Космические системы
Космические системы
Поднебесный космос

Китай стал космической державой 45 лет назад, с тех пор его космическая программа развивается значительными темпами, по всем параметрам выйдя на третье место в мире после российской и американской. 

Непосредственное руководство космической программой КНР (включая и ее гражданско-коммерческую составляющую) осуществляет Национальное управление космическими полетами. Оно подчинено Главному управлению вооружения НОАК.

Космическая программа Китая начала развиваться на ракетном полигоне, затем превратившемся в космодром, Шуанченцзы (официальное название – Цзюцюаньский центр космических запусков, в НОАК называется «база 20») в провинции Ганьсу (в пустыне Гоби). Он был создан в 1958 году. Здесь осуществлялись испытательные пуски МБР серии «Дунфэн» и ракет-носителей. Отсюда 24 апреля 1970 года был запущен первый китайский ИСЗ DFH-1, а 15 октября 2003 года – первый китайский пилотируемый корабль «Шэньчжоу». Площадь полигона (с зонами отчуждения) составляет 19,6 тысяч кв. км. 

Кроме Шуанченцзы Китай имеет космодром Учжай (он же Тайюаньский центр космических запусков, он же «база 25») в провинции Шаньси (действует с 1967 года) и космодром Сичан (Сичанский центр космических запусков, «база 27») в провинции Сычуань (действует с 1970 года). С последнего сейчас осуществляется большая часть запусков ИСЗ, в т.ч. тяжелых, поскольку в географическом плане он расположен лучше всего (чем южнее точка запуска, тем эффективнее ракета в смысле массы выводимого на орбиту груза). Учжай предназначен для запуска легких РН. В 2012 году был формально введен в эксплуатацию космодром в районе г. Вэньчан на о. Хайнань, хотя запусков с него еще не производилось. Поскольку этот космодром расположен максимально близко к экватору, отсюда предполагается запускать космические аппараты массой до 25 тонн. Центр управления полетами находится в городе Сиань (провинция Шэньси).

Как и другие космические державы, КНР сначала создавала свои ракеты-носители на базе боевых баллистических ракет. Первая РН «Чанчжэнь-1» (CZ-1) была сделана на базе МБР «Дунфэн-4». Именно она вывела на орбиту первый китайский ИСЗ. Основная китайская МБР «Дунфэн-5» стала прообразом РН CZ-2C/SD, имевших стартовую массу 213 тонн. Они могли выводить на низкие орбиты ИСЗ массой до 3,5 тонн. За ними последовала гораздо более мощная CZ-2Е массой 460 тонн, оснащенная 4 дополнительными боковыми ускорителями первой ступени. Она выводила 3,5 тонны на геостационарную орбиту, а на низкую – 9,5 тонн. Модификацией этой РН стала CZ-2F. Именно она выводит в космос пилотируемые корабли. 

От CZ-2C «ответвилось» новое семейство РН CZ-3. Вместо твердотопливного двигателя третья ступень этой ракеты была оснащена криогенным (первые две ступени на всех китайских РН являются жидкостными). Модификация CZ-3В стала самой мощной РН КНР. Эта 4-ступенчатая ракета может выводить на низкие орбиты КА массой до 12 т. Правда, именно с ней связана крупнейшая катастрофа в истории китайской космонавтики. 15 февраля 1996 года через 22 с после старта с космодрома Сичан ракета упала на землю, погубив ИСЗ связи и убив 6 человек космодромного персонала. 

Имеются также легкие РН CZ-4 (А, В, С). Разрабатываются РН семейства CZ-5. Предполагается, что они смогут выводить на низкую орбиту КА массой до 25 тонн, на геостационарную – до 15 тонн. Возможно, что с помощью этих ракет Китай будет реализовывать свою лунную программу. Кроме того, на базе новейшей МБР «Дунфэн-31» разрабатываются первые китайские твердотопливные РН серии «Кайтоучже-1 и -2» (КТ-1 и -2). Предполагается, что они смогут запускаться не только с космодромов, но и с мобильных ПУ, при этом подготовка к пуску занимает не более 12 часов.

Ракеты-носители семейства CZ (Чанчжэнь)

Все китайские РН активно используются для коммерческих запусков иностранных ИСЗ, включая американские.   

Спутниковая группировка Китая не очень велика, но достаточно разнообразна, включая себя весь «джентльменский набор»: ИСЗ связи, навигации, метеонаблюдений и, разумеется, разведывательные. Всего в Китае было запущено не менее 100 ИСЗ различного назначения. При этом количество действующих спутников сейчас составляет не менее 30 аппаратов. 

В настоящее время КНР запускает на геостационарную орбиту ИСЗ связи серии DFH-3, которые были созданы в конце 80-х – начале 90-х с помощью немецкой фирмы DASA. Каждый такой спутник обеспечивает 6 телевизионных и 18 радиотелефонных каналов связи. Расчетное время работы на орбите – 8 лет. 

Следующим шагом стали ИСЗ связи FH-1, являющиеся элементом первой китайской системы связи, разведки и управления ВС «Ку Диань». Одновременно с ними в космос отправились первые навигационные спутники серии BD («Бэйдоу», созданы на базе DFH-3), призванные стать аналогом американской системы GPS, правда, пока только в пределах Азии (включая азиатскую часть РФ). Выведены на орбиту 4 ИСЗ BD-1 (из них 2 не используются) и 17 BD-2 (последний – 30 марта 2015 года). Учения НОАК теперь неизменно проходят с использованием этой системы. 

Для метеонаблюдений используются ИСЗ серий FY-1 и FY-2, для наблюдений за океаном – HY-1. Один из ИСЗ FY-1 11 января 2007 года стал целью, которая была уничтожена в ходе испытаний Китаем противоспутникового оружия. Этот аппарат массой 954 кг. был уничтожен прямым попаданием ракеты, созданной на базе БРСД на высоте 864 км. Ракета была запущена с полигона Сичан с мобильной ПУ. При взрыве образовалось более 2 млн. обломков размером более 1 мм, которые создают угрозу для действующих космических объектов. 

Первыми китайскими разведывательными спутниками были ИСЗ серии FSW. Они имели несколько модификаций и запускались с 1974 по 1996 годы (всего их было 17, в т.ч. один запуск был неудачным). Это были аппараты обзорной фоторазведки, отснятая пленка возвращалась на Землю на борту спускаемого аппарата. Время их нахождения на орбите составляло несколько суток. Спутники предназначались для оперативной съемки объектов на территории соседних с Китаем стран. 

Их гораздо более совершенными «наследниками» стали ИСЗ серии ZY. Хотя власти КНР заявляют, что они используются для мониторинга земной поверхности в народнохозяйственных целях, практически никто за пределами этой страны не сомневается, что это ИСЗ фоторазведки с оптико-электронной аппаратурой высокого разрешения (видимо, не хуже 20 м). Затем появились ИСЗ видовой разведки семейства YG (запущены более 30 единиц, последний – в конце декабря 2014 года), а также созданные совместно с Бразилией ИСЗ CBERS. Кроме того, с 2006 года началась эксплуатация ИСЗ радиолокационной разведки серии JB-5. 

Первый китайский ИСЗ DFH-1

В 1992 году в Китае стартовала разработка программы пилотируемых полетов. Был создан космический корабль «Шэньчжоу» массой 7,6 тонн, имеющий (видимо, чисто случайно) огромное сходство с «Союзом». В 1999-2002 годы были произведены 4 беспилотных запуска этого корабля (используется, как было сказано выше, ракета-носитель CZ-2F). 15-16 октября 2003 года состоялся первый пилотируемый полет на корабле «Шэньчжоу-5», «китайским Гагариным» стал подполковник ВВС Ян Ливэй. КНР, таким образом, стала третьей страной в мире, запустившей собственный пилотируемый космический корабль. А с 11 по 17 октября 2005 года на орбите находился следующий «Шэньчжоу-6». На его борту было уже два человека – командир полковник Фэй Цзунлонг и бортинженер Ни Хайшен. 25 сентября 2008 года был запущен третий пилотируемый корабль, «Шэньчжоу-7», с экипажем из трех человек (Чжай Чжиган, Лю Бомин, Цзин Хайпэн). 27 сентября Чжай Чжиган, одетый в скафандр китайского производства «Фэйтянь», совершил первый в истории КНР выход в открытый космос (он длился 15 минут). Страховавший его Лю Бомин был одет в российский скафандр «Орлан». 

29 сентября 2011 года была запущена первая китайская орбитальная станция «Тяньгун-1» (длина – 10,4 м, масса – 8,5 т). С ней стыковались еще два китайских пилотируемых корабля – «Шэньчжоу-9» (в июне 2012 года) и «Шэньчжоу-10» (в июне 2013 года). Полеты обоих кораблей продолжались по две недели, в экипажи обоих входило по женщине-космонавту. Впрочем, полноценной станцией «Тяньгун-1» не является, на ее борту может находиться не более двух человек, причем достаточно ограниченное время. 

24 октября 2007 года Китай начал практическую реализацию лунной программы, запустив свой первый искусственный спутник Луны «Чанъэ-1». Он создан на базе ИСЗ DFH-3, имеет массу 2,3 тонн, включая 130 кг научной аппаратуры. После 1,5-годичного полета он был посажен на поверхность Луны. Осенью-зимой 2010 года на орбите Луны работал «Чанъэ-2». 14 декабря 2013 года на поверхность Луны сел китайский луноход «Юйту» («Лунный заяц»). Он был доставлен туда космическим аппаратом «Чанъэ-3». Посадка произошла в Залив Радуги, расположенный в Море Дождей. «Юйту» был оснащен солнечными батареями, навигационными и панорамными камерами, рентгеновским и инфракрасным спектрометрами и другим оборудованием. 24 октября 2014 года с космодрома Сичан был запущен аппарат, совершивший облет Луны и 1 ноября вернувшийся на Землю. Данная миссия является промежуточной перед запланированной на 2017 год программой «Чанъэ-5», предусматривающей посадку на Луну, сбор образцов и возвращение на Землю. К 2020 году Китай планирует создать свою первую орбитальную станцию у Луны, необходимую для доставки на нее человека.

      Китайский пилотируемый корабль "Шэньчжоу-9"

Кроме того, разрабатывается программа исследований Марса. При этом в Китае совершенно серьезно планируют еще в ХХI в. создать на Марсе крупное поселение, которое должно стать «запасным Китаем» на случае каких-либо глобальных катаклизмов на Земле. Китайская цивилизация должна существовать вечно, что бы не произошло. 

До последнего времени официальной позицией Пекина была борьба за мирное использование космического пространства и против размещения там оружия. Руководство КНР даже предлагало заключить международный договор об этом. При этом, правда, в январе 2007 году в Китае было проведено, как было сказано выше, испытание противоспутникового оружия. А в начале ноября 2009 года в интервью газете НОАК, командующий ВВС страны Сюй Цилян заявил, что китайским ВС необходимо начать разработку наступательных и оборонительных операций в космосе. 

«Что касается революции в военном деле, то здесь конкуренция между военными силами движется в космическое пространство ... это историческая неизбежность и развитие, которое невозможно повернуть вспять», - сказал Сюй. 

«ВВС НОАК должны сформировать своевременное представление о пространстве безопасности, пространстве интересов и освоении космического пространства. Мы должны развивать космические войска, которые бы соответствовали потребностям развития нашей страны и требованиям космической эры», - добавил он. 

Превосходство в космическом пространстве может дать стране контроль над военными зонами на суше и на море, а также предполагаемое стратегическое преимущество, сказал Сюй, отметив, что такое господство просто необходимо для защиты нации и государства. Ведь «только сильная власть может защитить мир».

Заявления Сюй Циляна прекрасно вписываются в основные китайские стратегические концепции. Это, во-первых, концепция «стратегических границ и жизненного пространства». Они теперь продвигаются в космос, через который, как точно заметил командующий ВВС НОАК, можно осуществлять «контроль над военными зонами на суше и на море», обеспечивающий ВС Китая решающее «стратегическое преимущество». 

Во-вторых, это концепция «асимметричной войны». В Пекине понимают, что, например, невозможно догнать США по мощи ВМС. Китай и не собирается тупо строить 10 авианосцев и 60 эсминцев размером с крейсер. И даже форсированное развитие подводного флота полной «асимметричности» не обеспечит. Да и с ВВС США китайской авиации бороться пока затруднительно. Поэтому надо идти «перпендикулярно». В т.ч. и в прямом смысле – через космос. 

То, что выводит ВС США на новый уровень – концепция сетецентрической войны и способность к массированному применению высокоточного оружия – полностью «завязано» на космос. Связь, навигация, наведение, разведка во всех диапазонах, метеообеспечение – через ИСЗ соответствующего назначения. Если эти ИСЗ будут выведены из строя, американцы сразу возвращаются в прежнюю эпоху, где пока находятся все остальные армии мира. Т.е. эффективность ВС США падает в разы, если не на порядки. В первую очередь, речь идет именно о ВВС и ВМС. Которые превращаются из единой боевой системы в обычный набор «платформ», т.е. самолетов, вертолетов и кораблей. А «платформы» эти, надо сказать, довольно сильно устарели. Средний возраст боевых самолетов ВВС США давно превысил 20 лет. До сих пор американцы решали проблему тем, что придавали «платформам» новые возможности, вешая на них новейшее высокоточное оружие. Если применять его становится невозможно, то «платформы» становятся обычными самолетами. Отнюдь не выдающимися даже по меркам своего поколения. Например, F-16 – хороший и добротный самолет. Но отнюдь не шедевр. Его боевые возможности, вообще-то, весьма ограничены. F-15 гораздо мощнее, но и гораздо старше, его пора списывать. А единственный на сегодняшний день в мире истребитель 5-го поколения F-22 слишком дорог. Обама лег костьми, чтобы прекратить его производство. Которое остановилось на цифре «187».

Такое количество самолетов класса «истребитель» абсолютно несерьезно. При столь малом количестве столь дорогих машин использовать их можно только в такой войне, когда вероятность потерь сведена к минимуму. Сетецентрическая война и должна обеспечить этот самый минимум потерь. Если ее ведение невозможно, то США утрачивают все свои преимущества. Они могут, разумеется, успешно и, по-прежнему, почти без потерь воевать против слабых стран «третьего мира». А вот о войнах с «сильными» не может быть и речи (если только речь не идет о защите собственной территории, когда с потерями не считаются, но на нее пока покушаться некому). 

Американский истребитель 5-го поколения F-22 "Raptor"

Соответственно, Китай будет развивать средства поражения класса «земля-космос». Которые в случае войны могут «оглушить и ослепить» ВС США. Т.е. лишить их возможности наносить удары по территории КНР высокоточным оружием с моря и воздуха (наземной войны между США и КНР заведомо не будет) и предельно затруднить действия ВМС США на коммуникациях (экономика Китая очень сильно зависит от подвоза сырья по морю). И уж совершенно точно гарантировать себя от вмешательства США в процесс «воссоединения Китая», т.е. захвата Тайваня. 

Можно предположить, что развитие оружия класса «земля-космос» является для Китая задачей-минимум. Задача-максимум – это создание оружия класса «космос-космос» и «космос-земля». Благодаря ему уж точно можно осуществлять «контроль над военными зонами на суше и на море». Правда, и создать его гораздо сложнее. Впрочем, в июле 2013 года в КНР были выведены на орбиту три ИСЗ, которые, видимо, предназначены для уничтожения или даже захвата вражеских спутников, для чего оснащены выдвижным манипулятором. Имеются сведения, что, кроме кинетического, в Китае активно разрабатывается лазерное противоспутниковое оружие наземного базирования. Правда, возможность успешной реализации этого проекта вызывает огромные сомнения из-за технических проблем, преодолеть которые так и не удалось ни США, ни России.

В целом, военно-космическая программа Китая в ближайшей перспективе будет носить антиамериканский характер. Т.е. ее цель – сделать для США войну против Китая невозможной путем массированного выбивания его ИСЗ. При этом надо четко понимать, что ни о какой войне с США в Пекине не думают. Цель китайского руководства – принудить Вашингтон к делению сфер влияния в мире. Китай будет считать сферой своего влияния Азию (включая, естественно, и азиатскую часть России) и Африку. И предложит США в нее не лезть. Китай в ответ не будет лезть в Европу (зачем она ему?) и пока, видимо, ограничит свою активность в Латинской Америке. 

В отдаленной перспективе «стратегические границы жизненного пространства» Китая, конечно, будут еще больше расширяться и развитие космических вооружений будет этому очень способствовать.


Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
27 апреля 2015 12:13 892
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи