Тенденции развития военного искусства в ХХI в.
Тенденции развития военного искусства в ХХI в.
Новое прочтение классики

Идущие сейчас одновременно войны на Украине, в Сирии, Ираке и Йемене дают возможность оценить текущие тенденции в развитии военного искусства в ХХI в.

Все эти четыре войны являются гражданскими войнами с иностранным участием (завуалированным или открытым). Во всех войнах одной из воюющих сторон является негосударственный субъект, что характерно для мятежевойны. Однако ни в одной из войн негосударственные субъекты не воюют как партизаны, все они ведут классическую войну с постоянным контролем определенной территории и использованием тяжелой наземной техники. Пока сложно сказать, до какой степени это является устойчивой тенденцией превращения мятежевойны в классическую войну, но не отметить факт нельзя.

Все указанные войны характеризуются гигантскими потерями в бронетехнике. Суммарно воюющие стороны (ВС Сирии, ВС Ирака, ВС Турции, ВС Йемена, ВС Саудовской Аравии, ВС ОАЭ, ВС Украины) потеряли более 1,2 тыс. танков и не менее 2,2 тыс. БМП, БТР и бронеавтомобилей. Большая часть этих потерь приходится на советские образцы, но лишь потому, что их просто больше на полях всех описанных сражений, а не потому, что она хуже западной. Если брать технику американского производства, то в боях на Ближнем Востоке только с начала 2014 г. полегло, как минимум, 23 танка «Абрамс» и 25 более старых М60, 25 БМП «Брэдли», 13 БТР серии LAV-25 (на их базе создана ББМ «Страйкер», составляющая основу одноименных бригад сухопутных войск США) и не менее 130 более старых М113, до 200 различных бронеавтомобилей класса MRAP. В целом, становится окончательно ясно, что традиционные БМП и БТР (включая MRAРы) любого производства себя изжили, поскольку ни от чего пехоту не защищают. Самый свежий пример – разгром штурмовой группы иракской армии на юго-востоке Мосула, в ходе которого за один день 6 декабря 2016 г. боевики «Исламского халифата» уничтожили 16 БМП-1. Во всех ближневосточных войнах сегодня очень широко используются также «тачанки» - коммерческие грузовики и джипы с установленным на них кустарным способом разнообразным вооружением (в первую очередь – крупнокалиберными пулеметами и ПТРК). Вместо брони средством защиты у них являются малые размеры и высокая скорость. Тем не менее, потери в «тачанках» еще выше, чем в «нормальной» бронетехнике, что вполне естественно и ожидаемо, поэтому никаким заменителем БМП и БТР они никогда не станут. Тем более нет заменителя танкам, кто бы какие сказки по данному поводу не рассказывал. Соответственно, единственный приемлемый вариант развития бронетехники – дальнейшее усиление защиты (активной и пассивной) танков и унификация по шасси танков и БМП.  

Танк «Абрамс»

Еще одни выводом из нынешних войн является то, что необходимо отказаться от фетишизации авиации и оценивать ее роль более адекватно. Роль эта исключительно важная, но, тем не менее, исход войны решается на земле. В каждой из четырех войн авиацию имеет только одна из воюющих сторон, при этом потенциал наземной ПВО противостоящей стороны является весьма ограниченным в количественном и качественном отношениях. Тем не менее, ни одну войну авиация пока еще не выиграла, а на Украине она вообще, по сути, оказалась бесполезной. Надо понимать, что такие гигантские авиационные группировки, способные полностью сломить армию и государство противника, которые НАТО создало против Ирака в 1991 г. и против Югославии в 1999 г., даже и самому НАТО из-за резкого сокращения количества боевых самолетов сегодня создать уже нереально, тем более это относится к любой отдельной стране. Соответственно, про победы одной авиацией надо забывать. При этом, разумеется, нельзя броситься в другую крайность и начать пренебрегать воздушной мощью. 

Еще одним важнейшим выводом является подтверждение крайней важности фактора количества, которое обладает собственным качеством. Потери воюющих армий в технике огромны, но при этом у всех вышеперечисленных армий, включая даже йеменскую, осталось ее гораздо больше. Особенно показательно поведение Ирака, который, получив в последние годы значительное количество американской техники, одновременно приобрел почти столько же советской техники в странах Восточной Европы. Более того, восстановлены сотни единиц танков, БМП и артиллерии бывшей армии Саддама Хусейна, разгромленной американцами. Т.е. количество техники для Ирака ничуть не менее важно, чем ее качество. Ни одна из нынешних европейских армий не смогла бы воевать при том уровне потерь, которые несут стороны на Ближнем Востоке и в Донбассе (у европейцев физически нет столько техники, сколько сгорело на полях сражений в 2011-16 гг.), что подтверждает полную небоеспособность войск НАТО. 

БМП «Брэдли»

Ну и, разумеется, в очередной раз подтвердилась исключительная важность боевой и морально-психологической подготовки личного состава. В частности, вновь стало ясно, что хуже всего воюют «профессиональные», т.е. чисто наемные армии. Это особенно явно видно на примере «профессиональных» армий аравийских монархий и Ирака. Сирийские призывники гораздо устойчивее в бою. Лучше всех воюют, разумеется, добровольцы, т.е. те, кто пришел не просто служить, а именно воевать, причем не за деньги, а за идею. 

Все эти выводы имеют прикладное значение к России. Так, идущие войны демонстрируют, что ВС должны быть оснащены значительным количеством техники хорошего качества, а уровень боевой и морально-психологической подготовки личного состава должен быть очень высок. Сказанное, вроде бы, банально до глупости, тем не менее, эту банальность почему-то очень многие не понимают, что видно, опять же, на примере идущих сегодня войн. Поэтому человек, который заявляет, что у России должна быть «компактная профессиональная армия», не имеет никакого отношения либо к военному делу, либо к интересам России, либо к тому и другому одновременно. Армия России должна быть большой и призывной, а контрактником может стать только человек, отслуживший полный год по призыву, а затем прошедший жесткий дополнительный отбор. Новая техника должна приобретаться в адекватных количествах: наземная – в тысячах единиц, авиационная – в сотнях, морская (кроме крупных надводных кораблей) – в десятках. В частности, тысячами должны приобретаться «Арматы», как в варианте танка, так и в варианте БМП. Может быть, ради этого даже нужно пожертвовать «Курганцем» и «Бумерангом». Самая большая ошибка – приобретать новую технику в микроскопических количествах (как сейчас делает большинство стран НАТО). В этом случае она становится «золотой» в производстве и эксплуатации и практически неприменимой в бою. Тогда уж лучше модернизировать старую технику.

БТР серии LAV-25

С проблемой количества мы сейчас сталкиваемся в Сирии. После окончания Второй Мировой война в Сирии – самая необходимая для нас в политическом смысле (наряду с двумя чеченскими) и самая удачная в военном плане. Однако результаты могли бы быть гораздо большими, если бы в российской группировке было больше самолетов и вертолетов и если бы регулярно не возникал дефицит авиационных боеприпасов (боеприпасы тоже необходимо иметь в адекватном количестве). Т.е. в этой самой необходимой для нас войне мы расхлебываем последствия предыдущего обвального сокращения ВС и экономии на военных расходах. Если такая экономия случится снова, не произойдет ничего, хотя бы отдаленно напоминающего расцвет экономики и социальной сферы. Случится прямо противоположное – мы своими руками таки выкопаем себе могилу. Потому что вслед за армией, которая только начала восстанавливаться, мы лишимся и экономики, и социальной сферы. Это тоже банально до глупости, но тоже почему-то далеко не всем понятно.  

 

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа 

09 декабря 2016 16:37 685
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи