Русская Императорская армия
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / Русская Императорская армия / Русская императорская армия в годы Первой мировой войны
Русская императорская армия в годы Первой мировой войны

На начало Первой мировой войны Российская императорская армия насчитывала 1 350 000 человек, по мобилизации развёрнутых до 5 338 000 человек; на вооружении было 6848 лёгких и 240 тяжёлых орудий, 4157 пулемётов, 263 самолёта, свыше 4 тысяч автомобилей. Впервые в истории России пришлось держать сплошной фронт протяжённостью 900 километров и глубиной до 750 километров и развернуть армию численностью более пяти миллионов человек. Война продемонстрировала множество нововведений: воздушные бои, химическое оружие, первые танки, и «окопную войну», сделавшую бесполезной российскую кавалерию. Однако самым главным было то, что война наглядно продемонстрировала все преимущества индустриально развитых держав. Российская империя, с её относительно неразвитой по сравнению с Западной Европой промышленностью, испытывала недостаток вооружений, в первую очередь так называемый «снарядный голод».

На 1914 год на всю войну было заготовлено всего 7 млн 5 тыс. снарядов. Их запасы на складах закончились через 4-5 месяцев боевых действий; российская промышленность произвела за весь 1914 год всего 656 тыс. снарядов (то есть покрыв потребности армии на один месяц). Уже на 53-й день мобилизации, 8 сентября 1914 Верховный Главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич обращается непосредственно к императору: «Уже около двух недель ощущается недостаток артиллерийских патронов, что мною заявлено было с просьбой ускорить доставку. Сейчас генерал-адъютант Иванов доносит, что должен приостановить операции на Перемышле и на всем фронте, пока патроны не будут доведены в местных парках хотя бы до ста на орудие. Теперь имеется только по двадцать пять. Это вынуждает меня просить Ваше Величество повелеть ускорить доставку патронов». Характерны при этом были ответы Военного министерства во главе с Сухомлиновым, что «войска слишком много стреляют».

Великий князь
Николай Николаевич

В течение 1915-1916 годов остроту снарядного кризиса удалось снизить благодаря увеличению собственного производства и импорту; за 1915 год Россия произвела 11 238 млн снарядов, и импортировала 1 317 млн. В июле 1915 года империя переходит к мобилизации тыла, образовав Особое совещание по обороне страны. До этого времени правительство традиционно старается размещать военные заказы по возможности на военных заводах, не доверяя частным. В начале 1916 года Совещание национализирует два крупнейших завода Петрограда — Путиловский и Обуховский. На начало 1917 года снарядный кризис был полностью преодолён, и артиллерия располагала даже чрезмерным количеством снарядов (3 тыс. на лёгкое орудие и 3 500 на тяжёлое, при 1 тыс. в начале войны).

На момент окончания мобилизации в 1914 году в армии насчитывалось всего 4,6 млн винтовок при численности самой армии в 5,3 млн. Потребности фронта составили 100-150 тыс. винтовок ежемесячно при производстве на 1914 год только 27 тыс. Положение удалось исправить благодаря мобилизации гражданских предприятий и импорту. На вооружение поступали модернизированные пулемёты системы Максима и винтовки Мосина образца 1910 года, новые орудия калибров 76-152 мм, автоматы Фёдорова.

Относительная неразвитость железных дорог (на 1913 год общая продолжительность железных дорог в России уступает США в 6 раз) сильно мешала быстрой переброске войск, организации снабжения армии и крупных городов. Использование железных дорог в первую очередь для нужд фронта заметно ухудшило снабжение Петрограда хлебом и стало одной из причин Февральской революции 1917 года (с началом войны армия забрала треть всего подвижного состава).

 Путиловский завод, Петроград

Из-за больших расстояний, по оценке германских экспертов на начало войны, русскому призывнику предстояло преодолеть в среднем 900-1000 км до места назначения, тогда как в Западной Европе эта цифра составляла в среднем 200-300 км. В то же время в Германии на 100 км² территории приходилось 10,1 км железных дорог, во Франции — 8,8, в России — 1,1; кроме того, три четверти российских железных дорог были одноколейными.

Согласно расчётам германского плана Шлиффена, Россия проведёт мобилизацию, с учётом этих сложностей за 110 дней, в то время как Германия — всего за 15 дней. Эти расчёты были хорошо известны и самой России, и французским союзникам; Франция согласилась финансировать модернизацию российского железнодорожного сообщения с фронтом. Кроме того, в 1912 году Россия приняла Большую военную программу, которая должна была сократить срок мобилизации до 18 дней. К началу войны многое из этого ещё не было реализовано.

С началом войны Германия блокировала Балтийское море, а Турция — черноморские проливы. Основными портами для импорта боеприпасов и стратегического сырья стал Архангельск, замерзающий с ноября по март, и незамерзающий Мурманск, на 1914 год ещё не имевший железнодорожного сообщения с центральными областями. Третий по важности порт, Владивосток, был слишком отдалён. Результатом стало то, что на складах этих трёх портов к 1917 году застряло значительное количество военного импорта. Одной из мер Совещания по обороне страны стала переделка узкоколейной железной дороги Архангельск — Вологда на обычную, что позволило увеличить перевозки в три раза. Также было начато строительство железной дороги к Мурманску, однако она была закончена только к январю 1917 года.

Строительство Мурманской железной дороги, 1916  г.

С началом войны правительство призвало в армию значительное количество резервистов, которые держались в тылу на время обучения. Серьёзной ошибкой стало то, что в целях экономии три четверти резервистов были размещены в городах, в расположении частей, пополнением которых они должны были стать. В 1916 году был проведён призыв старшей возрастной категории, которая считала себя не подлежащей мобилизации и восприняла приказ крайне болезнено. В одном только Петрограде и пригородах было размещено до 340 тыс. солдат запасных частей и подразделений. Они располагались в переполненных казармах, по соседству с гражданским населением, озлобленным тяготами военного времени. В Петрограде 160 тыс. солдат жили в казармах, рассчитанных на 20 тыс. При том в Петрограде насчитывалось всего 3,5 тыс. полицейских и несколько рот казаков.

Уже в феврале 1914 года бывший министр внутренних дел П. Н. Дурново подаёт императору аналитическую записку, в которой заявляет, «в случае неудачи, возможность которой при борьбе с таким противником, как Германия, нельзя не предвидеть, социальная революция в самых крайних её проявлениях у нас неизбежна. Как уже было указано, начнётся с того, что все неудачи будут приписаны правительству. В законодательных учреждениях начнётся яростная против него кампания, как результат которой в стране начнутся революционные выступления. Эти последние сразу же выдвинут социалистические лозунги, единственные, которые могут поднять и сгруппировать широкие слои населения: сначала чёрный передел, а засим и общий раздел всех ценностей и имуществ. Побеждённая армия, лишившись к тому же за время войны наиболее надёжного кадрового своего состава, охваченная в большей её части стихийно общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованной, чтобы послужить оплотом законности и порядка. Законодательные учреждения и лишённые действительного авторитета в глазах народа оппозиционно-интеллигентские партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддаётся даже предвидению».

Генерал В.И. Гурко, 1916-1917 гг.

К зиме 1916-1917 годов паралич снабжения Москвы и Петрограда дошёл до апогея: они получали лишь треть необходимого хлеба, а Петроград, кроме того — лишь половину требуемого топлива. Председатель Совета министров Штюрмер предлагал в 1916 году проект эвакуации из Петрограда 80 тыс. солдат и 20 тыс. беженцев, но этот проект так и не был реализован.

К началу Первой мировой войны изменился состав корпуса. Он стал включать вместо трёх лишь две пехотные дивизии, а конный казачий полк стал создаваться в военное время уже не при каждой пехотной дивизии, а при корпусе.

Зимой 1915-1916 годов генерал Гурко провел реорганизацию вооруженных сил по тому же принципу, что за год до этого Германия, а потом и Франция. Только у немцев и французов в дивизиях стало по 3 полка, а в русских осталось по 4, но сами полки переводились с 4 на 3 батальона, а кавалерийские — с 6 на 4 эскадрона. Это позволяло уменьшить накопление бойцов на переднем крае, снизить их потери. А ударная мощь дивизий сохранялась, поскольку у них оставалось то же количество артиллерии, а число пулеметных рот и их состав увеличивались, пулеметов в соединениях становилось в три раза больше.

Генерал А.А. Брусилов (третий справа) в Совете штаба Верховного Главнокомандующего, 1 апреля 1916 г.

Из мемуаров А. Брусилова: «На сей раз моему фронту были даны сравнительно значительные средства для атаки противника: так называемый ТАОН — главный артиллерийский резерв верховного главнокомандующего, состоявший из тяжелой артиллерии разных калибров, и два армейских корпуса того же резерва должны были прибыть ранней весной. Я вполне был уверен, что при той же тщательной подготовке, которая велась в предыдущем году, и значительных средствах, которые отпускались, мы не могли не иметь и в 1917 году хорошего успеха. Войска, как я выше говорил, были в твердом настроении духа, и на них можно было надеяться, за исключением 7-го Сибирского корпуса, который прибыл на мой фронт осенью из рижского района и был в колеблющемся настроении. Некоторую дезорганизацию внесла неудачная мера формирования третьих дивизий в корпусах без артиллерии и трудность сформировать этим дивизиям обозы ввиду недостатка лошадей, а отчасти и фуража. Сомнительным было также состояние конского состава вообще, так как овса и сена доставлялось из тыла чрезвычайно мало, а на месте не было возможности что-либо добывать, так как уже все было съедено. Прорвать первую укрепленную полосу противника мы, безусловно, могли, но дальнейшее продвижение на запад при недостатке и слабости конского состава делалось сомнительным, о чем я доносил и настоятельно просил ускоренно помочь этому бедствию. Но в Ставке, куда уже вернулся Алексеев (Гурко принял опять Особую армию), а также в Петербурге было, очевидно, не до фронта. Подготовлялись великие события, опрокинувшие весь уклад русской жизни и уничтожившие и армию, которая была на фронте.

Во время Февральской революции, за день до отречения последнего российского императора Николая II, Петроградский совет издал приказ №1, отменявший принцип единоначалия в армии и учреждавший солдатские комитеты в воинских частях и на судах. Это ускорило моральное разложение армии, снижало её боеспособность и способствовало росту дезертирства.»

Император Николай II, февраль 1917 г.

Боеприпасов для предстоящего наступления было заготовлено столько, что даже при полной остановке всех российских заводов хватило бы на 3 месяца непрерывного сражения. Впрочем, можно вспомнить, что оружия и боеприпасов, накопленных к этой кампании, потом хватило на всю гражданскую, и еще остались излишки, которые в 1921 году большевики отдали в Турцию Кемалю-паше. В 1917 году готовилось введение в армии новой формы одежды, более удобной и вместе с тем выполненной в русском национальном духе, что должно было дополнительно поднять патриотические настроения. Эта форма изготовлялась по эскизам знаменитого художника Васнецова — для солдат вместо фуражек предусматривались остроконечные суконные шапки-«богатырки» (те самые, которые потом назовут «буденовками»), красивые шинели с «разговорами», напоминающими о стрелецких кафтанах. Для офицеров шились легкие и практичные кожанки (те, в которых будут вскоре щеголять комиссары и чекисты).

К октябрю 1917 года численность армии достигла 10 млн человек, хотя на фронте находилось лишь около 20 % её общей численности. В ходе войны было мобилизовано 19 млн человек — почти половина мужчин призывного возраста. Война стала тяжелейшим испытанием для армии. К моменту выхода из войны потери России убитыми превысили три миллиона человек.


Габриэль Цобехия

19 августа 2017 00:00 1202
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи