Корейский полуостров
Корейский полуостров
Последний шанс Сеула
Ситуация на Корейском полуострове имеет явную тенденцию к обострению. В тоже время, как Пхеньян, так и Сеул важнейшей задачей своей политики ставят объединение страны, которая была искусственно разделена в 1945 г. При этом ВС КНДР и ВС Республики Корея находятся в состоянии стратегического пата – ни одна из сторон не может разгромить и захватить другую.

Всю ответственность за перманентную напряженность на Корейском полуострове принято возлагать на Пхеньян, по этому поводу существует практически всемирный консенсус, который воплощается в регулярных резолюциях Совбеза ООН с очередными порциями санкций против КНДР. Есть некоторое ощущение, что данная политика «мирового сообщества» совершенно контрпродуктивна.  

По поводу бесконечных санкций в ответ на реализацию северокорейской ракетно-ядерной программы, Пхеньян справедливо указывает на двойные стандарты в позиции «мирового сообщества». Например, 30 января 2013 г. Республика Корея повторила успех северян, запустив свой первый спутник с помощью ракеты KSLV (первая ступень этой ракеты изготовлена в России). Почему-то никто не подумал вводить против Сеула санкции или хотя бы просто осудить его. Что и правильно, каждая страна имеет право на космические запуски. Но именно каждая. Если имеет право Корея Южная, то почему не имеет права Северная? Да, технологии производства ракет-носителей и межконтинентальных баллистических ракет тесно связаны (хотя и не идентичны). Но двойных стандартов быть не должно. 

Это же относится к обладанию ядерным оружием. Сохранить втайне технологию 70-летней давности невозможно. Однако почему-то иметь его можно лишь пяти странам (постоянным членам Совбеза). Это уже двойной стандарт. Но дальше стало еще хуже: выяснилось, что можно успешно реализовать принцип «кто смел, тот и съел». Это сделали ЮАР (позже саморазоружившаяся, но это ее собственный выбор), Израиль, Индия и Пакистан. И им за это абсолютно ничего не было, наоборот, лишь повысился их международный статус и, что чрезвычайно важно, военная безопасность. Возможность агрессии против любой из них снизилась почти до нуля. Почему КНДР не имеет право пополнить эту компанию? Это уже получается не двойной, а тройной стандарт. Если даже притянуть за уши аргумент о том, что Израиль и Индия – демократические страны, то смертельную опасность для всего человечества ракетно-ядерного арсенала ВС Пакистана не рискнет отрицать никто. Но почему-то никто не душит Исламабад санкциями, наоборот, его всячески обхаживают, дают много денег и оружия. При этом все указанные «новые» ядерные страны развивают и ракетные программы (в частности, Индия создает МБР с ядерной БЧ), Израиль и Индия запускают ИСЗ, но санкций против них никто не вводит и даже не требует этого. 

Как говорится в заявлении МИД КНДР от 12 февраля 2013 г., «в истории ООН, которая насчитывает более 60 лет, по всему миру были проведены более 2 тысяч ядерных испытаний и 9 тысяч запусков спутника, но еще никогда не были приняты резолюции Совбеза ООН, запрещающие ядерное испытание или космические пуски». И ведь, в общем-то, не возразишь. Несправедливое наказание вызывает не желание исправиться, а ожесточение, что и происходит на деле.  

Северокорейские идеи «чучхе» («опора на собственные силы») и «сонгун» («приоритет армии») усилиями западной и южнокорейской пропаганды успешно превращены в карикатуру, чем до определенной степени способствует весьма своеобразный стиль подачи этих идей самими северными корейцами. Между тем, если освободить эти концепции от коммунистической идеологии (что, на самом деле, очень легко), то они вполне нормальны и абсолютно обоснованы: если страна хочет проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, то без «чучхе» и «сонгуна» не обойтись. Значительная часть человечества об этом забыла, решив отказаться от самостоятельной политики. Это их выбор, но никто не может отказать КНДР в праве на свой выбор. Всё сильнее создается ощущение, что КНДР наказывают за этот выбор, а не за что-то другое: такая маленькая страна не должна быть самостоятельной. 

Бойцы Южной Кореи

Самостоятельность Пхеньяна становится категорически недопустимой не только для Вашингтона (тут комментарии не нужны), но и для Пекина, которому КНДР интересна исключительно в качестве буфера и бессловесной марионетки. Поэтому на протяжении последних лет отношения между Китаем и КНДР стремительно ухудшаются. Пекин почти открыто формирует на своей территории «альтернативные» органы власти и армию Северной Кореи из перебежчиков из этой страны. Фактически, сейчас имеет место сговор Вашингтона и Пекина с целью свержения режима в Пхеньяне путем его экономического обрушения. Поэтому и проект последней резолюции Совбеза ООН с резким ужесточением санкций против КНДР (принята 2 марта с.г.) они разработали совместно. При этом как Вашингтон, так и Пекин надеются после этого поставить Северную Корею под свой полный контроль. Т.е. после свержения Ким Чен Ына интересы США и КНР станут противоположными, но до этого момента они совпадают. 

Москва категорически не заинтересована в подобном развитии событий, но она оказалась не готова в одиночку наложить вето на резолюцию Совбеза ООН о санкциях против КНДР (хотя и пыталась оттянуть ее принятие). Пожалуй, это самая большая внешнеполитическая ошибка Москвы за последние годы. Голосовать за эту резолюцию было вдвойне недопустимо потому, что Россия сама находится под незаконными санкциями. И постоянно говорит о том, что любые санкции вообще контрпродуктивны. В отношении корейской проблемы это совершенно справедливо, только почему-то в данном случае Москва забыла о собственных заявлениях. 

Впрочем, гораздо большую ошибку, чем Москва, совершает Сеул.

Необходимо еще раз напомнить уникальную специфику межкорейского конфликта – непримиримые враги ставят в качестве главной политической цели объединение. И это требует от обеих сторон подходов, которые коренным образом отличаются от поведения участников других конфликтов. Например, Армения и Азербайджан очень долго были в составе одной страны, но в будущем уж точно объединяться не собираются. Поэтому культивирование ими взаимной ненависти, хотя и не слишком полезно, но отнюдь не катастрофично. А вот Пхеньяну и Сеулу нельзя так себя вести. Накручивание ненависти отдаляет их от главной цели. 

Разумеется, регулярные воинственные заявления Пхеньяна, вплоть до анонсирования «превентивного ядерного удара» совершенно недопустимы. Руководство КНДР должно заявить, что ни при каких обстоятельствах не применит первым не только ядерное, но и обычное оружие, а вся его военная мощь создается исключительно в целях самообороны. Но необходимо понять и то, что Пхеньян всерьез боится американской агрессии, тем более что перед ним несколько совсем недавних примеров таковой. Можно сказать, что ядерная программа КНДР родилась в Сербии и Ираке. КНДР имеет полное право не хотеть разделить судьбу этих стран. 

При этом почти никто за пределами Корейского полуострова не знает о том, что еще в 70-е гг., при Ким Ир Сене, тоталитарная КНДР предложила совершенно демократический принцип объединения страны – на конфедеративных началах, с сохранением в обеих частях политической и экономической систем и с ежегодной ротацией высшего руководства. Разумеется, этот путь очень сложен, но другого варианта просто нет. И до сих пор Пхеньян от него не отказался. Увы, но демократическая Республика Корея до сих пор хочет чисто тоталитарного варианта объединения – полного поглощения КНДР, причем в гораздо более жестком варианте, чем при объединении Германии, с репрессиями против всего военно-политического руководства Севера. Подобный подход, разумеется, делает объединения невозможным. Беда в том, что Сеул играет не свою игру.

Парад в Корее

Пожалуй, в ХХ-ХХI вв. не найти в мире более впечатляющей «истории успеха», чем то, что продемонстрировала Республика Корея. Первую половину ХХ в. она провела в роли нищей бесправной японской колонии, а в 1950-51 гг. была полностью разрушена в ходе Корейской войны. Уровень жизни в этой стране еще в 60-е гг. был таким же, как в странах Тропической Африки. Сейчас южнокорейская экономика входит в число 15 крупнейших экономик мира, по номинальному ВВП в 2015 г. она, по-видимому, обошла Россию. Причем в основе экономики Республики Корея – не финансовые мыльные пузыри и не сфера обслуживания, как на Западе, а мощнейшая современная высокотехнологичная промышленность, что делает ее гораздо более устойчивой к различным кризисам. Кроме того, в стране созданы прекрасные ВС, по своему боевому потенциалу и уровню подготовки личного состава они входят, как минимум, в тройку сильнейших в мире среди стран, не обладающих ядерным оружием. Южнокорейская армия даже не на голову, а на две головы сильнее любой европейской. В такой ситуации неспособность проводить самостоятельную внешнюю политику выглядит абсолютной аномалией. К сожалению, однако, политика Сеула определяется в Вашингтоне. 30-40 лет назад это было понятно, объяснимо и даже рационально. Сегодня это совершенно недопустимо, хотя, к сожалению, объяснимо – в основе данного феномена лежат чисто психологические причины. Южане просто не могут поверить в собственные силы и возможности, а американцы делают всё, чтобы этого никогда не случилось. При этом предъявлять претензии к США глупо и бессмысленно – они действуют в соответствии со своими идеологическими установками и геополитическими интересами. Вашингтон и должен отстаивать американские, а не корейские интересы. Но вот Сеул обязан отстаивать интересы корейские, а не американские. 

Народу и власти Республики Корея надо понять, что лучше вместо очередного миллиона смартфонов на экспорт выпустить еще тысячу танков для себя. И, может быть, создать собственное ядерное оружие. После чего начать разговаривать с Пхеньяном на равных, без страха и без высокомерия. И осознать, что если целью действительно является объединение страны с будущим ее превращением в великую державу, надо принимать северокорейский вариант объединения, каким бы сложным и долгим в реализации он не был. Тем более что потом всё равно произойдет конвергенция, при этом главную роль будет играть южнокорейское превосходство в сфере экономики. Если же в Сеуле будут продолжать ждать, когда режим в Пхеньяне рухнет или добровольно капитулирует, то дождутся одного из двух вариантов – либо Северная Корея станет марионеткой, если не колонией Китая, либо две Кореи ментально разойдутся настолько, что народы обеих стран уже просто не захотят объединения. 

Таким образом, Республике Корея остро необходимы идеи «чучхе» и «сонгун». Которые совершенно необязательно должны быть коммунистическими. Только на их основе можно будет построить единую великую страну.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
11 апреля 2016 11:42 958
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи