Забытые страницы Великой войны
Болгария выходит из войны

30 сентября 1918 года вступило в силу перемирие, подписанное накануне в греческих Салониках между правительством Болгарии и представителями стран Антанты. В результате Болгария стала первым государством Центрального блока, завершившим участие в I Мировой войне.

            Надо признать, что до осени 1918 года Болгария держалась, как могла. Даже добилась локальных успехов. Так 7 мая того же года в Бухаресте был подписан мирный договор между Румынией и странами Центрального блока, по которому Софии отходили земли Южной Добруджи. Это на северо-востоке современной Болгарии, у самого Черного моря. Однако, это был последний успех.

            Именно весной 1918-го положение болгарской армии, воевавшей после капитуляции Румынии только на Салоникском (Македонском) фронте, резко ухудшилось. «Весеннее наступление» на Западном (Французском) фронте потребовало от Германии переброски всех сил именно на север и северо-восток Франции, что бы нанести последний сокрушительный удар. Немецкие войска, цементировавшие болгарскую армию, были отозваны, и подданные царя Фердинанда I остались один на один с силами Антанты: французскими, сербскими, греческими и британскими.

            Соотношение было таковым. У болгар в Македонии имелось до 400 тысяч солдат, у Антанты – 670 тысяч. Превосходство вторых в артиллерии – почти четырехкратное. Не менее важным были и такие факторы. Болгарские войска испытывали колоссальную нехватку вооружений, боеприпасов, продовольствия. Соединения Антанты получали неограниченную подпитку морем. В стране крепли антивоенные настроения. Солдаты в открытую заявляли, что терпеть жизнь в окопах готовы только до середины осени.

            Когда на Западном фронте ситуация окончательно обернулась в пользу Антанты, и германские войска начали тотальный отход к собственным границам, пришло время приступить к делу и так называемой Восточной армии. Утром 14 сентября 1918 года в Македонии загрохотала канонада. Сильнейшая артиллерийская подготовка нанесла болгарам такой урон, что фронт был прорван атакой трех пехотных дивизий (две французские и сербская) уже на следующий день на протяжении 15 километров в районе местечка Добро поле (ныне – территория Македонии), откуда открывалась дорога в долину реки Вардар, а следовательно, к Скопье – сердцу Македонии ( ныне – столица этой страны). Несколько германских частей 11-й полевой армии, оставленных на этом направлении, действовали вяло и серьезного сопротивления не оказали.

            Единственный участок, где болгары держались стойко и уцепились-таки – в районе озера Дойран. Это на восточном фланге Салоникского фронта. Сейчас озеро располагается частично в Македонии, частично в Греции. Озеро не так чтоб сильно большое. Девять километров в длину и семь - в ширину. Но на северном его берегу находится горный массив Балкан – Беласица. Высоты – до двух километров. Для обороняющейся стороны – хорошо. Для нападающей – не очень.

            У Дойрана атаковали британские и греческие части. Всего – шесть дивизий, 75 тысяч человек. Им противостояли примерно 30 тысяч болгар, что в условиях горной обороны очень даже прилично. История получила название «Дойранская эпопея» и, как положено любой эпопее, обросла со временем легендами. Одна из них рассказывает, что в четырехдневных боях союзники потеряли 67 тысяч солдат и офицеров, а болгары… 500 человек. Прямо, 300 спартанцев! Но если отвлечься от мифов, то можно констатировать одно - болгары выстояли. Ненадолго.

            Впрочем, на общем положении дел это никак не сказалось. На центральном направлении союзники развивали успех. Болгарские и немецкие части откатывались на север, теряя вооружение и снаряжение. Пленные исчислялись тысячами. 26 сентября сербские части захватили город Велес в центральной части Македонии. До Скопье оставалось 40 километров. Справа англичанам и грекам удалось-таки прорваться мимо озера Дойран и вторгнуться на болгарскую территорию, взяв город Струмица (ныне – восток Македонии). Французская кавалерия совершила обходной маневр и вышла к Скопье, носившему тогда название Ускюб. На турецкий манер. Все-таки веками эти земли находились в составе Османской империи. 29 сентября в Скопье вошли французские кавалеристы.

            Остатки болгарско-германских сил повернули на восток с целью пробиться на территорию Болгарии. Ожидалось серьезное сражение с окружившими французами и сербами, но в этот день, как уже сказано, было подписано перемирие, и 30 сентября в войска поступили соответствующие приказы.

            В эти дни и в самой Болгарии ситуация складывалась драматично. Если отдельные болгарские части и соединения стояли насмерть, как, например, Плевенская пехотная дивизия у озера Дойран, другие откровенно бежали. Довольно быстро дезертиры превратились в мятежников, так как с бежавшими болгарские власти пытались разбираться жесткими методами, дразня вооруженную солдатскую толпу. Несколько тысяч солдат направились в сторону Софии с намерением произвести переворот. Мятеж получил название «Владайское восстание», так как 29 сентября 1918 года восставшие заняли этот населенный пункт в 15 километрах от болгарской столицы. Хотя, возможно, более подошло бы название «Радомирское восстание», так как в более-менее организованную силу в 4-5 тысяч штыков солдатские толпы превратились именно в этом городе, 25-го числа. Радомир отстоит от Софии на 30 километров в юго-западном направлении. Он так и оставался столицей мятежников вплоть до разгрома восстания.

            Трудно предположить, чем бы закончился штурм Софии. Лидер восставших Райко Даскалов, провозгласивший Радомирскую республику, опирался на восемь пехотных батальонов и две пулеметные роты. Гарнизон столицы состоял из одиннадцати пехотных рот с двенадцатью пулемётами, двух батарей (шесть орудий) и одного-двух конных эскадронов. Не густо. Причем, соотношение в пользу мятежников могло быстро измениться. Недовольных фронтовиков в округе было куда больше, чем преданных болгарской короне солдат. Как ни удивительно, но значительную долю защитников Софии составляли этнические македонцы. 

            Выручили германцы. В Софию вошли части полнокровной 217-й пехотной дивизии рейхсвера. Именно тогда, когда восставшие после пробного штурма предместий взяли передышку на ночь. 30 сентября все переменилось. Попытка повторить наступление была отбита, и батальоны Даскалова начали отступать в сторону Радомира. 2 октября столица самопровозглашенной солдатско-крестьянской республики была захвачена. Во время боев было убито до 400 восставших, по другим данным – до 3 тысяч. Правительственные войска потеряли 128 человек, из которых убитыми 30. Даскалов успел бежать.

            В осенних боях болгарская армия понесла тяжелые потери. Только пленными - от 77 до 95 тысяч человек. Царь Фердинанд I, втащивший свою страну в войну на стороне Центрального союза, сразу после подписания Салоникского перемирия отрекся от престола в пользу сына Бориса и уехал в родовое германское имение Кобург на севере Баварии, где прожил еще 30 лет. Любопытно, что понадобился примерно год, чтобы перемирие превратилось в мирный договор, подписанный в пригороде Парижа Нёйи-сюр-Сен и получивший соответственно название «Нейиский». А в силу он вступил только летом 1920 года. Болгария потеряла часть территорий, отошедших к Румынии, Греции и Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев (СХС). Была наложена внушительная для столько маленькой страны контрибуция деньгами, рогатым скотом и углем. Армия сокращена до номинальных 20 тысяч солдат, также разрешалось иметь 10 тысяч жандармов и 3 тысячи пограничников.

            Важно отметить, что и в этот раз Россия спасла Болгарию. Правда, весьма своеобразным и кровавым для себя самой способом. В сентябре-октябре 1918 года страны Антанты могли раздавить болгарскую государственность без особых затруднений и разделить ее территорию между соседями-союзниками или ввести протекторат. Но пример российских революций и последующих за ними событий заставили лидеров Антанты быстрее пойти на перемирие, дабы успокоить страсти в этой балканской стране.

                                                                                                                 Михаил БЫКОВ,

                                                                           специально для «Почты полевой».
13 октября 2018 09:25 929
0
0