Спецназ, десант, ЧВК
Спецназ, десант, ЧВК
Триумф наемников

В ходе военных кампаний последних лет, в первую очередь – афганской, стало очень заметно резкое снижение готовности западных военнослужащих (в меньшей степени – американских, в большей – европейских) участвовать в боевых действиях, подразумевающих хоть сколько-нибудь серьезные потери в личном составе. Понятие «героизм» применительно к западным армиям ушло в прошлое (известный американский военный аналитик Эдвард Люттвак еще в 80-е гг. ХХ в. ввел очень точное определение нынешнего исторического периода - «постгероическая эпоха»), зато примеров откровенной трусости столько, что они становятся нормой. Максимум, которого теперь можно требовать от западных военнослужащих – выполнения служебных обязанностей, записанных в контракте.

Такому явлению очень сильно способствовал переход большинства западных ВС с призывного на наемный принцип. Это практически никак не повлияло на уровень боевой подготовки, зато привело к резкому росту расходов на содержание личного состава (даже несмотря на его значительное численное сокращение) и коренному изменению мотивации военнослужащих. Служба не за идею защиты Родины, а за деньги никогда и нигде не предполагала увеличения желания жертвовать жизнью. А именно эта неготовность к самопожертвованию и сделала западные армии неспособными вести войну в чисто психологическом плане. Однако возвращение к призывному принципу комплектования теперь уже представляется совершенно невозможным по политическим соображениям, поскольку вызовет полное отторжение в гедонистических пацифизированных обществах с низкой рождаемостью. Идея защиты Родины утратила в этих обществах моральную силу, к тому же защищать ее, объективно, не от кого, следовательно, психологическая устойчивость призывников в бою была бы еще ниже, чем у контрактников. Кроме того, с формальной точки зрения, в условиях отсутствия внешней угрозы массовая призывная армия, вроде бы, действительно не нужна.

В качестве паллиативного решения проблемы демотивации личного состава рассматривается вербовка в ВС западных государств граждан развивающихся стран, которые согласны служить за меньшие деньги (и за получение гражданства после окончания службы), более неприхотливы в бытовом плане и гораздо устойчивее к потерям. Однако полностью заменить своих граждан иностранцами по многим причинам не представляется возможным.

Поэтому всё большую роль в последнее время начинают играть частные военные компании, которые существовали еще с 70-х гг. ХХ в., но их настоящий расцвет начался в 90-е и продолжается до сих пор. Главная их ценность в том, что бойцами ЧВК являются настоящие профессионалы, готовые, в отличие от контрактников регулярных ВС, на очень серьезный риск, если он хорошо оплачивается. Соответственно, ЧВК не имеют основного недостатка западных армий – психологической неготовности к войне. Отсутствие же у ЧВК танков, БМП, артиллерии и авиации сейчас сложно считать серьезным недостатком, учитывая, что и в регулярных ВС западных стран всего этого становится всё меньше и меньше.

Услуги ЧВК носят всё более разнообразный характер. Кроме непосредственного ведения боевых действий они занимаются разминированием, охраняют важные объекты, организуют доставку разного рода грузов, разрабатывают планы военного строительства государств и боевого применения их армий (так, компания MPRI занималась подготовкой ВС Хорватии, которые осенью 1995 г. разгромили и ликвидировали Сербскую Краину). В связи с этим нанимателями для ЧВК порой становятся официальные международные организации, включая ООН.

"Частники", стремясь минимизировать издержки, с потерями, как правило, не считаются. Однако эти потери не включаются в официальную статистику стран, что очень удобно с пропагандистской точки зрения: гибель сотрудников частных компаний является их личной проблемой, а не государственной. Причем в составе ЧВК служат граждане и тех стран, которые официально в войне не участвуют и даже осуждают её. Например, значительное количество наёмников из Германии воевало в Ираке в рядах американских и английских ЧВК, хотя руководство Германии было одним из основных противников этой войны.

Однако тот факт, что государственное руководство не несёт формальной ответственности ни за потери ЧВК, ни за социальное обеспечение их бойцов и родственников погибших и искалеченных, ни за преступления, совершаемые их сотрудниками, которые, при этом, являются настоящими добровольцами-профессионалами, ведёт ко всё более широкому их задействованию в войнах вместе с регулярными армиями, либо вместо них, дороговизна отходит на второй план. Так, в Ираке задействовалось более 400 ЧВК, суммарная численность их персонала превышала 200 тыс. чел., т.е. больше, чем было в войсках США и их союзников даже в самый разгар конфликта. Аналогично, потери этих структур были, как минимум, не меньше, чем у регулярных армий, но в официальной статистике они не учитывались. При этом ЧВК постоянно становятся участниками разного рода скандалов, поскольку их сотрудники ведут себя по отношению к мирному населению гораздо более жестоко, чем "официальные" военнослужащие (в Ираке в этом плане особенно "прославилась" компания Blackwater, от услуг которой, в конце концов, пришлось отказаться, а сама компания была дважды переименована). При этом наемники не являются комбатантами и неясно, под чьей юрисдикцией они находятся. Это очень способствует их бесконтрольности и безнаказанности.

Кроме "собственно войны" (включая услуги по разминированию и по военному планированию), ЧВК берут на себя всё больше вспомогательных функций. Это все виды тылового обеспечения (включая, например, приготовление пищи для военнослужащих и уборку казарм, что теперь и в России известно как «аутсорсинг»), инженерное обеспечение, аэродромное обслуживание, транспортные услуги. В последнее время новой сферой деятельности ЧВК стала разведка. Так, фирмы-разработчики БПЛА "Предатор" и "Глобал Хок", активно применяемых американцами в Ираке и Афганистане, полностью занимаются их обслуживанием и управлением, в т.ч. непосредственно в боевой обстановке. Офицер ВС лишь ставит общую задачу. Другие ЧВК занимаются сбором и анализом информации о террористических группировках (в т.ч. через Интернет), предоставляют для ВС услуги переводчиков с восточных языков. Уже сейчас сложилась ситуация, когда ВС США не могут функционировать без частных компаний, без них нельзя провести даже ограниченную военную операцию. Например, подвоз ГСМ для группировки ВС в Ираке был приватизирован на 100%.

Уже в обозримом будущем в Европе вполне реальной станет передача всех или большинства функций, по крайней мере, сухопутных войск ЧВК. На них могут быть возложены задачи как проведения миротворческо-полицейских операций, так и, при необходимости, ведения ограниченной классической войны. "Официальные" ВС будут оказывать им в этом случае поддержку с воздуха и моря.

Кроме того, усиливающаяся военно-политическая хаотизация Африки в совокупности с крайне слабостью почти всех местных армий делает этот континент главным потенциальным полем деятельности западных миротворческих сил и/или ЧВК. Последние могут во многих случаях полностью заменять регулярные армии или, наоборот, поддерживать антиправительственные организации.

Впрочем, проблема гораздо шире. Тенденция быстрого роста значения ЧВК хорошо вписывается в процесс глобализации и разгосударствления всего, что можно и чего нельзя. Роль государств всё больше размывается, их место начинают занимать корпорации в широком смысле этого слова. Военную сферу данный процесс также не обошел стороной. Также ЧВК прекрасно вписываются в парадигму "мятежевойны", участниками которой всегда являются негосударственные субъекты.

Более того, всемирный рост благосостояния ведет к снижению роли военного инструментария в решении международных проблем. При этом, однако, нельзя забывать о том, что война всегда была важнейшим инструментом регулирования и упорядочивания насилия в обществе. Войну между государствами естественным образом заменит война «всех против всех», симптомом чего и является рост количества «мятежевойн». Соответственно, роль ЧВК в не очень отдаленном будущем может оказаться гораздо выше, чем можно представить себе сейчас. Возможно, они в очень многих странах мира станут новым вариантом феодальных княжеских дружин, которым и принадлежит реальная власть.

В данную парадигму может очень успешно вписать Китай. В ближайшее время основными направлениями его экспансии будут Азия (включая Ближний Восток) и Африка, целью экспансии – контроль над природными ресурсами. Подчиненные Китаем страны будут формально сохранять полный суверенитет, при этом их власти станут полными марионетками Пекина, находящимися на его содержании. Армии этих стран будут сначала дополняться, а затем заменяться китайскими ЧВК, являющимися де-факто филиалами НОАК (эти ЧВК уже начали формироваться в Китае из отставных военнослужащих). Поначалу ЧВК будут защищать интересы китайских компаний, затем граждан КНР, затем начнут обеспечивать безопасность местных властей, после чего у тех отпадет необходимость в содержании собственных армий.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
05 сентября 2013 13:14 1644
1
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи