Герои Императорской России
Потёмкин Григорий Александрович
Светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический (родился 13  сентября 1739 года в село Чижево, Смоленской губернии – умер 5 октября 1791 года, на пути из Ясс у села Рэдений Веки, Молдавское княжество) — русский государственный деятель, который руководил присоединением к Российской империи и первоначальным устройством Новороссии, где обладал колоссальными земельными наделами и основал ряд городов, включая современные областные центры Днепропетровск (1776 год), Херсон (1778 год) и Николаев (1789 год). 

Возвысился как фаворит, а с 8 июня 1774 года, по неподтверждённым данным, морганатический супруг Екатерины II. Первый хозяин Таврического дворца в Петербурге. В 1784 году пожалован чином генерал-фельдмаршала.
 
Григорий Александрович родился в семье среднепоместного смоленского дворянина из рода Потёмкиных, в имении Чижево (ныне Духовщинский район Смоленской области). Рано потерял отца, Александра Васильевича Потёмкина (1673–1746 года), вышедшего в отставку майором, воспитан матерью (Дарья Васильевна, урождённая Кондырева), впоследствии статс-дамой, в Москве, где посещал учебное заведение Иоганна-Филиппа Литке (Luetke) в Немецкой слободе.

 С детства проявлял любознательность и честолюбие. Поступив в Московский университет (в 1755 году), в июле 1757 года в числе лучших 12 студентов был представлен императрице Елизавете, но в начале 1760 года был исключён из университета формально за «ленность и нехождение в классы». Ещё в 1755 году, записанный в рейтары конной гвардии, поступил на службу в 1761 году, а при Петре III был вахмистром.
 

                                                                            Новороссия

Колонизаторская деятельность Потёмкина подвергалась многим нареканиям. Несмотря на громадные затраты, она не достигла и отдалённого подобия того, что Потёмкин рисовал в своих письмах императрице. Тем не менее, беспристрастные свидетели вроде Кирилла Разумовского, в 1782 году посетившего Новороссию, не могли не удивляться достижениям. 

Херсон, заложенный в 1778 году, являлся в это время уже значительным городом, Екатеринослав был описан как «лепоустроенный». На месте прежней пустыни, служившей путём для набегов крымцев, через каждые 20–30 вёрст находились деревни. Мысль об университете, консерватории и десятках фабрик в Екатеринославе так и осталась неосуществлённой. Не удалось Потёмкину  создать нечто значительное  и из Николаева.
 
Из огромного числа деловых бумаг и писем потёмкинской канцелярии, которой ведал Василий Степанович Попов (его «правая рука»), видно, как многогранна была его деятельность по управлению южной Россией. Но вместе с тем во всем чувствуется лихорадочная поспешность, самообольщение, хвастовство и стремление к чрезмерно трудным целям. Приглашение колонистов, закладка городов, разведение лесов и виноградников, поощрение шелководства, учреждение школ, фабрик, типографий, корабельных верфей, — всё это осуществлялось с чрезвычайным размахом, при этом  Потёмкин не жалел ни денег, ни труда, ни людей. Многое было начато и брошено, другое с самого начала оставалось на бумаге, осуществилась лишь самая ничтожная часть смелых проектов.
 
В 1787 году было предпринято знаменитое путешествие Екатерины II в Крым, которое обратилось в торжество Потёмкина. Созданная по приказу князя Амазонская рота доставила немалое удовольствие императрице, Херсон со своей крепостью удивил даже иностранцев, а вид Севастопольского рейда с эскадрой в 15 больших и 20 мелких судов был самым эффектным зрелищем всего путешествия. При прощании с императрицей в Харькове Потёмкин получил почётное прозвание Таврического.
  
Многие считают, что во время этого путешествия Потёмкин, не добившийся особых успехов на административном поприще, решил представить себя в лучшем свете и инсценировал результаты деятельности — так называемые «потёмкинские деревни». Ленинградский учёный А. М. Панченко доказал, что это — миф. Но миф особого рода. Дело в том, что тогда было принято пышно декорировать все придворные мероприятия. Но украшения были настолько роскошными, что породили сомнение даже реальности существующего. И это могло быть не только прихотью Потёмкина, — ведь Екатерину сопровождал австрийский император Иосиф II.
 

                                                                      Война с Турцией

В 1787 году началась война с Турцией, вызванная отчасти деятельностью Потёмкина. Устроителю Новороссии пришлось взять на себя роль полководца. Недостаточная готовность войск сказалась с самого начала. Потёмкин, на которого возлагались надежды, что он уничтожит Турцию, сильно пал духом и думал даже об уступках, в частности, предлагал вывести все русские войска из недавно завоеванного Крыма, что неизбежно привело бы к захвату Крыма турецкими войсками. Императрице в письмах приходилось неоднократно поддерживать его. Лишь после взятия Хотина графом Румянцевым-Задунайским, находившимся в соперничестве с ним, Потёмкин стал действовать решительнее и осадил Очаков, который, однако, взят был лишь через год. Осада велась неэнергично, много солдат погибло от болезней, стужи и отсутствия самого необходимого.
 
После взятия Очакова Потёмкин вернулся в Санкт-Петербург, всячески чествуемый по пути. В Санкт-Петербурге он получил щедрые награды и часто вёл с императрицей беседы о внешней политике. Он выступал в это время за уступчивость по отношению к Швеции и Пруссии. Вернувшись, он позаботился о пополнении числа войск и медленно подвигался с главной массой войск к Днестру, не участвуя в операциях Репнина и Суворова. Осаждённые им Бендеры сдались ему без кровопролития.
 
В 1790 году Потёмкин получил титул гетмана Казацких Екатеринославских и Черноморских войск. Он жил в Яссах, окружённый азиатской роскошью и толпой раболепных прислужников, но не переставал переписываться с Санкт-Петербургом и с многочисленными своими агентами за границей. О продовольствии и укомплектовании армии он заботился как нельзя лучше.
 
После новых успехов Суворова в январе 1791 года Потёмкин снова испросил позволение явиться в Санкт-Петербург и в последний раз прибыл в столицу, где считал свое присутствие необходимым ввиду быстрого возвышения юного фаворита Зубова. Екатерина писала весной принцу де Линю:

В Таврический дворец на грандиозное празднество 28 апреля 1791 года явились три тысячи разряженных придворных. В аллегорической форме перед государыней была развёрнута библейская история Амана и Мардохея, призванная предостеречь её от оплошного увлечения молодым ветропрахом. Державин составил в стихах развёрнутое «Описание торжества, бывшего по случаю взятия города Измаила в доме генерал-фельдмаршала князя Потемкина-Таврического 1791 года 28 апреля».
 
Несмотря на все старания цели своей — удаления Зубова — фельдмаршалу не удалось достигнуть. Хотя императрица и уделяла ему всё ту же долю участия в государственных делах, но личные отношения её с Потёмкиным изменились к худшему. По её желанию Потёмкин должен был уехать из столицы, где он за четыре месяца истратил на пиршества 850 тысяч рублей, выплаченных потом из кабинета.
 
По возвращении в Яссы Потёмкин деятельно вёл мирные переговоры, но болезнь помешала ему окончить их. 5 октября 1791 года, направляясь из Ясс в Николаев, Потёмкин умер от лихорадки неподалёку от молдавского села Рэдений Веки. «Вот и всё, — сказал он, — некуда ехать, я умираю! Выньте меня из коляски: я хочу умереть на поле!»
 
Горе Екатерины было очень велико: по свидетельству французского уполномоченного Жене, «при этом известии она лишилась чувств, кровь бросилась ей в голову, и ей принуждены были открыть жилу». «Кем заменить такого человека?» — повторяла она своему секретарю Храповицкому. — «Я и все мы теперь как улитки, которые боятся высунуть голову из скорлупы». Она писала Гримму: «Вчера меня ударило, как обухом по голове… Мой ученик, мой друг, можно сказать, идол, князь Потемкин Таврический скончался… О, Боже мой! Вот теперь я истинно сама себе помощница. Снова мне надо дрессировать себе людей!..»
 

Прощание

Прах Потёмкина был забальзамирован и захоронен в соборе Св. Екатерины в Херсонской крепости. Одетый в парадный генерал-фельдмаршальский мундир, светлейший князь был уложен в двойной гроб: дубовый и свинцовый. В изголовье князя положили миниатюрный портрет Екатерины ІІ, весь усыпанный бриллиантами. Вскоре после кончины князя было оглашено указание Екатерины ІІ: «…Тело покойного князя перевесть в Херсон, и там погребеть со всеми подобающими степени и заслугам его почестями». Главным распорядителем похорон был назначен генерал Михаил Сергеевич Потемкин. 22 ноября 1791 года погребальный траурный кортеж прибыл в Херсон.
 
23 ноября 1791 года в Херсонской крепости, на Дворцовой площади, перед собором, на возвышении, покрытом парчою, был поставлен гроб светлейшего князя, обтянутый розовым бархатом со сверкающими золотыми позументами. Справа от гроба стояла чёрная мраморная доска, на которой были перечислены заслуги Потемкина, слева — герб князя. У гроба несли почетное дежурство генералы, полковники и штаб-офицеры. В карауле стояли солдаты Екатеринославского гренадерского полка, лейб-гвардии Преображенского полка и кирасирского полка князя Потемкина. В момент выноса тела князя войска стали во фрунт по обе стороны шествия. Прогремел залп орудий в 11-кратном выстреле, сопровождаемый колокольным звоном всех храмов Херсона. В начале процессии шёл эскадрон гусар и кирасирский полк князя Потемкина. За ними под траурный бой барабанов на площадь вышли сто двадцать солдат с факелами в черных епанчах (плащах) и шляпах с чёрным флером (чёрной шелковой тканью, скрывающей лицо). Следом выступали двадцать четыре обер-офицера в белых епанчах, местные вельможи, генералитет, духовенство. Далее следовали офицеры, несшие регалии генерал-фельдмаршала: икону, подаренную императрицей, ордена, камергерский ключ, гетманскую булаву и саблю, венец (подарок Екатерины ІІ), фельдмаршальский жезл, кейзер-флаг и знамена. Гроб с телом князя офицеры несли до самого Екатерининского собора. Следом ехали дроги, покрытые чёрным бархатом, запряженные восемью лошадьми, и парадная карета Потемкина, покрытая чёрным сукном. Завершал шествие эскадрон конвойных гусар. После панихиды прозвучали артиллерийские залпы и троекратный выстрел из ружей. Гроб с телом светлейшего был опущен в склеп: «…сего месяца 23 дня тело покойного светлейшего князя в Херсонской соборной церкви предано земле с подобающей церемонией, место для погребения выбрано пристойное…»
 
Тело светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического покоилось под церковным полом по правую сторону амвона. В полу была сделана подъемная дверь, через которую спускались в свод, где стоял на возвышении свинцовый гроб, а перед ним находилась икона с горящей лампадой. В 1798 году по приказанию императора Павла забальзамированное тело Г. А. Потёмкина было, по православному обычаю, предано земле: «все тело, без дальнейшей огласки, в самом же том погребу погребено было в особо вырытую яму, а погреб засыпан землею и изглажен так, как бы его никогда не бывало». Сход в склеп в более поздние годы был закрыт. Мраморное надгробие находится на прежнем месте, в правой части собора, перед амвоном; ежегодно, в день памяти Потёмкина, на его могиле служится панихида.

 Оценки личности князя Потемкина
 
Императрица была сильно поражена смертью Потёмкина. Отзывы о нём после смерти, как и при жизни, были весьма различны. Одни называли его злым гением императрицы Екатерины, «князем тьмы»  — в том числе сама императрица Екатерина, — великим и гениальным человеком. Во всяком случае, это был самый недюжинный из екатерининских современников, несомненно, способный администратор, деятельный и энергичный человек, избалованный, однако, побочными обстоятельствами, доставившими ему высокое положение, и поэтому лишённый равновесия и способности соразмерять свои желания с действительностью. Начинания его на юге России составляют несомненную его заслугу перед потомством.
 
Итогом его государственной и военной деятельности стало присоединение Крыма и Тамани, расширение южных границ государства российского, оживление пустынной ранее Новороссии, постройка целого ряда новых городов, среди которых Екатеринослав, Николаев, Севастополь, Одесса. При нем стало прочным владычество России на Черном море, создан  мощный флот и значительно укреплена армия.
Созданные им города и теперь принадлежат к наиболее важным населённым пунктам юга Украины.
 
Потёмкин проявлял редкую для того времени прогрессивность взглядов на национальные вопросы. Почти уникум среди русских военных и государственных деятелей, Потёмкин был больше, чем просто толерантным к евреям: он изучал их культуру, наслаждался обществом их раввинов и стал их покровителем. 
 
                                                                                   Личная жизнь
 
Как считается частью историков, тайное венчание Екатерины и Потёмкина состоялось в 1774 году в несохранившейся церкви Вознесения (на этом месте стоит церковь Вознесения Господня «Большое Вознесение») у Никитских Ворот в Москве. Некоторые считают, что императрица была матерью внебрачной дочери фаворита, Елизаветы Григорьевны, которая получила фамилию Тёмкина — с отброшенным первым слогом, как это было принято.
 
После охлаждения чувств между ним и Екатериной Потёмкин, как отмечали шокированные современники и иностранные дипломаты, устроил свою личную жизнь следующим образом: пригласив жить в свой дворец своих племянниц, дочерей своей сестры Елены Энгельгардт, он по мере их взросления «просвещал» их, а потом через некоторое время выдавал замуж. Племянницы боготворили Потёмкина всю жизнь. «Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам, — писал на родину французский посланник Корберон, — даст вам понятие о состоянии нравов в России».

Лев Толстой передавал семейное предание о своём деде Н. С. Волконском, прототипе старого князя Болконского в «Войне и мире»: «Про деда я знаю то, что, достигнув высоких чинов генерал-аншефа при Екатерине, он вдруг потерял свое положение вследствие отказа жениться на племяннице и любовнице Потемкина Вареньке Энгельгардт».

Награды:

Российские:

• Орден Святой Анны I степени (1770 год);
• Орден Святого Георгия III степени (1770 год);
• Орден Святого Александра Невского (1774 год);
• шпага, осыпанная алмазами (10.07.1774 года);
• Портрет императрицы для ношения на груди (10.07.1774 года);
• Орден Святого апостола Андрея Первозванного (25.12.1774 года);
• Орден Святого Георгия II степени (1775 год);
• Орден Святого Владимира I степени (1782 год);
• Орден Святого Георгия I степени (1788 год).


Иностранные:

• Орден Белого орла (Польша);
• Орден Святого Станислава (Польша);
• Орден Чёрного орла (Пруссия);
• Орден Слона (Дания);
• Орден Серафимов с цепью (29.04.1776 года) (Швеция).

27 января 2014 12:48 1854
0
0