От Руси до Московии
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / От Руси до Московии / Тактика и стратегия боя славян в VI – VII вв. 
Тактика и стратегия боя славян в VI – VII вв. 
Из древних источников известно, что русские рати много раз побеждали бесчисленные степные орды и самые сильные армии Европы, не уступая им в удали и мобильности, в боевой подготовке и совершенстве вооружения. В источниках первые упоминания о славянах сочетаются с подробным описанием их боевой тактики. Немало интересного сообщает о тактике славян византийский летописец Прокопий Кесарийский. В частности, он писал: «В лесах и болотах, посреди рек и стоячих озер, живут они, недоступные посторонним; в жилищах своих устраивают они много выходов, чтобы можно было спастись в случае опасности, а опасности, как это и естественно, им со всех сторон угрожают. Все, что им необходимо для жизни, закапывают они в землю в потайных местах, скрывая от глаз все, что только приобретают, и жизнь ведут прямо разбойническую».

Следует сказать, что, к примеру, для византийцев главным неудобством в тактике славян было то, что они стремились избежать прямого сражения в чистом поле, предпочитая действовать полупартизанскими методами на пересеченной местности. Для византийцев с их античной военной школой такой способ войны был крайне невыгоден. Для них было бы предпочтительно дать врагу генеральное сражение, но они не получали такой возможности. Например, в VI-VII веках в качестве «регулярной» армии выступали византийцы, а русские прятались в лесах, горах и реках, нанося неожиданные удары и быстро скрываясь от преследователей. «Врагов любят они подстеречь в лесной чаще, в ущельях и крутизнах; пользуются в достаточной мере засадами, внезапными нападениями и хитростями, и ночью и днем изобретая всевозможные способы борьбы». 

Славяне не только хорошо использовали условия местности на суше, они еще были хорошими пловцами, умело форсируя водоемы и прячась в воде. У византийского летописца Прокопия Кесарийского читаем: «Лучше кого угодно умеют они переправляться через реки и могут подолгу оставаться в воде. В случае опасности они покидают свои жилища и погружаются в глубину воды, держа во рту длинные полые внутри стволы тростника, приготовленные нарочно для этой цели: лежа навзничь в глубине реки, они выставляют концы тростников наружу и дышат через них. Таким путем они по многу часов могут оставаться в воде, так что никто их там не заменит. Если даже случится, что стволы тростника будут видны снаружи, то люди, не знающие, в чем дело, подумают, что тростник растет в воде. Но кто знает об этом приеме, тому нетрудно догадаться, и тогда он может проткнуть им рот тростником или, же выдернуть его из воды, так что нечем будет дышать и придется вылезать наружу». 

Весьма подробно описано у летописца вооружение славян: «Вступая же битву, большинство идет на врага пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают; некоторые же не имеют ни хитона, ни грубого плаща, но, приспособив только штаны, прикрывающие срамные, так и вступают в схватку с врагами». Прокопий также уточняет, что были у славян и большие щиты, а копья, видимо, были приспособлены как для ближнего боя, так и для метания (поэтому их приходилось на каждого воина по две штуки). В более поздние времена такие метательные копья именовались сулицами. 

Как видим,  в VI веке ни конницы, не мечей славяне не знали. Они были вооружены сравнительно легко, что вполне понятно при их полупартизанской тактике ведения боя: стремительные удары и уход от противника на пересеченной местности делали ненужной конницу и нецелесообразным наличие большого количества доспехов. Особенности боевого построения славян византийский летописец Прокопий связывает с отсутствием у славян единого правителя. «У них нет общей власти, они вечно во вражде друг с другом и в бою не знают правильного строя, не стараются сражаться в боевом порядке, равно не любят показываться на ровных, открытых со всех сторон местах. Если случится им отважиться на рукопашный бой, они поднимают общий крик и медленно подвигаются вперед; если противник начнет отступать перед их криком, то наступают сильнее; если же нет, поворачивают назад, не стараясь испробовать силу врага в рукопашной, и скрываются в лес, где у них есть надежная защита; так они заставляют врага сражаться в тесных местах».

Другой византийский писатель, военачальник и теоретик военного дела император Маврикий Стратег пишет: «Ведя разбойную жизнь, они любят совершать нападения на своих врагов в местах лесистых», узких и обрывистых. С выгодой для себя пользуются засадами, внезапными нападениями и хитростями, ночью и днем, выдумывая многочисленные уловки. 

Пребывая в состоянии анархии и взаимной вражды, они ни боевого порядка не знают, ни сражаться в правильном бою не стремятся, ни показаться в местах открытых и ровных не желают». Указанный способ ведения боя во многом был обусловлен теми задачами, которые ставились славянами в войнах, описанных византийскими авторами. Это были походы за добычей, которой в имперских владениях было немало. В ходе набегов славяне брали ценности и пленников, которых затем отпускали домой за выкуп. Захват территории на повестке дня не стоял, поэтому надобности в «генеральных сражениях» не возникало. 

Пример удачной засады можно прочитать в произведении византийского историка Феофилакта Симокатты. Он описывает две засады, устроенные славянами на берегах рек: «Главнокомандующий, брат императора, не веря, чтобы тут могли быть неприятели, велит войску переходить через реку. Когда реку перешли 1000 человек, варвары всех их уничтожают». Это был старый надежный прием – ударить на переправе, не дожидаясь, пока на берегу реки соберется все войско. Но и византийцы были не лыком шиты – изменили способ переправы: «Узнав об этом, полководец велит войску переходить реку, не  разделившись на маленькие отряды, чтобы, переходя реку понемногу, не быть ненужной и легкой жертвой врагов. Когда таким образом римское войско выстроило свои ряды, варвары, в свою очередь, выстроились на берегу реки. И вот римляне стали поражать варваров со своих судов стрелами и копьями. Варвары не смогли выдержать массы посылаемых стрел и покинули осиротевший берег».
То есть славяне оказались верны себе. Когда стало понятно, что противник готов к удару всей своей силой, они, испробовав его силу, не стали дожидаться глобального столкновения и покинули поле битвы. Тем самым славяне сохранили силы, и появилась возможность нового удара, подготовленного и проведенного тоже на берегу реки. 

Таким образом, любознательные византийцы довольно точно описывали войны со славянскими племенами, понимая, что на ошибках следует учиться и что противника, как говориться «нужно знать в лицо».

                                    Габриель Цобехия
16 сентября 2014 12:15 6193
0
0