Локальные войны после 1945
Локальные войны после 1945
Главная / Военная аналитика / Войны / Локальные войны после 1945 / Преступление? Поражение? Победа?
Преступление? Поражение? Победа?

Афганская война всё дальше уходит в прошлое, поэтому взгляд на нее становится менее эмоциональным и более осмысленным и прагматичным. При этом, правда, надо учитывать, что вела эту войну другая страна, СССР, а не Россия. Страна с совершенно другим политическим режимом, другими национальными интересами.

Большинство участников афганской войны не просто живы, но находятся в активном и дееспособном возрасте, что несколько затрудняет возможность прагматично обсуждать последствия войны. Опасно задевать чувства людей. Тем не менее, не делать этого тоже нельзя. Историю необходимо осмысливать и извлекать из нее уроки.

Воины 40-й Армии исполняли приказ высшего военно-политического руководства страны? Да, безусловно. С этой точки зрения никаких претензий к ним быть не может.

Воины 40-й Армии выполняли интернациональный долг? Перед кем? Перед марионеточным правительством Кармаля (а потом Наджибуллы), которое поддерживалось вряд ли даже 20% населения страны? Абсурд очевиден, вряд ли с этим сегодня нужно спорить.

Война в Афганистане была ненужной и преступной, а воины 40-й Армии – соучастниками этого преступления и/или несчастными жертвами режима? А вот это абсолютно неочевидно. Причем то, что происходит в Афганистане сегодня, всё более ясно показывает, что ответить на этот вопрос нужно отрицательно.

Советские войска были направлены в Афганистан для того, чтобы предотвратить вторжение туда войск США с территории Пакистана - именно так мыслило в тот момент руководство СССР. Что было откровенным бредом, американцам в тот момент в голову не приходило лезть в Афганистан, слишком это тяжелое место. Они появились там как раз после ввода 40-й Армии, т.е. причина и следствие поменялись местами. Образовалась антисоветская коалиция, в которую вошли США, Великобритания, Пакистан, Саудовская Аравия и Китай (Иран также поддерживал антисоветских партизан в Афганистане, но отдельно от этой коалиции). Она финансировала и вооружала афганское сопротивление и породила, таким образом, «Аль-Каиду». Изначально эта организация представляла собой структуру, занимавшуюся вербовкой по всему исламскому миру бойцов для антисоветских и антиправительственных вооруженных формирований в Афганистане. А потом, после вывода советских войск, структура зажила собственной жизнью. И стала очень больно кусать своих бывших хозяев и создателей. Сейчас западная коалиция в Афганистане воюет со своим порождением. Которое стало ответом на советское вторжение. Но означает ли это, что если бы не было вторжения, не было бы «Аль-Каиды», талибов и т.п.?

Поскольку история не знает сослагательного наклонения, сейчас ответить на этот вопрос крайне сложно. Совершенно точно можно сказать только то, что исламский экстремизм породила не 40-я Армия и даже не ЦРУ. Это явление гораздо более сложное, рожденное внутри самого исламского мира. Внешние силы могут им манипулировать, но и то только до очень определенной степени.

При этом именно Афганистан, одно из самых слаборазвитых государств мира, является почти идеальным полигоном для действий исламских радикалов. Вполне вероятно, что советское вторжение и американская реакция на него стали катализаторами того процесса, который, так или иначе, был неизбежен.

Более того, возможно, искусственное ускорение процесса облегчило борьбу с ним. Сначала СССР, а теперь США приняли на себя удар радикального ислама, когда тот еще был не вполне готов к борьбе за всемирную гегемонию. Может быть, он, если бы его не «разбудили» раньше времени, сумел бы вырасти в силу гораздо более мощную и опасную.

Советские вожди, отправляя войска в Афганистан, исходили из совершенно ошибочной логики. И нашим войскам пришлось вступить в бой совсем не с тем противником, с каким предполагалось воевать (или которого предполагалось сдерживать). Но, как оказалось, что этот неожиданный противник оказался в перспективе врагом очень опасным, с которым нам всё равно пришлось бы воевать (как это случилось в Чечне). Поэтому с позиций сегодняшнего дня афганская война выглядит гораздо более оправданной с военно-политической точки зрения, чем она казалась в конце 80-х, когда советские войска возвращались в доживавший последние годы СССР.

Что касается чисто военной стороны проблемы, для Советской армии поражением она уж точно не стала, хотя такие войны вообще не выигрываются. Исторический опыт показывает, что очень трудно бороться с партизанами, если они имеют поддержку значительной части местного населения или зарубежных сил. Совсем сложно становится в том случае, если имеют место оба эти фактора одновременно. Еще хуже, если природно-климатические условия ТВД хорошо знакомы партизанам и совсем неудобны для их противников. А если при всём этом партизаны принципиально не считаются с собственными потерями и не придерживаются никаких писаных и неписаных правил ведения войны, то единственной эффективной формой борьбы с ними становится геноцид или, в крайнем случае, массовая депортация или интернирование населения в концлагерях. На такое способен далеко не каждый авторитарный режим, а режим демократический не способен в принципе. В стране, ведущей противопартизанскую войну, начинается психологический слом, охватывающий и население, и власть, и армию. Так было с французами в Алжире, с американцами во Вьетнаме и в Ираке. СССР отчасти встретился с этим явлением как раз на заключительном этапе афганской войны. Несмотря на это, Советская армия в 1986-87 гг. была в шаге от победы, что открыто признавали западные военные аналитики. Проиграла она, по сути, не противнику на поле боя, а политическому руководству собственной страны.

Сегодня, когда весь бывший СССР отмечает 25-летие вывода советских войск из Афганистана, чрезвычайно важно правильно осмыслить эти события – без самобичевания и без ура-патриотизма. И с учетом нового горького опыта, теперь уже западного. В этом году войска США и НАТО тоже покинут Афганистан. Они тоже проиграли, причем, в отличие от СССР, не только в политическом, но и в военном плане. По сути, большинство натовских контингентов вообще не воевало. Не воюя, странно рассчитывать на победу.

Весьма примечательно, что наши бывшие враги, стрелявшие в советских солдат в Афганистане, теперь почти полностью переосмыслили те события. Они сравнили «шурави» (советских) с западными военнослужащими. И пришли примерно к такому выводу: «Вы («шурави») с нами по-настоящему воевали, при этом уважали нас и помогали нам. Эти (натовцы) нас панически боятся и презирают и ничем нам не помогают». И с этой точки зрения мы выиграли афганскую войну.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа

20 февраля 2014 09:32 1107
2
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи