Локальные войны после 1945
Локальные войны после 1945
Замороженное Приднестровье

В начавшемся в конце 80-х распаде СССР Молдавия, включенная в состав страны в 1940 году, выступала одним из наиболее активных участников «центробежного процесса». Поскольку до 1940 года Молдавия была частью Румынии, главным лозунгом националистических сил республики стало возвращение в ее состав (хотя в 70-е – начале 80-х в соседних с Молдавией районах Румынии, наоборот, имели место настроения, направленные на присоединение к этой советской республике, поскольку при Чаушеску уровень жизни в Румынии был гораздо ниже, чем в СССР). 

Это вызвало отторжение в Приднестровье – части Молдавии, расположенной на левом (восточном) берегу Днестра и никогда не входившей в состав Румынии (на момент присоединения Молдавии к СССР Приднестровье было частью УССР, от которой и была передана Молдавской ССР). При этом, хотя внешне конфликт носил ярко выраженный национальный характер, левобережные молдаване смотрели на проблему так же, как живущие рядом с ними русские и украинцы: в Румынию они не хотели. 

В июне 1989 года Верховный совет Молдавии объявил создание Молдавской ССР незаконным актом. Из Тирасполя (административный центр Приднестровья) ответили, что в этом случае его вхождение в состав Молдавии также было незаконным актом. 

В 1990-1991 годах в Приднестровье были проведены референдумы о создании Приднестровской Молдавской ССР, а затем о независимости Приднестровской Молдавской республики (ПМР). В обоих случаях положительно проголосовало более 90% населения, что реально отражало его взгляды, которые, как было сказано выше, почти не зависели от национальности. 

Распад СССР естественным образом перевел политический конфликт между Кишиневом и Тирасполем в военную стадию. Противниками в ней стали, с одной стороны, только что созданные ВС и полиция Молдавии, с другой – также только что созданные Гвардия ПМР и казачьи формирования. На стороне последних де-факто оказалась 14-я Армия ВС СССР, перешедшая с апреля 1992 года под юрисдикцию России. В ее составе было на тот момент 2 мотострелковые дивизии, 2 ракетные и 1 зенитно-ракетная бригады, несколько отдельных полков. Формально армия сохраняла нейтралитет, но в реальности это далеко не всегда представлялось возможным.

Первые бои в районе города Дубоссары имели место еще в декабре 1991 года. Заметная их интенсификация произошла в марте 1992 года, после чего президент Приднестровья Игорь Смирнов ввел в республике чрезвычайное положение, через две недели то же самое сделал президент Молдавии Мирча Снегур (бывший секретарь ЦК Компартии Молдавии по сельскому хозяйству, а теперь агрессивный националист) применительно ко всей территории страны.

К этому моменту в составе ВС Молдавии были сформированы 3 мотопехотные, артиллерийская, авиационная, инженерно-саперная, зенитно-ракетная, связи бригады. На вооружении имелось 27 БТР-60, 53 МТЛБ, 32 гаубицы Д-30 (122 мм) и 21 2А36 «Гиацинт» (152 мм), 29 РСЗО «Ураган», 27 ПТРК «Штурм» и 9 «Конкурс», 59 противотанковых орудий МТ-12 (100 мм), 46 ПУ ЗРК (18 С-75, 16 С-125, 12 С-200), 32 истребителя МиГ-29, 4 боевых вертолета Ми-24 и 7 многоцелевых Ми-8. 

Республиканская гвардия ПМР имела в своем составе 4 батальона, практически единственным тяжелым вооружением были 2 БТР-80. Имелись также 3 БРДМ и 2 МТЛБ, которые сложно было считать полноценными боевыми машинами. 

В апреле развернулись полномасштабные бои у Дубоссар и Бендер. Приднестровское руководство приказало взорвать часть мостов через Днестр и блокировать остальные. Наличие этой водной преграды чрезвычайно затруднило действия молдавской стороны и практически нивелировало ее превосходство в технике. Еще тяжелее ей стало после того, как ПМР получила некоторое количество вооружений от 14-й Армии, включая 10 танков Т-64. Надо отметить, что это был боевой дебют данного танка (второй раз в гораздо более широких масштабах он использовался в войне за Донбасс в 2014 г.). У молдавской армии танков вообще не было. Кроме того, гвардейцы получили 10 БТР-70 и 3 ПТО МТ-12, а также много стрелкового и противотанкового оружия. Кишинев обвинил 14-ю Армию в нарушении нейтралитета, а Снегур даже заявил, что Молдавия находится в состоянии войны с Россией.

Наиболее ожесточенные бои развернулись в конце июня за город Бендеры. Он находится на правом берегу Днестра, тем не менее, контролировался силами ПМР. От Бендер до Тирасполя – всего 10 км, поэтому город имеет большое стратегическое значение. Силы обеих сторон представляли собой сложный набор регулярных и иррегулярных формирований (включая иностранных добровольцев и откровенно криминальные группировки).

Поначалу успех был на стороне молдавской армии, которая к утру 20 июня практически целиком контролировала Бендеры (в городе оставалось лишь несколько изолированных очагов сопротивления сил ПМР) и блокировала мост через Днестр. Шесть приднестровских Т-64, пытавшихся прорваться по мосту с левого берега, вынуждены были отступить после потери двух машин от огня молдавских 100-мм МТ-12 (еще два танка были повреждены). Однако затем молдаване совершили ошибку: они попытались штурмовать Бендерскую крепость, где находилась ракетная бригада и ряд других подразделений 14-й Армии, а после провала штурма начала артиллерийский обстрел крепости. Естественно, российские войска начали отвечать, что и привело к перелому ситуации. Вечером 20 июня приднестровские гвардейцы с российской помощью прорвались таки через мост (потеряв при этом еще 2 Т-64), захватили 2 МТ-12, уничтожили молдавскую артиллерийскую батарею, после чего в Бендерах вновь начались интенсивные уличные бои с широким применением артиллерии и бронетехники. Молдаване попытались переломить ситуацию с помощью двух истребителей МиГ-29, которые использовали в качестве бомбардировщиков. Однако один из них был либо сбит, либо, по крайней мере, подбит ЗРК «Оса» 14-й Армии, после чего налеты прекратились. Молдавские силы были вытеснены на окраины города, полностью утратив наступательный потенциал. В Кишиневе поняли, что не имеют возможности решить вопрос силой.

23 июня из Москвы прибыл новый командующий 14-й Армией генерал Александр Лебедь, настроенный крайне решительно. В ночь со 2 на 3 июля по его приказу был нанесен удар силами почти всей артиллерии 14-й Армии по молдавским позициям. Погибло не менее 100 (возможно – более 200) молдавских военнослужащих, что вызвало в Кишиневе панику. 

7 июля 1992 года при посредничестве России между Кишиневом и Тирасполем было подписано соглашение о прекращении огня. 21 июля президенты России и Молдавии Ельцин и Снегур в присутствии лидера ПМР Смирнова подписали в Москве соглашение «О принципах урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы». В регионе были созданы трехсторонние миротворческие силы (3,1 тысячи человек от РФ, по 1,2 тысячи от Молдавии и ПМР).

Данные о потерях сторон в ходе конфликта крайне противоречивы. Всего погибло от 900 до 1,3 тысяч человек, причем большая часть потерь пришлось на сражение за Бендеры.

С тех пор конфликт заморожен. ПМР живет, в основном, за счет российских дотаций. В середине 90-х отношения между Москвой и Тирасполем были весьма натянутыми, поскольку многие приднестровские гвардейцы, имеющие, как правило, радикальные левые и/или националистические взгляды, участвовали в боях в Москве в октябре 1993 года на стороне оппозиции. Кроме того, значительная часть российских средств, направляемых в ПМР, откровенно разворовывалась руководством республики. В этот момент уже не Кишиневе, а в Тирасполе 14-ю Армию во главе с Лебедем рассматривали как угрозу. Тем не менее, полного разрыва между Россией и Приднестровьем не произошло. 

Отношения между Кишиневом и Тирасполем не являются состоянием «холодной войны», как, например, между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Между Молдавией и ПМР сохраняются экономические и гуманитарные связи. Из-за этого политическое разрешение конфликта представляется реальным. Тем не менее, его до сих пор не произошло, несмотря на многочисленные попытки. При этом часть молдавских политиков считает, что Кишиневу следует официально отказаться от Приднестровья, после чего будет снято препятствие для присоединения страны к Румынии.  

Начало гражданской войны на Украине в 2014 году резко ухудшило геополитическое положение Приднестровья, которое не имеет выхода к морю и граничит только с Молдавией и Украиной. По сути, ПМР оказывается полностью изолированным от России без возможности прорвать блокаду. Таким образом, возникает возможность экономического «удушения» республики, элементы которого уже начинают проявляться. 


Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
24 ноября 2014 09:56 1950
0
0