Ракетное вооружение
Ракетное вооружение
Через «Марс» – к «Полярной звезде»

Точные сведения о ракетно-ядерной программе КНДР имеются только в Пхеньяне, ниже приведены предположения и оценки по ее поводу. 

В 60-е гг. КНДР закупила в СССР несколько тактических ракетных комплексов с неуправляемыми ТР «Луна», которые могли доставить БЧ весом до 450 кг на расстояние до 70 км. Они были скопированы и с начала 80-х гг. производились под названием «Хвасон-1» («Марс-1», по классификации НАТО – FROG-7). Предположительно сейчас на вооружении ВС КНДР имеется 24 БР этого типа.

В конце 70-х - начале 80-х годов КНДР купила у Египта советский ОТРК 9К72 «Эльбрус» с OTP Р-17 (8К14). Было налажено производство ее аналога, который получил название «Хвасон-5» (по классификации НАТО – «Скад-В» или KN-03). Для производства ракеты был специально построен завод № 125 в Пхеньяне. КНДР освоила также выпуск самоходных ПУ для БР, копируя советскую ПУ на шасси четырехосного автомобиля повышенной проходимости. БР «Хвасон-5» была принята на вооружение в 1984 г. Максимальная дальность стрельбы OTP составляет 330 км. Имеется примерно 80 ПУ и по 2 БР на каждую, причем, по-видимому, производство продолжается. Для БР имеются БЧ нескольких типов: осколочно-фугасная, кассетная и, возможно, химическая.

В 1988-90 гг. была проведена модернизация БР. За счет удлинения топливных баков дальность ее полета удалось увеличить на 150-200 км. Новая модификация ракеты получила название «Хвасон-6» (по классификации НАТО – «Скад-С» или KN-04). Произведено примерно 100 ПУ и по 3 БР на каждую, производство, предположительно, прекращено.

Значительная часть БР обоих типов поставлялась на экспорт в ОАЭ, Иран, Сирию, Вьетнам и Ливию. 

В 2001 году на вооружение КНА был принят мобильный (на новом 5-осном шасси) ракетный комплекс с БР, получившей название «Хвасон-7» (по классификации НАТО – «Нодон-1» или KN-06). «Хвасон-7» имеет дальность стрельбы 1 - 1,3 тыс. км и БЧ массой от 750 кг до 1 т. Построено 48 ПУ и не менее 200 БР. Кроме того, эти БР приобрели Пакистан и Иран, где было развернуто производство собственных БР серий «Гхори» для ВС Пакистана и «Шехаб» для ВС Ирана.

В начале 90-х годов в КНДР была начата программа создания двухступенчатых БРСД, получивших по классификации НАТО наименования «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2». На первом этапе планировалось достигнуть дальности стрельбы более 2 тыс. км (БРСД «Тэпходон-1»), на втором - 3,5-6 тыс. км (БРСД «Тэпходон-2»). Испытательный пуск БРСД «Тэпходон-1» был признан частично успешным. Однако из-за технических проблем программа разработки указанных ракет была приостановлена (произведено, предположительно, 15 БР «Тэпходон-1» и 5 «Тэпходон-2»).

Новая БРСД «Хвасон-10» (по классификации НАТО – ВМ-25 «Мусудан») была впервые показана 10 октября 2010 года на параде в Пхеньяне. Дальность полета ракеты, видимо, могла достигать от 2,5 до 4 тыс. км. Было произведено 16 ПУ и примерно 20 БР, однако эти ракеты остались чисто экспериментальными и в серию не пошли. Вместо нее создается БРСД «Хвасон-12» (первый пуск произведен 14 мая 2017 г.) с дальностью стрельбы не менее 3,7 тыс. км с БЧ массой 650 кг. 

На параде, состоявшемся 15 апреля 2012 года, была продемонстрирована БРСД «Хвасон-13» (по классификации НАТО KN-08). Она размещалась на восьмиосной ПУ, выполненной на шасси китайского тягача (официально эти тягачи приобретались в Китае для перевозки леса).

В октябре 2015 года на очередном параде в Пхеньяне был продемонстрирован модернизированный вариант БРСД «Хвасон-13». Ракета имеет новую БЧ. Предположительно, ее дальность может достигать 7,8 тыс. км (т.е. это уже МБР). Однако неясно, принята ли эта ракета на вооружение и не является ли она макетом. 

