Средства наземной ПВО и ПРО
Средства наземной ПВО и ПРО
Незаметная ПРО
С-300ПМУ1/С-300ПМУ2

Москва уже много лет упорно борется против развертывания ПРО США в Европе, хотя аналогичная проблема имеет место на наших юго-восточных рубежах, причем ее возникновению Россия поспособствовала сама.

Правда, в настоящее время Китай имеет лишь тактическую ПРО, основанную на ЗРС С-300, закупленной в России для ВВС НОАК. Всего Китай приобрел 1 полк (2 дивизиона) ЗРС С-300ПМУ (экспортная версия российской С-300ПТ), 2 полка (по 4 дивизиона) С-300ПМУ1 (экспортная версия российской С-300ПС) и 4 полка (15 дивизионов: 3 полка по 4 дивизиона, 1 полк из 3 дивизионов) С-300ПМУ2 (экспортная версия российской С-300ПМ). К ним было куплено 150 ЗУР 5В55Р и 897 ЗУР 48Н6 (часть этих ЗУР, очевидно, уже истрачена в ходе испытаний и учений). Следует отметить, что к настоящему времени возможности ЗРС С-300ПМУ (ПТ) и С-300ПМУ1 (ПС) и использующихся в них ЗУР 5В55 считаются весьма ограниченными. Тем не менее, даже эти первые модификации ЗРС С-300 предназначены для поражения боевых самолетов, вплоть до гиперзвуковых (хотя таковые до сих пор не созданы), крылатых ракет типа «Томагавк» и AGМ-86, а также тактических и оперативно-тактических баллистических ракет, а отчасти и БРСД. У более новых модификаций С-300 (ПМУ1/ПМ) соответствующие возможности значительно выше. 

На базе С-300 в Китае создана собственная ЗРС HQ-9, которая по своей концепции, структуре и ТТХ близка к С-300, хотя и не идентична ей. Она также обладает возможностями по поражению крылатых ракет и баллистических ТР и ОТР. В настоящее время имеется не менее 12 дивизионов этой ЗРС. Как и в ЗРС С-300, в каждом дивизионе имеется по 8 ПУ, по 4 ЗУР на каждой.

Кроме того, у обеих систем имеется морской вариант (С-300Ф и ННQ-9), которым вооружены эсминцы ВМС НОАК

Таким образом, НОАК располагает достаточно развитой тактической ПРО, обеспечивающей поражение как баллистических, так и крылатых ракет. Впрочем, учитывая огромные размеры территории Китая и гигантское количество расположенных на ней важных объектов НОАК, государственного управления, промышленности и инфраструктуры, считать данную систему ПРО общенациональной невозможно, она обеспечивает прикрытие лишь некоторых важнейших объектов. Однако такая ситуация может измениться в случае развертывания в КНР массового производства ЗРС HQ-9. Тогда через несколько лет практически вся восточная и центральная часть Китая будут достаточно надежно прикрыты с воздуха. Совершенно новые возможности приобретет ПВО НОАК после поступления на вооружение российской ЗРС С-400.

Возможностями для поражения крылатых ракет, в т.ч. малоразмерных, обладает также ЗРК «Тор», закупленный в России в количестве 35 боевых машин. Однако из-за малого количества этих ЗРК и малой дальности их стрельбы их нельзя всерьез рассматривать в качестве составной части системы ПРО.  

Что касается стратегической ПРО и ПКО, совершенно неясно, на каком этапе находятся в КНР соответствующие разработки, хотя никто не скрывает, что они активно ведутся. В 2010 и 2013 гг. были проведены испытания китайской системы ПРО HQ-19, а в 2007 г. состоялись испытания противоспутниковой ракеты наземного базирования. Можно предполагать, что ракеты системы ПРО-ПКО НОАК создаются на базе баллистических ракет, скорее всего – различных БРСД (например, «Дунфэн-3» и «Дунфэн-4») или ОТР «Дунфэн-15», состоящих на вооружении Ракетных войск НОАК. По-видимому, такие ракеты могут оснащаться как обычными, так и ядерными зарядами, однако реализация второго варианта затруднена из-за невозможности проведения натурных испытаний ракет в ядерном оснащении. 

ЗРС С-400 «Триумф»

Вполне очевидно, что стратегическая ПРО-ПКО НОАК будет направлена против США и России. Против США важнее будет ПКО. Командование НОАК исходит из того, что в случае войны с США необходимо вести асимметричные боевые действия, чтобы компенсировать техническое превосходство американских ВС. В частности, учитывая огромную зависимость ВС США от различных спутниковых систем, важнейшим объектом поражения для ПКО НОАК станут американские ИСЗ (связи, разведки, навигационные). В случае же войны против России для НОАК первична будет ПРО, поскольку наиболее серьезная угроза для Китая со стороны ВС РФ – МБР из состава РВСН и РПК СН с БРПЛ из состава ВМФ. 

Что касается тактической ПРО на основе ЗРС С-300 и HQ-9, то она является универсальной как по поражаемым целям (не только ракеты, но и, главным образом, боевые самолеты), так и по возможным противникам (США, Россия, Индия, Япония, Вьетнам, Тайвань). 

Для Тайваня развитие тактической ПРО Китая имеет принципиальное значение. Количество боевых кораблей и самолетов в ВМС и ВВС НОАК имеет сегодня для Тайваня уже почти чисто академическое значение, поскольку у Тайваня нет никаких шансов поддерживать военный баланс с КНР ни на море, ни в воздухе. Количественное и качественное превосходство ВМС и ВВС НОАК над ВМС и ВВС Тайваня будет и дальше быстро расти. Единственным шансом для ВС Тайваня создать НОАК серьезные проблемы в случае ее вторжения на остров является развитие ракетного оружия. Тайвань не имеет никаких шансов построить или купить больше кораблей и самолетов, чем имеется у Китая. Но он может иметь в несколько раз больше ПКР, чем у Китая имеется кораблей, и в несколько раз больше ЗУР, чем у Китая имеется самолетов. Аналогично, ВВС Тайваня не имеют возможности нанести хоть сколько-нибудь ощутимые потери НОАК и объектам ВПК КНР. Однако с помощью крылатых и баллистических ракет наземного и морского базирования с территории Тайваня и кораблей ВМС Тайваня можно поразить очень значительное количество объектов в материковом Китае. Имея несколько тысяч ракет с дальностью полета 1-3 тыс. км, Тайвань может практически полностью вывести из строя ВПК КНР, нанести серьезный ущерб инфраструктуре и системе государственного управления КНР. Единственным возможным средством противодействия этой угрозе станет система ПВО и тактической ПРО НОАК на основе ЗРС С-300, С-400 (когда она поступит на вооружение) и HQ-9. Соответственно, принципиальное значение будет иметь количество ЗРС (полков) HQ-9 и их дислокация, а также их способность обнаруживать скоростные малоразмерные баллистические и аэродинамические низколетящие цели. Со стороны Тайваня имеются три варианта прорыва ПВО-ПРО НОАК (варианты не противоречат один другому и могут совмещаться):
  • придание крылатым и баллистическим ракетам свойств радиолокационной малозаметности, чтобы средства ПВО-ПРО НОАК не могли их обнаружить;
  • выбор траекторий полета ракет до целей в обход зон ПВО-ПРО НОАК;
  • огневое поражение китайских ЗРС на первом этапе операции, а уже затем нанесение удара по основным целям. 
Наиболее целесообразным представляется совмещение первого и третьего вариантов, поскольку при значительном количестве ЗРС в составе ВВС НОАК второй может оказаться принципиально нереализуемым. 

Следует подчеркнуть, что гонка вооружений между ракетами и средствами их поражения – единственная, которую Тайвань может выиграть у Китая. Это объясняется тем, что даже 10 крылатых или баллистических ракет дешевле, чем одна ЗРС (т.е. полк С-300 и, тем более, С-400). При этом нескольких крылатых или баллистических ракет может оказаться достаточно для поражения либо самой ЗРС, либо прикрываемого ей объекта. 

Другие потенциальные противники Китая будут выбирать другие способы прорыва ПВО и ПРО НОАК, но это уже отдельная тема. 

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
09 августа 2016 14:34 849
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи