Общие вопросы и тенденции
Общие вопросы и тенденции
Морские партизаны

Морское пиратство в массовом сознании традиционно ассоциируется с событиями многовековой давности, хотя данная проблема в высшей степени актуальна в наши дни.

Гвинейский и Аденский заливы, Малаккский пролив, Южно-Китайское море – основные зоны активности современных пиратов. Их действиям способствует политическая нестабильность в странах, прилегающих к побережью указанных акваторий, наличие многочисленных удобных убежищ на берегу, интенсивное судоходство в этих районах. Пираты, зарабатывающие грабежом судов и захватом заложников (за которых потом получают солидный выкуп), имеют очень хорошие (особенно по местным меркам) деньги, позволяющие им приобретать скоростные лодки и катера, оружие, средства связи, что делает их промысел еще более эффективным.

Главный же парадокс в том, что с пиратами почти некому бороться. Современное торговое судоходство интернационализировано как, наверное, никакая другая отрасль мировой экономики. Суда, как правило, ходят под "удобными" флагами (Панамы, Либерии, Монголии, Камбоджи и т.д.), их команды почти всегда состоят из представителей нескольких стран. В итоге очень часто бывает неясно, кто именно должен защищать каждое конкретное судно. Страна, коей судно формально принадлежит, в реальности не имеет к нему никакого отношения, кроме того, не располагает силами и средствами для освобождения судов. Панама и Либерия, например, вообще не имеют ВМС, флот Камбоджи состоит из двух старых сторожевых катеров, которые не смогут защитить даже побережье собственной страны, а Монголия, как известно, просто не имеет выхода к морю.

Поэтому захват судна пиратами становится, как правило, проблемой только и исключительно компании-судовладельца, которая нередко не имеет ни средств, ни желания спасать судно и моряков (причем моряки, как уже было сказано, могут не иметь никакого отношения ни к стране, флаг которой развевается над судном, ни к стране, где «прописана» компания-судовладелец). А военно-морские флоты мира просто не готовы к борьбе с данной угрозой. Боевые корабли ведь строились в расчете на борьбу с себе подобными, а также с авиацией и подлодками, но никак не для ловли многочисленных малоразмерных скоростных катеров. Для этого у военных моряков чаще всего просто нет соответствующих средств, борьба с пиратами силами ВМС становится "стрельбой из пушки по воробьям". Пиратских плавсредств очень много, визуально они, как правило, не отличаются от рыбацких лодок. Наверное, количество лодок и катеров, коими располагают одни только сомалийские пираты, сравнимо с численностью надводных кораблей в ВМС всего мира. Оружие современных боевых кораблей таково, что чаще всего не рассчитано на поражение подобных малоразмерных объектов, при этом стоимость боеприпасов (даже артиллерийских снарядов, не говоря уже о ПКР) может превышать стоимость целей.

Разумеется, можно провести антипиратскую кампанию на суше, ведь пираты живут на земле, а не в море. Но это грозит уже очень большими затратами и немалыми людскими потерями. На море для боевых кораблей борьба с пиратами хотя и малоэффективна, но, по крайней мере, совершенно безопасна. А вот на суше будет очень опасно. Поэтому желающих воевать не находится, особенно учитывая вышеописанные факты неясной принадлежности большинства захваченных судов и экипажей.

Но и не бороться с пиратами становится невозможно, поскольку они всё больше наглеют. Особенно сильное впечатление произвел захват в сентябре 2008 года сомалийскими пиратами украинского судна «Фаина» , на борту которого находились 33 танка Т-72, 5 РСЗО БМ-21 и много другого оружия и боеприпасов, предназначавшееся то ли Кении, то ли суданским повстанцам. А 15 ноября того же года был захвачен саудовский супертанкер «Сириус стар» с 2 миллионами баррелей нефти на борту (ее стоимость, таким образом, составляет около 100 миллионов долларов).

Ситуация в этом регионе оказалась наиболее сложной из-за того, что Сомали, по сути, давно прекратило свое существование как единая страна, там царит полная анархия, поэтому пираты на сомалийском побережье чувствуют себя просто великолепно. А проводить наземную операцию совсем никому не хочется, все помнят печальный опыт США 1993-1994 годов (Сражение в Могадишо).

В итоге основные страны мира решили предпринять совместные усилия для решения проблемы хотя бы на море. Теперь с пиратством в Аденском заливе на постоянной основе борются группировка ВМС НАТО, группировка ВМС США (отдельно от НАТО), группировка ВМС Евросоюза (тоже отдельно от НАТО), корабли ВМС Китая, России, Индии, Республики Корея, Ирана. Эти страны часто совершенно несовместимы между собой в международных отношениях, но их корабли отлично взаимодействуют на северо-западе Индийского океана. Имел место совершенно удивительный случай, когда американский эсминец помог отбиться от пиратов грузовому судну из КНДР.

Всё это помогло несколько снизить активность пиратов, но не более того. Тем более что западные моряки слишком щепетильно относятся к нормам международного права. Ведь неясно, по чьим законам надо судить пиратов. Поэтому западники чаще всего просто разоружают захваченных пиратов, после чего отпускают на новые «подвиги».

Радикальное решение проблемы пиратства (проведение сухопутной операции в Сомали) слишком дорого, т.е. нерентабельно. Поэтому решена она не будет, давая возможность всем основным странам мира демонстрировать безупречное сотрудничество в том, чтобы ничего не решать.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
05 мая 2014 11:22 1766
2
0