Восточная Азия
Восточная Азия
Сомнительный приоритет

В конце 2011 году президент Обама провозгласил, что новым военно-политическим приоритетом для Вашингтона становится Восточная Азия, где (с учетом сил в западной части самих США) будет находиться не менее 60% их ВС, в т.ч. 6 из 10 атомных авианосцев, 8 из 14 ПЛАРБ. Практически открыто признается, что это делается с целью сдерживания Китая. 

В связи с этим укрепляется несколько ослабевший в последнее время союз с Японией. Показательно, что Вашингтон совершенно по-разному подходит к проблемам спорных островов, на которые претендует Токио. Формально поддерживая позицию Японии по вопросу южных Курильских островов, Вашингтон официально заявил, что американо-японский договор о совместной обороне на них не распространяется. Т.е., Японии дано понять, что Курильскую проблему она должна решать своими силами, без американской помощи, по крайней мере - военной. Наоборот, Вашингтон официально заявил, что указанный договор распространяется на острова Сёнкаку (Дяоюйдао), за которые обостряется конфликт между Токио и Пекином. Япония больше, чем любая другая страна в мире, вовлечена в разработку американской системы ПРО. По сути, эту систему (по крайней мере, ее морскую составляющую) правильнее было бы назвать не американской, а американо-японской. 

США восстанавливают отношения с Филиппинами, значительно ослабевшие после окончания холодной войны. ВС Филиппин, очень большие по численности личного состава, но крайне слабые с точки зрения технической оснащенности, не могут противостоять растущей мощи НОАК даже с учетом островного положения страны. Это обстоятельство делает практически неизбежным восстановление военного союза между Вашингтоном и Манилой. 

Вашингтон укрепляет связи с Сингапуром. Хотя в этой стране 75% населения составляют этнические китайцы, она остается важнейшим союзником США в регионе. Несмотря на микроскопические размеры, Сингапур обладает очень мощным военным и экономическим потенциалом, в последнее время он активно приобретает самые современные системы вооружений, например, танки "Леопард-2" и истребители F-15SG (модификация F-15E). Предполагается, что именно в Сингапуре будет размещена крупнейшая в регионе ВМБ США, где, в частности, на постоянной основе будут базироваться несколько новейших корветов, построенных по программе LCS. 

Несмотря на сложную историческую память о крайне жестокой 10-летней войне, начали укрепляться двусторонние связи между Вашингтоном и Ханоем. Единственным поводом для такого сближения является противостояние Китаю. ВМС США и Вьетнама уже дважды проводили совместные учения, несмотря на угрозы из Пекина. Вьетнам является самой сильной в военном отношении страной ЮВА и главным потенциальным противником Китая в данном регионе, что резко повышает его значимость для США и заставляет забыть об исторических обидах. 

Еще быстрее укрепляются отношения между Вашингтоном и Дели. Индия всё чаще начинает отдавать предпочтение американскому оружию перед российским. В последние годы она уже приобрела американский ДВКД типа "Остин", транспортные самолеты С-130 и С-17, новейшие противолодочные самолеты Р-8, будут закуплены боевые вертолеты АН-64 "Апач" и транспортные СН-47 "Чинук" (они выиграли индийские конкурсы у Ми-28Н и Ми-26 соответственно). Как и в случае с Вьетнамом, главной причиной сближения является совместное противостояние китайской угрозе. Впрочем, прямое предложение Вашингтона заключить военный союз Дели отклонил, поскольку не верит, что США будут выполнять свои обязательства и опасается, что американцы целенаправленно подставят Индию под конфликт с Китаем, оставшись при этом в стороне.

Наконец, США разместили контингент морской пехоты в Австралии, впрочем, чисто символический (2,5 тысячи человек). Этот шаг носит скорее психологический, чем военный характер, особенно учитывая тот факт, что ВС Австралии и так практически полностью интегрированы с американскими. По сути, Канберра является даже более близким союзником Вашингтона, чем Лондон. 

Таким образом, США создают своеобразное полукольцо вокруг Китая с востока и юга. Тем не менее, значение этих мер не нужно преувеличивать. Надо учитывать общее сокращение военных расходов и, соответственно, военного потенциала США, а также, что гораздо важнее, официальный отказ этой страны от ведения крупномасштабных войн. Данное положение вещей усугубляется общим пацифизмом Обамы, который категорически не готов решать вопросы военным путем, особенно, если речь идет о войне против сильного противника, которая может привести к значительным потерям в людях и технике и к огромным финансовым затратам. 

Развертывание каких-либо крупных воинских контингентов сухопутных войск, морской пехоты и ВВС США в Восточной Азии дополнительно к уже имеющимся в данном регионе, на самом деле, не предусмотрено. Будет лишь несколько усилен ТОФ США за счет передачи нескольких кораблей из состава Атлантического флота. Действия США по сдерживанию Китая будут носить почти исключительно политико-психологический характер в расчете на то, что Пекин всё еще боится прямой военной конфронтации с США. В действительности, в Вашингтоне не рассматривают возможность реальной войны с Китаем (за исключением крайне маловероятной ситуации прямого нападения сил НОАК на ВС США).

Вероятность нападения Китая на Австралию в обозримом будущем исчезающее мала, соответственно, выполнение союзнических обязательств перед ней, на самом деле, проблемой для Вашингтона не является – выполнять их не придется. То же относится к Сингапуру. В случае военного конфликта между Китаем и Японией США будет сложно избежать участия в боевых действиях, однако нет особых сомнений, что ВВС и ВМС США ограничатся действиями на море и в воздухе в нейтральных водах и над территорией Японии, не затрагивая территорию Китая и даже такие действия сведя к минимуму. Целью Вашингтона будет не победа над Китаем, а недопущение поражения Японии и восстановление политического статус-кво. Примерно такой же способ действий США выберут в случае конфликта между Китаем и Филиппинами. 

Единственной целью американцев будет не допустить прямого вторжения НОАК в эту страну и восстановить довоенный статус-кво. Индия и Вьетнам не могут рассчитывать даже на такой ограниченный вариант помощи со стороны Вашингтона. В случае войны этих стран против Китая максимум, на что пойдут США – поставки им оружия, которые, впрочем, будут почти бесполезны для Индии и совершенно бесполезны для Вьетнама, поскольку во время войны им просто некогда будет это оружие осваивать (сейчас у Индии мало американского оружия, а у Вьетнама его вообще нет). В этом плане отказ Индии от прямого союза с США представляется абсолютно адекватным: Вашингтон на самом деле не будет выполнять союзнических обязательств перед Дели, но может целенаправленно подтолкнуть Индию к войне с Китаем. Прекрасно всё понимают и в Ханое. Весьма показательно, что в марте 2015 года Вьетнам немедленно отверг требование США не предоставлять ВВС России аэродром в Камрани. Отношения с Москвой для Ханоя гораздо важнее, чем отношения с Вашингтоном даже применительно к проблеме противостояния Китаю.

Тем более, нет никаких шансов, что США даже в ограниченном "японском" варианте будут воевать против Китая в случае его вторжения на Тайвань. Если спор за острова Сёнкаку (Дяоюйдао) не носит для Пекина принципиального характера и он может удовлетвориться сохранением статус-кво, то тайваньский вопрос для Пекина абсолютно принципиален и здесь он пойдет до конца. В Вашингтоне это прекрасно понимают и выполнять своих обязательств перед Тайванем не будут. 

При этом, разумеется, о своей неготовности к войне США никогда не объявят. Наоборот, сдерживание Пекина будет заключаться в демонстрации готовности американских ВС к самым решительным действиям, если Пекин начнет агрессию против соседей. Расчет Вашингтона состоит в том, что в его решимость поверят как Пекин, так и его соседи.

Таким образом, в ближайшие годы противостояние США и КНР будет, на самом деле, носить не военный, а психологический характер. Возможность экспансии Китая в соседние страны и регионы будет определяться исключительно тем, смогут ли в Пекине понять, что США не готовы к реальной войне против Китая. Впрочем, в любом случае соотношение экономических и военных потенциалов США и Китая будет неизбежно меняться в пользу Китая, что автоматически будет способствовать росту китайской решимости и дальнейшему снижению решимости американской.

Что касается соседей Китая, то для них самой большой ошибкой будет надежда на помощь со стороны США. Им необходимо как можно быстрее понять необходимость опоры на собственные силы (особенно это относится к Тайваню) и заключения военно-политических союзов между собой. Пока, по-видимому, такое понимание имеется только у Индии. Данное обстоятельство еще более усугубляется тем, что в связи с событиями на Украине, в Ираке и Сирии США не смогут минимизировать свое присутствие в Европе и на Ближнем Востоке. Из-за этого перенос военных усилий США в Восточную Азию может, в конце концов, оказаться полной фикцией.



Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
16 марта 2015 12:44 1412
0
0