Забытые страницы Великой войны
ЛЕТТОВ-ФОНБЕК: ВОЙНУ ЗАКОНЧИЛ

Через 12 дней после подписания Компьенского перемирия прекратили сражаться последние германские офицеры и солдаты. В африканской Северной Родезии.

            Большие войны не заканчиваются в одну минуту. Так было во время II Мировой войны. Поздним вечером 8 мая 1945 года (по европейскому времени) отходящие на запад войска группы армий «Центр» получили официальное подтверждение о том, что в пригороде немецкой столицы Карлсхорсте  подписан Акт о безоговорочной капитуляции Третьего рейха. Несмотря на это бои продолжались. В ночь на 12 мая вблизи демаркационной линии около деревни Сливице в окрестностях города Пршибрам в ходе продолжавшегося почти двое суток боя советскими войсками были уничтожены остатки отступавших из Праги смешанных дивизий СС во главе с руководителем Управления СС в Богемии и Моравии обергруппенфюрером СС графом Карлом-Фридрихом фон Пюклер-Бургхаусом. В составе более чем 7-тысячной группировки немцев находились остатки дивизий СС «Валленштейн» и «Дас Райх». Свыше 6 тысяч солдат и офицеров противника сдались в плен.

            Нечто похожее случилось и в самом конце I Мировой войны. Только не в Чехии, а в далекой Северной Родезии. Так с 1911 года назывались колониальные владения Великобритании в Южной Африке. После получения независимости в 1964 году территория Северной Родезии превратилась в государство Замбия.

            В октябре германский отряд полковника Пауля фон Леттов-Фонбека базировался на территории португальской колонии Мозамбик. Начиная с сентября 1914 года этот полковник вел свою войну против британцев, французов, португальцев на юге Черного континента. И крайне успешно. Довольно сказать, что за четыре с лишним года он не проиграл ни одного сражения. Несмотря на то, что силы были, мягко говоря, неравны. В лучший период у него под командой собиралось до 14 тысяч человек, подавляющее большинство – рекруты и добровольцы из местного населения. Их называли «аскери». Кадровых немецких солдат и офицеров – максимум 2 тысячи. В то же время силы противостоящей коалиции достигали численности более 300 тысяч штыков и сабель. Леттов-Фонбек, будучи стратегически мыслящим офицером, отдавал себе отчет, что о тотальной победе не может быть и речи. Поэтому главной задачей считал проведение таких боевых действий, которые сковывали бы на африканском ТВД значительные силы противника. В результате его боевой работы доходило до того, что в Африку из Индии перебрасывали тот военный контингент, который предназначался для отправки в Европу, на Ближний Восток и в Месопотамию.

            Об этом военачальнике стоит рассказать отдельно. Леттов-Фонбек родился в семье военного в Германии в 1870 году. В 19 лет – лейтенант артиллерии. Первый боевой опыт получил в 1900-1901 годах в Китае во время подавления европейской коалицией так называемого Боксерского восстания. В 1904 году служил уже в колонии Германская Юго-Западная Африка (ныне – государство Намибия), где принял участие в качестве командира роты в подавлении восстания местных племен герреро (народ банту) и нама (союз племен готтентотов). Восстание продолжалось четыре года. Германским войскам удалось его подавить, а Леттов-Фонбек получил неоценимый опыт войны в африканских условиях. После шести лет службы на штабных должностях в Германии, офицер вернулся в Африку, где с октября 1913 года командовал войсками в германской колонии Камерун, а в апреле 1914-го был переведен в колонию Германская Юго-Восточная Африка.

            Едва началась I Мировая война, Леттов-Фонбек получил однозначный приказ из Берлина, согласно которому ему запрещалось вести какие-либо активные действия против соседних колоний, принадлежавших Британии, Бельгии и Португалии. Он принял решение нарушить приказ и начал действовать на свой страх и риск, справедливо считая, что лучшая оборона – это нападение. Но как уже было выше сказано, не имея возможности для ведения прямых боевых действий, выбрал партизанскую войну. Успехам способствовало то, что подчиненные ему аскери прекрасно знали местность и владели навыками, необходимыми именно для войны партизанской. Чем не могли похвастаться солдаты и офицеры из Антанты. Характерный пример. В бою у Махивы в Танзании в октябре 1917 года британцы потеряли более полутора тысяч солдат и офицеров, Леттов-Фонбек – до сотни бойцов.

