллерий и авиацией). Но то же самое в полной мере относилось и к армянской стороне. За истекший период ВС обеих (точнее – всех трёх) сторон конфликта прошли большую эволюцию в направлении превращения в регулярные ВС. И есть подозрение, что преимущество армян в боевой и психологической подготовке никуда не делось.

Следовательно, для успешного наступления (т.е. полного возврата потерянных территорий) азербайджанский потенциал всё еще недостаточен. В лучшем случае азербайджанские войска смогут продвинуться на несколько километров, после чего воевать им станет просто нечем. Правда, последние закупки в России могут несколько изменить ситуацию. В частности, РСЗО «Смерч» и ТОС-1А могут сильно помочь взломать армянскую оборону.

Лишь в воздухе Азербайджан имеет несомненное преимущество. Особенно в истребителях, где оно составляет 50:1. У Азербайджана имеется 5 МиГ-21, 32 МиГ-25 и 15 МиГ-29, у Армении – 1 МиГ-25. Правда, надо сказать, что МиГ-25 - очень специфический самолет. В войсках ПВО СССР он был предназначен для борьбы со стратегическими бомбардировщиками и разведчиками США, а не для маневренного воздушного боя. Для решения тактических задач он не годится. Кроме того, МиГ-25 просто очень сильно устарел, в России он снят с вооружения еще в начале 90-х. Еще сильнее устарел МиГ-21. Лишь МиГ-29 можно считать современным самолетом.

Что касается ударной авиации, то у Азербайджана имеется 5 фронтовых бомбардировщиков Су-24, столько же старых штурмовиков Су-17 и 19 более новых Су-25. У Армении есть только 15 Су-25. И по ударным вертолетам Ми-24 у Азербайджана тройное превосходство (26:8). Главное же в том, что благодаря абсолютному превосходству Азербайджана в истребителях Армения просто не сможет применить свои штурмовики и вертолеты, а вот азербайджанские смогут воевать беспрепятственно.

Но, всё же, ударная мощь азербайджанских ВВС (40 бомбардировщиков, штурмовиков и вертолетов) не настолько велика, чтобы внести решительный перелом в войну на суше. Кроме того, у Армении и НКР есть наземная ПВО (не менее 20 ЗРК "Оса", не менее 40 ПЗРК "Игла", до 4 дивизионов ЗРС С-300ПТ/ПС, неизвестное количество ЗРК "Круг", С-75, С-125, "Стрела-10", ПЗРК "Стрела-2", ЗСУ "Шилка"), которая в горах может быть очень эффективной. В ходе первой войны армяне сбили два десятка самолетов и вертолетов противника.

Если говорить о внешних силах, то главным стратегическим союзником Еревана остается Москва, главным союзником Баку – Анкара. На территории Армении (в Гюмри) находится российская 102-я военная база, которая сегодня является крупнейшей российской военной группировкой за пределами страны. Она была создана на основе 127-й мсд ЗакВО. На вооружении – около 100 танков, около 300 БМП и БТР, примерно по 20 САУ и РСЗО. В состав группировки входят также 18 истребителей МиГ-29 на 3624-й авиабазе (Эребуни) и зенитно-ракетная бригада С-300В (в самой России этих очень мощных ЗРС всего 4 бригады). Т.е. российские войска на территории Армении сильнее ВС этой страны. На базе служит значительное количество армян, имеющих российское гражданство. Понятно, что за Армению они будут воевать, как минимум, не хуже, чем за Россию.

Армения является членом ОДКБ, т.е. Россия, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан обязаны в случае войны (по крайней мере, если ее начнет Азербайджан) прийти ей на помощь. Правда, нет почти никаких сомнений, что в реальности этого не случится. Москва из-за нефтегазовых проблем, не позволяющих ей всерьез ссориться с Баку (как было сказано выше, она даже поставляет Азербайджану самые современные наступательные вооружения), и вообще из-за нежелания ввязываться в серьезную войну найдет себе «отмазку»: Азербайджан ведь атакует не саму Армению, а НКР, которая никем не признана. При этом «забудется» тот факт, что совершенно аналогичное поведение Грузии в 2008 г. – атаку на никем не признанную Южную Осетию – Москва объявила вероломной агрессией. Представить же, что на помощь Армении придут другие страны ОДКБ настолько абсурдно, что нет смысла и обсуждать данный вопрос.

С другой стороны, Турция тоже воевать за Азербайджан не пойдет из-за риска прямого военного столкновения с Россией (в лице ее группировки в Армении). «Отмазкой» будет то, что войну начал Азербайджан, а это нехорошо.

Иран во время предыдущей армяно-азербайджанской войны очень ясно показал, какой химерой является "исламская солидарность", поддержав не мусульманский (более того – шиитский!) Азербайджан, а православную Армению. Это объяснялось крайне плохими на тот момент отношениями Ирана с Турцией – главным покровителем Баку. Сейчас ирано-турецкие и ирано-азербайджанские отношения заметно улучшились, но и ирано-армянские ничуть не ухудшились. Нет оснований сомневаться, что Иран сохранит нейтралитет, может быть, лишь более сбалансированный, чем в начале 90-х.

Что касается Запада, то на его позицию будут действовать два противоположных фактора – мощная армянская диаспора (особенно в США и Франции) и исключительная важность Азербайджана для многочисленных нефтегазовых проектов, альтернативных российским. Сделать выбор тут сложно. Впрочем, военное вмешательство в карабахскую войну со стороны США, не говоря уж о европейских странах, абсолютно исключено. Запад просто будет яростно требовать от Еревана и Баку как можно скорее прекратить войну. Как, кстати, и Россия.

Соответственно, как и полтора десятилетия назад, если война начнется, то она будет идти только между Азербайджаном с одной стороны и Арменией и НКР с другой. При том что у Азербайджана еще недостаточно сил для того, чтобы рассчитывать на победу с вероятностью хотя бы 50%. Тем не менее, время однозначно работает на него из-за гораздо большей экономической мощи. И именно поэтому сейчас война выгоднее армянам. Пока силы сторон сопоставимы, они могут рассчитывать на победу, т.е. на очень значительное ослабление военного потенциала Азербайджана. Который тому потом придется восстанавливать, минимум, лет 15-20.

Впрочем, у варианта первого удара армянской стороны есть большие минусы. Во-первых, никакого численного превосходства армяне не имеют, поэтому добиться решительного успеха могут лишь в случае достижения полной внезапности, обеспечить которую крайне сложно в условиях, когда обе стороны находятся "на взводе". Во-вторых, очень тяжелыми для армян будут политические последствия, ведь они окажутся агрессорами, атакующими территорию, которая с любой точки зрения принадлежит Азербайджану. В итоге армяне лишатся политической поддержки не только Ирана, но и, почти наверняка, России и Запада. А Турция так и вообще может не сдержаться и нанести удар по Армении.

Поэтому самый выгодный для Армении и НКР вариант – каким-то образом спровоцировать Азербайджан напасть первым, причем как можно скорее. Тем более, у Баку ведь очень "чешутся руки", из-за чего вполне может показаться, что сил для победы достаточно уже сейчас. А поскольку их, как было показано выше, на самом деле недостаточно, то армяне, находясь в выгодном с военной точки зрения положении обороняющихся на прекрасно оборудованной, подготовленной и давно изученной позиции, сумеют решить главную задачу войны – выбьют наступательный потенциал Азербайджана. Заодно с военным, Баку потерпит и полное политическое поражение, как на международной арене, так и в своей стране: сами же развязали войну и опять проиграли! К тому же, НКР тогда станет из совсем непризнанной частично признанной страной: как минимум, ее признает сама Армения.

Таким образом, для Еревана и Степанакерта "промедление смерти подобно". А для Баку смерти подобна спешка. Но и постоянное оттягивание тоже неприемлемо. Таким образом, происходит балансирование на грани войны. Которая рано или поздно начнется. Но армянская сторона на войну не решается, что психологически вполне понятно. Через некоторое, причем довольно короткое время возможность будет окончательно упущена, после чего инициатива полностью перейдет к азербайджанской стороне.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
08 ноября 2013 09:36 1762
4
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи