Ближний Восток и Северная Африка
Ближний Восток и Северная Африка
Смертельная "весна"

Т.н. «арабская весна», т.е. протесты населения против правящих режимов, начались в декабре 2010 года в Тунисе и в той или иной форме затронули все арабские страны, кроме ОАЭ. Тем не менее, по-настоящему масштабный характер, повлиявший на политическое устройство, они приняли только в пяти странах – Тунисе, Египте, Ливии, Йемене и Сирии. Кроме того, последствия «арабской весны» для Сирии привели к фактическому краха государства в соседнем с ней Ираке.

В связи с этим необходимо отметить следующее. Для практически всех арабских стран характерен очень высокий уровень коррупции, сильное социальное расслоение, бедность значительной части населения (даже в очень богатых нефтедобывающих странах Персидского залива), почти полное отсутствие гражданских свобод. Все эти факторы, безусловно, представляют собой объективные причины для массовых антиправительственных выступлений. 

При этом, однако, невозможно не видеть, что по-настоящему серьезные выступления произошли только в странах с республиканской формой правления и светскими (насколько это возможно в арабском мире) политическими режимами. Если исключить Судан и Мавританию (их принято относить к арабским странам, но, фактически, они являются таковыми лишь по языку, но не по этническому составу), то из восьми арабских стран, являющихся республиками, пять вышеперечисленных подверглись масштабным потрясениям, а Ирак де-факто распался (в первую очередь – из-за событий в соседней Сирии). Очень серьезные выступления населения в 2011 году имели место в Алжире, однако правительству удалось стабилизировать ситуацию. Таким образом, из всех арабских республик лишь Ливан избежал внутренних потрясений, однако эта страна вообще находится в состоянии перманентной нестабильности уже более 40 лет.

С другой стороны, все восемь арабских монархий на данный момент избежали серьезных политических катаклизмов, хотя во всех, кроме ОАЭ, также имели место антиправительственные выступления. Наиболее масштабными они стали в Бахрейне (в феврале-марте 2011 года), где, фактически, произошло восстание шиитского большинства против правящей суннитской династии. Однако восстание было жестоко подавлено с помощью полиции и ВС ОАЭ и ВС Саудовской Аравии (точнее – Национальной гвардии этой страны) при полном равнодушии стран Запада. 

Столь своеобразная избирательность дает основание предполагать, что именно монархии Персидского залива, объединенные в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), непосредственно причастны к организации «арабской весны» ради достижения своих политических, конфессиональных и экономических целей. Особую роль здесь играет Саудовская Аравия, традиционный организатор и спонсор всемирного суннитского терроризма. Королевская семья этой страны (Саудовская Аравия – абсолютная монархия) занимается распространением ваххабизма через Лигу исламского мира, в рамках которой действует несколько сотен «благотворительных фондов». Их цель – распространение ваххабизма во всём мире, в т.ч. и через прямое финансирование террористических группировок. На эту деятельность за последние три десятилетия Эр-Рияд истратил более 100 млрд. долларов. В частности, Саудовская Аравия совместно с Пакистаном и США создали сначала «Аль-Каиду», а затем – движение «Талибан». При этом страна отличается высочайшим уровнем коррупции и полным отсутствием демократических свобод, что не мешает ей оставаться важнейшим стратегическим союзником Запада. В последнее время чрезвычайно активную позицию в плане поддержки радикальных суннитских группировок занял также Катар. 

Кроме того, невозможно игнорировать роль Турции в происходящих на Ближнем Востоке событиях. С 2002 года в этой стране у власти находится Партия справедливости и развития под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана. В течение всего этого периода происходит постепенный демонтаж основ светской демократической системы, созданной в 20-е – 30-е года ХХ века Мустафой Кемалем Ататюрком. При этом в политике Эрдогана достаточно явно просматривается стремление к восстановлению Оттоманской империи в форме, как минимум, создания сферы влияния Анкары на утраченных в 1918 году территориях, если не прямого возвращения хотя бы некоторых из этих территорий в состав Турции. Данный проект, в частности, подразумевает установление марионеточных режимов в ряде соседних с Турцией стран.

Лидеры 6 стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива на 30-м заседании во дворце Байян в столице Кувейта

Что касается стран Запада, в их действиях чрезвычайно сильна идеологическая составляющая: леволиберальная идеология, по сути, постепенно принимает характер тоталитарной, становясь «единственно верным учением» как для граждан самих западных стран, так и для остального мира. В рамках этих идеологических установок страны Запада поддерживают «свержение диктаторских режимов» в зарубежных странах, даже если это оборачивается катастрофой для данных стран и создает очень серьезные проблемы для самого Запада. В связи с этим можно привести цитату из выступления президента США Барака Обамы на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 30 сентября 2015 года: «Мы видим, что некоторые из крупных держав самоутверждаются таким образом, что это нарушает международное право. Мы видим подрыв основ демократических принципов и прав человека, которые являются фундаментальными для миссии ООН. Информация в этих державах строго контролируется, а пространство для гражданского общества сужается. Нам говорят, что это нужно для предотвращения хаоса, что это единственный путь для борьбы с терроризмом, для недопущения вмешательства иностранных сил. Согласно этой логике, мы должны поддерживать таких тиранов, как Башар Асад, который сбрасывает бочковые бомбы на невинных детей, потому что альтернатива — еще хуже». Очевидно, здесь прямо предлагается руководствоваться противоположной логикой – необходимо свергнуть тирана даже в том случае, если альтернатива ему окажется еще хуже. Подобная логика, в частности, была продемонстрирована на примерах Ирака и Ливии. Свержение диктаторских режимов привело к качественному ухудшению ситуации в этих странах и, фактически, к прекращению их существования в качестве единых государств. В свою очередь, страны ЕС получили в результате «арабской весны», которую полностью поддержали, кризисную ситуацию с беженцами и резкий рост террористической угрозы. 

Таким образом, несмотря на наличие объективных предпосылок, можно предположить, что массовые антиправительственные выступления в арабских странах с республиканской формой правления в конце 2010 – начале 2011 года были организованы и поддержаны извне – арабскими монархиями, Турцией и странами Запада. Их вклад и мотивы при этом были разными, однако результат оказался близким к катастрофическому. В Тунисе, Египте, Ливии и Йемене лидеры этих стран были свергнуты, при этом лишь Тунис избежал гражданской войны или, как минимум, серьезной внутренней нестабильности. Египет, пройдя через военный переворот и понеся огромный экономический ущерб из-за политической нестабильности, вернулся к той же форме правления, что имела место до «арабской весны» (фактическая военная диктатура). Йемен и Ливия ввергнуты в состояние полного хаоса и гражданских войн с широким иностранным вмешательством.

Одна из наиболее жестоких в современной истории гражданских войн с марта 2011 года (т.е. уже более пяти лет) продолжается в Сирии, хотя ее правительство сумело удержаться у власти. Сирийский конфликт к настоящему времени превратился в один из главных «узлов» международной политики. Рассмотрение этой войны является отдельной темой.


Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа
16 мая 2016 11:53 631
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи