Русская Императорская армия
Эскадронные праздники

Торжественное построение

Полковые праздники являлись официальным торжеством, на котором присутствовали все высшее начальство, в том числе и представители царской фамилии. Эскадронные праздники справлялись и гораздо скромнее, менее торжественно, и на них, кроме чинов эскадрона, принимал участие только командир полка.

Каждый эскадрон полка имел своего покровителя - святого, икона которого в красивом киоте находилась в эскадронно зале. Эскадронный праздник справлялся именно в день этого святого.

В день эскадронного праздника главным распорядителем и хозяином являлся не командир эскадрона, а вахмистр, который приглашал, принимал и угощал гостей, и нес все расходы на прием.
В первом эскадроне Лейб-гвардии конно-гренадерском Его Императорского Высочества Цесаревича Великого князя Константина Павловича полку хозяином праздника был сверхсрочный подпрапорщик Степан Иванович Гейченко, украинец, участник всех походов и сражений за 40 лет службы Государю Императору и России.

Любитель пения и страстный рыболов задолго до праздника был занят спевками, разучившая новые и повторяя, самые певучие старые песни. А за несколько дней до начала праздника брал с собой трех-четырех таких же любителей из числа солдат земляков и выезжал на рыбную ловлю на только ему известное озеро, с которого возвращались с богатой добычей, большая часть которого шла на парадный обед для гостей, а остальная на уху для солдатского стола.

Но гвоздем торжества была не прекрасно приготовленная рыба, а знаменитая в полку «гейченковская перцовка». Перцовка эта начинала заготовляться по окончанию очередного праздника и стояла запечатанной в восьми двадцати пяти литровых бутылях целый год до очередного праздника. Но так как выпить это количество такое количество на празднике не было никакой возможности, то две-три четверти распивались понемногу в день именин Степан Ивановича, на свадьбах и крестинах детей сверхсрочно служащих вахмистров и на примирительных трапезах поссорившихся «стариков». Перцовка славилась изумительным цветом, запахом и вкусом. Выпив чарку этой перцовки, нужно было минут пять сидеть с открытым ртом, чтобы не задохнуться.

Эскадронный праздник

Эскадронный праздник начинался в десять часов молебном перед иконой покровителя. На торжество приглашались командир полка и его помощники, командиры полковых эскадронов, командиры эскадронов соседних полков и прежде служившие в эскадроне. В числе приглашенных находилась и вся «полковая аристократия» - сверхсрочно служащие подпрапорщики. По окончании молебна и окропления святой водой всех помещений эскадрона, в том числе и конюшен, командир полка пробовал солдатский обед, выпивал чарку водки за офицеров и солдат эскадрона и убывал по своему плану и делам. После этого Степан Иванович приглашал гостей отведать его «хлеб-соли». Хлеб-соль пробовали в его коморке, состоящей из большой комнаты, со вкусом обставленной мягкой мебелью. В середине комнаты был накрыт стол человек на 50-60, уставленной всевозможными закускам. На почетном месте устанавливали четверть со знаменитой перцовкой. Степан Иванович рассаживал гостей строго по старшинству. На нижнем конце с тола рассаживались старики – сверхсрочники.

Обед, изготовленный женой Степана Ивановича, был изумителен. Он начинался с кулебяки, под которую нужно было выпит несколько чарок перцовки, собственноручно наливаемой хозяйкой. Затем подавалась уха, которую никто и никогда не ел, а к ухе расстегаи, поросенок в сметане и индейка, выкормленные хозяйкой. Потом еще пироги, по желанию, пельмени. И все это с маринованными грибами, солеными помидорами и огурцами, капустой и заморскими оливками и маслинами. Заканчивался обед кофе и сладким пирогом. Отяжелевшие гости с трудом поднимались из за стола и прощались с хозяевами, и по установившейся традиции каждый из гостей, пожимая руку вахмистерше, ловко вкладывал ей в ладонь пятирублевый золотой.

Пока вахмистр принимал гостей, командир эскадрона с офицерами успел побывать в солдатской столовой и выпить чарку за здоровье солдат. Солдатский обед был также вкусный и обильный. Традиционная чарка и мед дополняли пиршество.
После обеда появлялись песенники и балалаечники. Казарма, из которой были вынесены кровати, превращалась в танцевальный зал, украшенный гирляндами из хвои. Каждый солдат мог пригласить к себе в гости своих знакомых дам. В зале был организован бесплатный буфет с фруктами и прохладительными напитками. Все офицеры, во главе с командиром эскадрона, как правило, титулованные князья и графы, лихо танцевали с приглашенными солдатскими барышнями,- Петергофскими кухарками и горничными. На улице Степан Иванович потчевал солидную публику своими песенниками. После концерта в вахмистровке снова накрывался стол. На этот раз гостями хозяина были сверхсрочные вахмистры и их жены. Иногда в числе приглашенных были наиболее им уважаемые офицеры. И гости рассаживались уже не по старшинству, а просто попросту без чинов.

В 12 часов ночи трубачи играли отбой и праздник заканчивался.
Проводив гостей, весь эскадрон собирался в столовой на праздничный ужин, на котором Степан Иванович подносил каждому солдату чарку знаменитой перцовки. Офицеры также пили свою чарку и расходились по домам.

Такие солдатские праздники сплачивали наших офицеров и солдат в одну дружную семью. И не одной армии не было и никогда не будет таких простых и веселых праздников, какие справлялись в старой русской Армии.

20 декабря 2013 16:01 1852
2
0