            Дошло до того, что британское командование в Южной Африке было вынуждено привлечь для практических консультаций одного из военных лидеров из стана своих недавних противников в англо-бурских войнах Яна Смэтса, занимавшего посты военного министра и министра финансов в британском доминионе Южно-Африканский союз. Надеялись на опыт некогда бурского военачальника, знавшего толк в партизанских методах ведения войны. Смэтс, судя по всему, не сильно помог. Вот что писал в мемуарах сам Леттов-Фонбек: «… маленькие смешанные отряды численностью от 8 до 10 человек европейцев и аскари обходили лагеря противника и действовали на его сообщениях с тылом. Благодаря добыче, взятой у Танги, мы располагали телефонными аппаратами; эти отряды включали их в английские телефонные провода и выжидали, пока мимо не проходили большие или меньшие неприятельские отряды или транспорты, запряженные быками. Противник обстреливался из засады с расстояния 30 метров, брались пленные и добыча – и патруль исчезал снова в бесконечной степи».

            По поводу Танги (один из крупнейших портов в современной Танзании). 5 ноября 1914 года при поддержке крейсеров британцы у порта Танга попытались высадить десант в 8 тысяч человек. Леттов-Форбек быстро перебросил по железной дороге к берегу тысячу бойцов. За сутки аскери успели окопаться и подготовить пулеметные огневые точки. Британцы высаживались на песчаном пляже, больше напоминающем болото. Кроме того, дикие пчёлы, потревоженные неприятно-пряным запахом пота, исходящим от солдат-индусов, десятками тысяч атаковали солдат индийского Бангалорского полка, которые пустились наутек под пулеметным огнем, увязая в прибрежном песке. Британцам все-таки удалось захватить Тангу, но ненадолго. Леттов-Форбек провёл перегруппировку сил, ударил с флангов и выбил противника из города. Британцы бежали, оставив огромное количество оружия и снаряжения, благодаря чему германский полковник смог  перевооружить три роты аскари. Британцы потеряли 360 человек убитыми и 487 ранеными, потери германской стороны - 71 человек убитыми и 76 ранеными.

            Итак, сильно поредевший из-за эпидемии «испанки» отряд Леттов-Фонбека пересек границу Северной Родезии и готовился к новым боям на вражеской территории. В его рядах оставалось 30 офицеров и 125 унтер-офицеров и солдат собственно германской армии и 1168 аскари. 11 ноября 1918 года, когда в Компьенском лесу уже было подписано перемирие между странами Антанты и Германией, отряд с боем взял населенный пункт Касама.

            По одним данным британский генерал Якоб ван Девентер (этнический бур) сообщил Леттов-Фонбеку о подписанном во Франции документе на следующий день - 12 ноября. По другим – германский полковник узнал об этом факте случайно – 14 числа. Соответствующие бумаги были найдены в сумке у плененного английского офицера Гектора Крауда. Однако, только 23 ноября полковник принял решение о сдаче своего отряда в плен.

            Есть такой стереотип: солдаты, мобилизованные из колониального населения, были смелыми, но неумелыми. И что еще хуже – не знали дисциплины. Спустя почти полвека после событий, сразу после смерти Леттов-Фонбека бундестаг Германии в память о нем принял решение найти служивших в его отряде аскери и выплатить им премию. Немецкий представитель не знал, каким образом определить заслуженных ветеранов среди танзанийских стариков. Документов нет. Устные свидетельства – не в счет. И осенило. Желавших получить пенсию поставили в строй. Загремели команды на немецком языке. И они были выполнены чернокожими ветеранами идеально.

            Во время II Мировой войны вышедший еще в 1920 году в отставку в чине генерал-майора Леттов-Фонбек потерял двух сыновей, но от предложения Гитлера послужить Третьему рейху категорически отказался. Нацизм не признал. Умер в 1964 году.

                                                                                                                 Михаил БЫКОВ,

                                                                          Специально для «Почты полевой».
22 ноября 2018 10:52 467
0
0