«Хвасон-14» (KN-20) является полноценной МБР. Первый пуск проведен 4 июля 2017 г. Ракета достигла высоты 2802 км при дальности полета 933 км. Это означает, что при «нормальной» траектории «Хвасон-14» может пролететь 6,7 тыс. км. В ходе второго пуска 28 июля была достигнута высота 3725 км при дальности 998 км, что дает максимальную дальность 10,7 тыс. км. Такой результат достигнут с помощью двигателей РД-250 и их блоков РД-251, полученных с украинского завода «Южмаш». Следующим шагом станет создание МБР «Хвасон-15» с дальностью полета 13 тыс. км.

В КНДР ведутся работы по созданию твердотопливных баллистических ракет. В середине 90-х гг. она приобрела в Сирии советский ракетный комплекс «Точка». На базе данной TP в КНДР была разработана ракета, известная под наименованием «Хвасон-11» (KN-02). В 2007 году комплекс был принят на вооружение, произведено не менее 160 ракет, производство продолжается. ТР размещается на самоходной ПУ, выполненной на шасси трехосного автомобиля повышенной проходимости. Она может нести ядерные БЧ (по крайней мере, теоретически). Дальность стрельбы может достигать 220 км (при 120 км у самой «Точки-У»). Это наиболее высокоточная ракетная система КНДР (ее КВО может достигать 15 метров, что, как минимум, на порядок меньше, чем у «Хвасонов»).

24 августа 2016 г. состоялся успешный запуск БРПЛ «Пуккынсон-1» («Полярная звезда», по классификации США - KN-11). Предположительно, эта ракета была разработана на основе советской ракеты Р-27 (принята на вооружение в 1968 г.). «Пуккынсон-1» является двухступенчатой твердотопливной ракетой с максимальной дальностью полета до 1200 км.

После успешного запуска из подводного положения (со специального стенда, поскольку ПЛ для нее пока нет) эта ракета была адаптирована для наземного старта с мобильного шасси. Новая модификация ракеты получила название «Пуккынсон-2» (KN-15). Первый запуск прошел 12 февраля 2017 г. Дальность полета достигает 2 тыс. км. В отличие от «Хвасонов», запускаемых с колесных шасси, «Пуккынсон-2» запускается с гусеничной ПУ, созданной на базе либо САУ ИСУ-152 времен Второй Мировой войны, либо танка Т-55.

С 2011 г., когда к власти в стране пришел Ким Чен Ын, КНДР произвела не менее 40 запусков баллистических ракет. Это более чем в два раза больше, чем за все время правления Ким Чен Ира (1994-2011, 16 запусков). 6 марта 2017 г. КНДР с полигона Тончан-ни провела успешный залп сразу четырьмя ракетами. 

9 августа 2017 г. Командующий стратегическими войсками КНА генерал Ким Рак Кём заявил:

«Наши стратегические войска КНА, как уже заявили, серьезно рассматривают план огневого окаймления на остров Гуам, которое будет проводиться одновременным запуском четырех стратегических баллистических ракет «Хвасон-12» средней и дальней дистанции, для подавления основных военных баз на острове Гуам и посылания США строгого предупреждения.

Спланированная в нынешнее время наша мера военного действия будет эффективным рецептом для сдерживания сумасшествия США на Корейском полуострове и в регионе вокруг его.

Наши ракетчики «Хвасон» при стратегических войсках КНА наполнены пламенной решимостью через удар окружения, нацеленный на агрессивную базу американских империалистов, еще раз полностью продемонстрировать всему миру мощь стратегических войск КНА, которые, укрепились и развились в надежные ядерные вооруженные силы ТПК и самый мощный в мире ударный вид вооруженных сил.

Стратегические войска рассматривают и план обнародования этого исторического удара окружения по острову Гуам, нацеленный на агрессивную базу США.

Наша стратегическая баллистическая ракета средней и дальней дистанции типа «Хвасон-12» будет пролетать 3356,7 км за 1.065 с (примерно 18 минут) через префектуры Симане, Хиросимы и Коти. Затем будет попадать в ближайшую акваторию 30 – 40 км от острова Гуам.

Стратегические войска КНА будут окончательно завершать план удара окружения на остров Гуам до середины августа, докладывать верховному главнокомандующему ядерных вооруженных сил Республики и ждать приказ в боевой готовности».

Как известно, данный пуск по Гуаму не состоялся, но, видимо, лишь по политическим, а не по техническим причинам.  

Большинство корейских БР любой дальности построены на устаревших технологиях. Соответственно, они могут быть поражены американскими ЗРС наземного базирования «Пэтриот» и THAAD сухопутных войск США, а также ЗУР «Стандарт» различных модификаций с крейсеров типа «Тайкондерога» и эсминцев типа «Орли Бёрк» ВМС США, эсминцев «Атаго» ВС Японии и «Сэджон Тэван» ВС Республики Корея, оснащенных системой «Иджис». Тем не менее, поражение даже одиночных БР этими ЗРК не гарантировано (об этом свидетельствует опыт применения ЗРК «Пэтриот» на Ближнем Востоке). Если же будет иметь место массированное (более 100 БР одновременно) применение северокорейских ракет, то никакая ПРО не сможет с ней справиться, поскольку количество БР превысит количество ЗУР. Учитывая, что поражение каждой ЗУР одной БР с эффективным уничтожением БЧ нереально, против массированного северокорейского удара американо-японско-южнокорейская ПРО практически бесполезна и имеет чисто психологическое значение.

Для проведения испытаний баллистических ракет КНДР располагает двумя ракетными испытательными полигонами: «Тонхэ» и «Сохэ». На полигоне «Тонхэ» (расположен на побережье Японского моря) проводились испытания БР «Хвасон-5/6/7» и «Тэпходон-1» и запуски космических РН «Ынха-2», при этом траектории ракет проходили над Японией. Для проведения пусков РН «Ынха-3» в КНДР был построен полигон «Сохэ», расположенный на западном побережье страны в 50 км от границы с Китаем. Географическое положение полигона позволяет осуществлять пуски БР в юго-восточном направлении, без пролета над территорией третьих стран. При этом размеры стартовых сооружений полигона рассчитаны на большие по сравнению с «Ынха-3» размеры РН, т.е. полигон построен на перспективу.

Разработка ядерных технологий в КНДР велась сначала с участием советских и китайских специалистов, а с 90-х гг. – при активной помощи Пакистана. Именно оттуда, в частности, были получены центрифуги для обогащения урана и различная документация. В обмен на это Пакистан получил от КНДР, как было сказано выше, БР «Хвасон-7». 

В 1985-89 гг. в г. Йонбинь в 100 км от Пхеньяна работал экспериментальный реактор мощностью 20 МВт. На нем могло быть наработано, по различным оценкам, от 6 до 24 кг плутония. В 1990-94 гг. реактор работал снова. В начале 90-х были построены реакторы в Йонбене (50 МВт) и Тэчхоне (200 МВт). Они могли производить 60 и 220 кг плутония в год соответственно (для одной ядерной БЧ нужно 5-6 кг плутония). По договоренностям с США КНДР несколько раз останавливала реакторы, но после их нарушения Вашингтоном снова запускала.  

Ядерные испытания в КНДР проводились 9 октября 2006 г. (мощность – до 1 кт), 25 мая 2009 г. (до 7 кт), 12 февраля 2013 г. (до 8 кт), 9 сентября 2016 г. (от 10 до 30 кт). 8 января 2017 г. был, по официальным заявлениям Пхеньяна, произведен первый взрыв водородного (термоядерного) заряда мощностью от 100 до 250 кт. 

При этом до сих пор непонятно, до какой степени КНДР может использовать свои ядерные заряды в качестве авиабомб и, тем более, в качестве БЧ для БР. Каждый из этих этапов требует, во-первых, миниатюризации зарядов, во-вторых, роста их устойчивости к нагреву и перегрузкам. Для авиабомб соответствующие ограничения являются достаточно умеренными, для БЧ БР – очень существенными.

Предполагается, что в КНДР уже созданы для БР плутониевые БЧ мощностью от 100 до 300 кт. Водородных зарядов пока нет (либо только в виде ядерных фугасов, для которых нет никаких массогабаритных ограничений и не требуется устойчивость к нагреву и перегрузкам). Тем не менее, их создание, как и разработка полноценных МБР, является для КНДР лишь вопросом времени. 

Отказ КНДР от ракетно-ядерного потенциала совершенно невозможен (если не говорить о случае утраты государственности), поскольку для Пхеньяна это, во-первых, гарантия выживания, во-вторых, важнейший товар (не столько в прямом коммерческом, сколько в переносном политическом смысле). Но «торговать» этим товаром, т.е. обсуждать возможность его ограничения, Пхеньян может бесконечно. 

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа


12 апреля 2018 13:12 102
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи