От Руси до Московии
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / От Руси до Московии / Управление полками было потеряно
Управление полками было потеряно
Лжедмитрий II 

После того как корона перешла к Василию Шуйскому, непопулярному в обществе, одновременно объявился очередной Лжедмитрий, активно поддержанный поляками. Лжедмитрий II был целиком и полностью ставленником Польши, опиравшимся на польских и литовских феодалов, – Я. Сапегу, А. Лисовского и других. Поляки стремились к раздроблению и подчинению России. 
      
Вскоре из-под Тулы прибыл казачий атаман Заруцкий, который сразу увидел, что перед ним самозванец, однако он признал его «настоящим». Появление Заруцкого дало новый толчок событиям. Почувствовав под собой почву, Лжедмитрий II отправил посланца к царю Василию Шуйскому с грамотой, в которой нагло называл его изменником, похитителем престола и требовал добровольно освободить ему, Дмитрию, его «законное» место. Одновременно во главе своих войск он двинулся на Карачев и Козельск, где его ждал первый важный успех: его собранная рать разбила и пленила отряд московского войска.  

Но этот успех одновременно и напугал самозванца: он увидел, в какое серьёзное дело ввязался и решил уйти сам. Лжедмитрий II тайно бежал в Орёл, где его настигло письмо предводителя польско-украинского отряда Меховецкого, бывшего в войске самозванца. Он решил вернуться к своему войску, но, увидев разброд и шатание, творившиеся там, Лжедмитрий II снова бежал – на этот раз в Путивль. Но к границам России уже шли конные польские хоругви Валавского, Рожинского, Тышкевича, Хмелевского, Хруслинского,  князя Адама Вишневецкого. Им нужен был только призрак царя, чтобы под видом «спасения России» грабить её. 
     
На Путивльской дороге конники Валавского наткнулись на Лжедмитрия II, и он в сопровождении польских хоругвей двинулся на Москву. Под Брянском «вор» был разбит. Он ушел в Орел, куда стали прибывать все новые и новые авантюристы из Польши, с Волги и Дона, с Украины, из России. От имени царя Дмитрия Ивановича по всей Московской земле рассылались грамоты. 
     
Весной 1608 года, как только просохли дороги, из Москвы на самозванца двинулась царская рать под началом брата царя, Дмитрия Ивановича Шуйского. Войско Лжедмитрия II, стоявшее по разным городам, собралось в Орле и выступило навстречу московской рати. Битва состоялась 30 апреля (10 мая) в десяти верстах от Болхова. 

В Болховском сражении, по данным русских и польских источников, Дмитрий Шуйский, узнав о приближении противника развернул свое войско в боевые порядки в пяти верстах перед укрепленным лагерем. Его действия поставили Р. Ружинского в затруднительное положение, так как противник имел возможность атаковать войско самозванца на марше, не дав ему развернуться в боевой порядок. Гетман самозванца принял единственное  верное решение. Он напал на противника с ходу конными полками П. Руцкого и М. Велегловского и развернул под их прикрытием основные силы. К концу дня 30 апреля 1608 года отряды самозванца создали в своем тылу укрепленный лагерь. Стычки, как сказано в источниках, носили упорный и кровопролитный характер. Передовому полку князя Голицына удалось значительно потеснить полки П. Руцкого и М. Велегловского, что заставило Р. Ружинского ввести в бой часть основных сил своего полка и полка В. Валевского. Теперь уже полк князя В. В. Голицына попал в тяжелое положение. Правительственные войска понесли ощутимые потери. 
Присяга Шуйских королю Сигизмунду III в Варшаве, 1611 год

Первые столкновения показали, что в правительственных войсках явно отсутствует твердое руководство: воеводы передового и сторожевого полка действовали на свой страх и риск, а воины большого полка без должного руководства вели себя пассивно – «скопились у своих пушек». Такое развитие событий изрядно поколебало моральный дух правительственных войск.

В ночь с 30 апреля на 1 мая Д. Шуйский принял решение уклониться от сражения, отвести войска к Болхову и, заняв оборону по засечной черте, преградить противнику дорогу на Москву. Наутро оба войска заняли боевые порядки. Дмитрий Шуйский выдвинул свои передовые отряды ближе к лагерю противника в надежде отвлечь его внимание стычками и отдать приказ начать отход. Первой по его приказу была снята с позиций артиллерия. Когда польские ездовые на виду русского войска начали свое движение, то войска решили, что во фланг заходят крупные силы противника, и началась паника. Передовые отряды неожиданно стали отходить. Перебежчик – боярский сын каширянин Никита Лихарев – сообщил Р. Ружицкому, что происходит в правительственном войске. Гетман понял, что наступил решающий момент, и, несмотря на то, что день клонился к концу, бросил в бой основные силы. Управление правительственными полками было утрачено. Воины Р. Ружицкого преследовали противника до засек. Здесь, по свидетельству Й. Будилы и М. Мархоцкого, в свалке, вызванной беспорядочным бегством, погибло много воинов. Воеводы Т. Сеитов, Г. Валуев и иноземец Ф. Гедройц еще два дня оборонялись, но 3 мая 1608 года сдались.
   
Лжедмитрий II получил возможность для наступления на Москву и не замедлил этим воспользоваться. Калуга признала его власть без боя. Далее, узнав, что на Калужской дороге его ожидает другая царская армия под предводительством Скопина-Шуйского, Лжедмитрий II предпочел не вступать с ней в бой и повернул на север. Там, где местные жители оказывали ему сопротивление, к примеру, в Можайске, самозванец подавил его с помощью захваченного под Болховом тяжелого наряда. Войско Лжедмитрия II подступило к Москве и обосновалось в Тушинском лагере.
     
Болховская победа необычайно подняла авторитет Лжедмитрия II. Армия самозванца, увеличившаяся за счет влившихся в нее сдавшихся московских служилых людей, двинулась на Москву через Козельск, Калугу, Можайск, Звенигород. Сопротивления нигде не было. Везде люди выходили с хлебом-солью встречать Дмитрия – законного царя, возвращающегося на престол.

Габриэль Цобехия
12 января 2017 00:00 131
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи