Забытые страницы Великой войны
На земле Палестины

1917 стал успешным для войск Антанты на синайско-палестинском фронте. 9 декабря был взят Иерусалим. После 400-летнего правления турки-османы покинули Святой город.

            Первая мировая война, будто русская матрешка, состояла из нескольких довольно автономных войн. Западный фронт, Восточный, Кавказский, Африканские операции, Японо-китайские действия, война в Месопотамии, Альпийский фронт, Греческо-македонский…  Отдельные страницы в историю ПМВ вписаны теми, кто сражался на полуострове Синай и в Палестине. Здесь, начиная с 1915 года, туркам, поддерживаемым германцами и австрийцами, противостояли британские войска, спустя некоторое время усиленные французскими частями.

            Переломным в синайско-палестинской войне стала вторая половина 1917 года, когда союзникам удалось несколько наступательных операций, апофеозом которых стало взятие Иерусалима. Надо отметить, что в этот период военные группировки обеих сторон были значительно усилены по сравнению, скажем с январем 1915 года, когда боевые действия начались в районе Суэцкого канала. Теперь османы располагали примерно 50 000 штыков и сабель при 308 орудиях. Группировка получила название «Йылдырым», но в документах германского генштаба ее именовали «немецкой группой армий F». На основании того, что руководство войсками осуществляли специалисты из Берлина, в частности, генерал Эрих фон Фалькенхайн, смещенный с поста начальника Генерального штаба Германии после поражения на Восточном фронте летом 1916-го, известного, как Луцкий (Брусиловский) прорыв. Один этот факт говорит о том, какое серьезное значение придавали палестинскому фронту в Германии.

            Британцы сконцентрировали в Палестине до 70 000 штыков (включая индийские части), 12 000 сабель при 540 орудиях. Авиаотряд насчитывал 90 самолетов. Главнокомандующий – генерал сэр Эдмунд Алленби. Несколько слов об этом военачальнике. Он был профессионалом до мозга костей, боевой опыт получил в Англо-бурской войне на юге Африки. В ПМВ руководил войсками в сражении при Монсе, Ипре (2-я Ипрская битва) и Аррасе. Едва приняв командование над так называемым британским Египетским корпусом в 1917 году, получил известие о том, что его сын Майкл погиб в бою на Западном фронте – под Пашендейлом. Перед отъездом в Каир, где располагался штаб корпуса, Алленби получил от премьер-министра Великобритании Дэвид Ллойд-Джордж наказ взять Иерусалим к Рождеству, чем и занялся в срочном порядке.

            Отдельный интерес представляла кавалерия, находившаяся в распоряжении Алленби, который и сам был по военной специальности кавалеристом. В Пустынный конный корпус входили Австралийская конная дивизия АНЗАК (австралийцы и новозеландцы), Имперский верблюжий корпус и Йоменская конная дивизия (ополченцы). К слову при прорыве к Иерусалиму в битве под Беэр-Шевой 31 окября 1917 года решающее слово сказала 4-я австралийская бригада легкой кавалерии. И еще – о кавалерии. Как уже сказано, генерал Алленби был кавалеристом, и вступать в освобожденные/захваченные города должен был верхом. Но свидетели и фотографии подвтерждают, что 11 декабря 1917 года он спешился у Яффских ворот Иерусалима и вошел в город пешком. В знак уважения к святому месту.

            Итак, Иерусалим… Существует серьезная путаница в связи с тем, каким образом святой город был взят войсками союзников. Все версии, по существу, делятся на две части. К первой относятся те историки и эксперты, что считают, будто никакого сражения за Иерусалим не было. Турки ушли из города 8 декабря добровольно. Более того, никакой драки не могло быть в принципе, так как Алленби считал, что воевать на улицах мировой святыни нельзя по определению.

            Вот какой вариант событий со слов израильской журналистки Марины Шафир предложил участник ПМВ в Палестине британский офицер Лоил Томас. Утром 9 декабря в поисках продуктов для завтра своего командира два повара из 60-й пехотной дивизии – Джеймс Седжевик и Фредерик Харкомб - заблудились и вышли к Иерусалиму. Именно в этот момент им навстречу от стен города двигалась делегация с мэром Салимом Хуссейном аль-Хусейни во главе. Над делегацией развевался самодельный белый флаг. Как ни старались повара объяснить, кто они такие, мэр и его свита не реагировали, на пальцах объяснили, что турки ушли и всерьез провели церемонию полевой сдачи города. Солдаты вернулись в часть, доложили по команде. Далее было еще две церемонии сдачи города. Их поочередно приняли командир бригады 60-й дивизии генерал Генри Уотсон и ее дивизионный начальник генерал Джон Шеа. Четвертую церемонию потребовал организовать уже сам Алленби, искренне считавший, что только военачальник его уровня может принимать капитуляцию Святого города. Однако, здоровье мэра не выдержало таких нагрузок, и он слег с сильной простудой. Тем не менее, 11 декабря торжественный вход в город состоялся, о чем и было доложено в Лондон, премьеру Ллойд-Джорджу. Но сколько бы Алленби не старался установить приоритет главкома над комбригом, существуют фотографии, запечатлевшие въезд в Иерусалим генерала Уотсона 9 декабря.

            В той или иной интерпретации история, рассказанная британским офицером, повторяется в разных источниках. В первом варианте упоминается арабская деревушка Лифта, около которой и стояла британская часть, командир которой и отправил за свежими продуктами своих поваров. Отметим, что Лифта находилась от стен старого города более чем в 3 километрах на северо-запад. Если учесть, что накануне войска 20-го британского корпуса взяли Западный Иерусалим и вошли в пределы Вифлеема (сейчас вплотную граничит с южными районами Иерусалима), получается, что Святой город был окружен британцами с трех сторон – севера, запада и юга. И окружен не за просто так, а с серьезными боями. Чему в свою очередь свидетельствует Британское кладбище и кенотаф в Иерусалиме. На этом кладбище похоронено 2514 британских солдат и офицеров. Памятная надпись на кенотафе в переводе с английского гласит:  «Возле этого места Святой город был освобожден 60-й Лондонской дивизией 9 декабря 1917 года. Сооружено сослуживцами для тех офицеров, унтер-офицеров и солдат, которые погибли в сражении за Иерусалим». Известны приблизительные данные о потерях османов под Иерусалимом: более 1000 - убитыми и ранеными, 750 – пленными. Выходит, сражение было. И проблема возникших версий и интерпретаций в другом – в терминологии. Битва была за Иерусалим, бои шли рядом со старым городом, но его самого не коснулись, так как справедливо опасавшиеся полного окружения турки ушли за его пределы.

Ожесточенные бои предшествовали событиям 9 декабря. План генерала Алленби сводился к тому, чтобы непрерывными точными ударами прорвать оборону турок на линии Газы – Беэр-Шевы (фронт шириной более 40 км) и далее, двигаясь ближе к побережью Средиземного моря, точно огромной клешней загрести относительно плодородные прибрежные земли, выдавив противника с территории Палестины на север и восток. План удался. 31 октября турецкая оборона была прорвана, Беэр-Шева пала. Следом – Газа. Спустя 11 дней союзники взяли Яффу (ныне объединена с Тель-Авивом), стратегически важный порт на Средиземноморье. Оставалось –  взять Иерусалим…

            После вступления в Святой город боевые действия на палестинском фронте затихли. Туркам требовалась пауза, чтобы создать новый укрепрайон на границе Палестины, Ливана и Сирии. Британцам надо было подтянуть резервы, каким-то образом наладить стабильное снабжение войск, особенно, водой. Ее тотальный дефицит сказывался на всей кампании 1917 года. Британцы наступали с юга, со стороны безводного Синайского полуострова, и для них проблемы с водоснабжением были куда актуальнее, чем для турок.

            Так или иначе, но большая часть Палестины была очищена от турецких войск. В Константинополе уже не помышляли о наступательных операциях в Египте. Страна воевала на три фронта, и все они треснули по швам: на Кавказе, в Месопотамии и в Палестине. В январе 1918 года командование армий Антанты приняло коллективное решение: приложить максимум усилий для скорейшего выведения Турции из войны. Для этого сложились все необходимые предпосылки.

             

                                                                                                                                         Михаил БЫКОВ,

                                                                                                   Специально для «Почты полевой».

26 декабря 2017 11:34 967
0
0