Забытые страницы Великой войны
Лесное перемирие в вагоне
11 ноября 1918 года в Компьенском лесу, что во французской провинции Пикардия в 70 километрах Парижа в 5 часов 11 минут утра было подписано Компьенское перемирие.  
Железнодорожная ветка в Компьенском лесу.

Завершения I Мировой войны народы планеты заждались. И едва было подписан документ о перемирии, как землян оповестили: Первая мировая закончилась!  Когда-то великий русский полководец Александр Суворов подарил миру афоризм: «Война закончена лишь тогда, когда похоронен последний солдат". С Александром Васильевичем спорить трудно, если возможно. Но это его высказывание носит сугубо эмоциональный характер. Видимо, генералиссимус имел в виду благодарность и память потомков. В противном случае нет в истории человечества ни одной законченной войны. И нынешние поисковые отряды до сих пор находят останки солдат Первой Мировой. По всей Европе.

Но на процесс завершения любой войны можно посмотреть с юридической точки зрения. Лишенной пафоса, но точной и конкретной. Тем более, что любой официальный документ, особенно такой важный, как акт перемирия, несет выверенную смысловую нагрузку и интерпретациям не подлежит.

            Компьенское перемирие означало одно: окончание боевых действий между странами Антанты и Германией. Не меньше, но и не больше. Впереди предстояла большая дипломатическая и организационная работа по подготовке мирного договора, в результате чего перемирие должно было превратиться в мир. Такие мирные договоры предстояло выработать многим странам между собой. Однако, недооценивать значение «Первого Компьена» никак нельзя. После многочасовых переговоров в штабном вагоне главнокомандующего силами Антанты на Западном фронте маршала Франции Фердинанда Фоша с полей сражений ушла смерть.

            Прежде, чем ознакомиться с пунктами подписанного акта, стоит, видимо, поговорить о том, почему такой важный документ подписывали в железнодорожном вагоне да еще в лесу. Оказывается,  место было выбрано не случайно, как говорится, по дороге, а согласно пожеланиям главного действующего лица – Фоша. По только ему ведомым причинам надо было подобрать позицию, соответствовавшую следующим критериям: местность «должна была обеспечить спокойствие, тишину, уединение, уважение к побежденному противнику во время переговоров». Там предполагалось разместить два поезда: самого Фоша и выделенного для германской делегации.

            Опять-таки, по непонятным причинам фотографов в переговорное помещение во время процесса не пустили. Хотя сохранились снимки участников переговоров у вагона, а также фотоизображения интерьеров различных помещений вагона, его план-схема в разрезе и подробная фотолетопись процедуры по превращению бывшего вагона-ресторана 2419D, построенного на заводе в парижском пригороде Сен-Дени в 1914 году, в вагон-памятник, установленный первоначально во внутреннем дворе Дома инвалидов во французской столице в 1921 году.  С момента рождения вагон использовался по прямому назначению франко-бельгийской компанией CIWL (Compagnie Internationale des Wagons-Lits) на внутренних французских линиях до августа 1918 года. В сентябре, по мобилизации для нужд фронта, его переделали из вагона-ресторана в салон-вагон. И только в октябре 1918 –го он поступил в распоряжение Фоша.

            После 1921 года к вагону-памятнику как-то охладели. И власти, и руководство музея «Дом инвалидов». Он начал разрушаться и сам превратился в инвалида. Один американский меценат пожертвовал 100 000 франков на реставрацию исторического вагона с условием, что он будет помещен в специально построенный ангар в Компьенском лесу на «Поляне перемирия». Так в 1922 году назвали место, где был построен мемориал в память о великом событии. Церемония открытия состоялась в 1927-м, на ней присутствовал и маршал Фош. Помимо «вагонного склепа» был торжественно открыт памятник освободителям провинций Эльзас и Лотарингия скульптора Эдгара Брандта «Утро». И мемориальная плита на месте, где стояли вагоны представителей Антанты и Германии. На ней была высечена надпись: «Здесь 11 ноября 1918 года пала преступная гордыня Германской империи, побеждённая свободными народами, которые она пыталась поработить». В 1937-м на «Поляне перемирия» была воздвигнута каменная статуя маршала Фоша, спустя восемь лет после его кончины.

            На этом приключения, вернее, уже злоключения салона-вагона не завершились. В 1940 году, когда под ударами армий Третьего рейха Франция пала, и Адольф Гитлер торжествовал реванш за поражение в I Мировой войне, по его приказу стенку склепа разобрали и вагон вытащили на тоже самое место, где в 1918-м он стал центром мира. Фюрер, будучи участником-пораженцем Первой мировой, жаждал отомстить даже в мелочах. 22 июня второе Компьенское перемирие, по которому разбитая Франция соглашалась на капитуляцию и раздел страны на оккупационную и так называемую «свободную» зоны, он распорядился заключить именно в Компьенском лесу, в том самом вагоне и в том самом месте, где поезд стоял в 1918-м.

            Само собой, по приказу фюрера весь комплекс был уничтожен. Все объекты сравняли с землей и засеяли травкой. Вагон сохранили и перевезли в Берлин, где он стоял у Бранденбургских ворот, как олицетворение германского реванша. После II Мировой войны комплекс в Компьенском лесу восстановили. Вот только вместо оригинального вагона пришлось довольствоваться копией. Хотя жива версия, основанная на весьма шатких свидетельствах, будто по запросу командующего французскими войсками в Германии генерала Мари Жозефа Кёнига в 1946 году офицеры Группы советских оккупационных войск в Германии  подполковник Гуляев и лейтенант Васильев нашли искомый вагон в Берлине, и он был возвращен Франции.

            Ну, а теперь – о главном. На каких же условиях было заключено первое Компьенское перемирие, которое со стороны Антанты подписал маршал Фош в присутствии английского адмирала Росслина Уимисса , со стороны Германии – представитель командования при Рейхсканцлере генерал-майор Детлоф фон Винтерфельдт в присутствии статс-секретаря немецкого правительства Маттиаса Эрцбергера? Стоит заметить, что представитель США отсутствовал.

«Во-первых, на протяжении 6 часов, прошедших с момента подписания документа о мире прекратить любые боевые действия на всех фронтах (было выполнено немедленно).

Во-вторых, в течение 15 дней отвести все войска из Бельгии, Лотарингии, Франции, Эльзаса и Люксембурга (выполнили в установленный срок); в-третьих, спустя месяц немецкие войска должны были освободить земли по западному берегу Рейна и передать города Майнц, Кельн и Кобленц под контроль армий союзников и США (приведено в исполнение).

В-четвертых, войска с Восточного фронта должны были быть уведены в Германию, а положение на этом участке должно было соответствовать состоянию на 1 августа 1914 года (выполнено было лишь частично).

В-пятых, признание Брест-Литовского мира недействительным (было выполнено).

В-шестых, Германия обязывалась отказать в юридическом признании Бухарестского мира, заключенного с Румынией (немцы были вынуждены согласиться).

В-седьмых, признание морской блокады Германии военно-морским флотом Великобритании правомерной (было признано).

В-восьмых, подводные лодки и надводные военные корабли Германии задерживались в портах пребывания, свобода их передвижения ограничивалась до принятия иных решений.

В-девятых, большая часть тяжелого и легкого вооружения, в том числе десятки тысяч самолетов и поездов передавались в качестве контрибуции в пользу союзников.

В-десятых, сдача в хорошем состоянии 5 000 орудий, 25 000 пулеметов, 3 000 мортир-миномётов, 1 700 самолетов, 5 000 локомотивов и 150 000 вагонов».

Тон, назовем его так, переговорному процессу задал маршал Фош еще 8 ноября, когда германская делегация прибыла в Компьенский лес. Состоялся примерно такой диалог:

— Чего вы хотите, господа?…
— Мы хотим получить ваши предложения о перемирии.
— О, у нас нет никаких предложений о перемирии,- сказал Фош. Нам очень нравится продолжать войну…
— Но нам нужны ваши условия. Мы не можем продолжать борьбу.
— Ах, так вы, значит, пришли ПРОСИТЬ о перемирии? Это другое дело…

                                                                                                                Михаил БЫКОВ,

                                                                          Специально для «Почты полевой».
12 ноября 2018 13:43 393
0
0