Авиация
Авиация
Главная / Военная аналитика / Вооружение и техника / Авиация / Забивание гвоздей микроскопами?
Забивание гвоздей микроскопами?

Запуск AGM-65 со штурмовика A-10 Thunderbolt II

Основными тенденциями в развитии авиационного вооружения останутся увеличение скорости, дальности и точности. Вполне вероятно, что в ближайшее время единственными неуправляемыми авиационными боеприпасами окажутся снаряды бортовых пушек, а НУРСы и обычные авиабомбы сохранятся лишь в арсеналах слаборазвитых стран. Однако это ведет к такому росту цены ракет и УАБ, что необходима их 100%-ная эффективность для обеспечения экономической целесообразности применения таких боеприпасов. Иначе боеприпасы оказываются дороже уничтоженных ими целей. Впрочем, такое иногда может происходить уже и при 100%-ной эффективности (например, ракета AGM-65 "Мейверик" последней модификации может оказаться дороже поражаемого ею танка Т-55 или гаубицы Д-30).

Тем не менее, в странах НАТО возможность применения неуправляемых средств поражения больше не рассматривается. Если в 1991 г. во время "Бури в пустыне" высокоточными боеприпасами уничтожались лишь приоритетные цели, что обеспечило очень высокую эффективность действий коалиции, то в ходе войны в Ливии в борьбе против исключительно слабой армии Каддафи применялись лишь высокоточные боеприпасы, что привело к истощению арсеналов ВВС европейских стран и очень высоким расходам, при этом был достигнут весьма ограниченный результат. Хотя высокоточные боеприпасы рассматриваются как олицетворение высокой эффективности современных армий, натовский способ ведения войн оказывается экстенсивным и крайне затратным с экономической точки зрения. Однако пути назад нет, высокоточность авиационных боеприпасов становится обязательной.

Запуск AGM-65 с F/A-18D Hornet

Очень перспективными являются гиперзвуковые ракеты, поскольку они успешно преодолевают практически любую ПВО (лишь немногие наиболее современные ЗРК могут с ними бороться). Скорость сама по себе обеспечивает значительную дальность полета и минимальное подлетное время, к тому же такие ракеты могут поразить большинство целей только кинетической энергией, т.е. вообще не нести БЧ. При этом еще более повышаются требования к точности (КВО не должно превышать 1 м), что, по-видимому, потребует применения многоспектральных ГСН, к тому же чрезвычайно устойчивых к перегрузкам. Впрочем, таковые будут применяться не только на гиперзвуковых ракетах, но вообще на большинстве высокоточных боеприпасов. С другой стороны, гиперзвуковые ракеты малой дальности (в первую очередь – противотанковые), не исключено, смогут обойтись вообще без ГСН из-за очень малого подлетного времени, что позволило бы их существенно удешевить. Идеалом становится ракета без ГСН и БЧ, которая до определенной степени решит проблему удорожания боеприпасов. Фактически, это должен быть танковый БПС, только с двигателем (цель уничтожается за счет кинетической энергии удара). Однако если такой вариант вообще реален, то только для ракет с дальностью полета всего в несколько километров, при ее увеличении обойтись без ГСН не удастся, поскольку иначе цель успеет уйти.

Вариантом удешевления ракет и УАБ могло бы стать их наведение на цель с носителя, в этом случае ГСН можно было бы заменить более дешевым приемником сигнала. Однако пока тенденция противоположна: реализация принципа "выстрелил и забыл" с немедленным уходом носителя из зоны поражения ПВО. Кроме того, если речь идет о ракетах большой дальности, то носитель просто не сможет обеспечить наведение их на цели с помощью бортовых средств разведки. Отчасти решить проблему можно путем наведения ракеты или УАБ на цель через ИСЗ или БПЛА-ретранслятор.

Гиперзвуковая крылатая ракета Х-90 "Коала"

Тем не менее, пока имеет место тенденция лишь к удорожанию боеприпасов при достаточно высоком их расходе. Интересно, что в США после почти 20-летнего перерыва возобновляется производство ракет "Мейверик" с лазерным наведением. Причина этого в том, что ранее произведенные ракеты были практически полностью израсходованы.

Впрочем, в значительной степени развитие авиационных боеприпасов будет определяться развитием их носителей. Так, истребителям 5-го поколения будет крайне затруднительно осуществлять наведение своих средств поражения, поскольку для сохранения невидимости им не рекомендуется включать бортовую РЛС. А необходимость размещать большую часть оружия во внутренних отсеках накладывает ограничения на его количество, габариты и номенклатуру. Следует отметить, что ограничение на габариты ракеты или УАБ автоматически ограничивает ее дальность полета и массу БЧ. Поэтому нельзя исключать развития самолетов 4-го поколения в противоположном направлении – превращения их в "извозчиков ракет", без претензий на невидимость, а, возможно, и на маневренность (что позволило бы упростить конструкцию самолета), но со значительным количеством ракет большой дальности и УАБ на борту и с мощной РЛС. Возможно появление подобного "извозчика КРВБ" в стратегической авиации, своеобразных новых реинкарнаций В-52 или Ту-95МС, несущих не менее 20 КРВБ большой дальности или 30-40 средней и малой дальности, рассчитанных на поражение наземных и надводных целей, имеющих дозвуковую, сверхзвуковую или гиперзвуковую скорость полета. Что касается вышеупомянутых гиперзвуковых ракет малой дальности, они могли бы стать основным оружием ударных вертолетов и БПЛА. Широкое применение подобных ракет имело бы революционное значение, чрезвычайно затруднив действия бронетанковых частей и сухопутных войск вообще.

Кроме того, определенным заменителем авиационных средств поражения и, соответственно, их носителей, могут стать крылатые ракеты наземного и морского базирования, а также РСЗО большой дальности.

Несомненно, в дополнение к огневым средствам поражения, будут активно развиваться авиационные средства РЭБ, предназначенные для полного подавления РЛС противника (огневого и/или электронного), либо для создания на их экранах ложной мишенной обстановки. Второй вариант более сложен, но и более эффективен, поскольку может обеспечить истощение ПВО противника без потерь со своей стороны и без необходимости использовать сложные и дорогостоящие противорадиолокационные ракеты. Более того, это позволило бы вообще не тратить ракеты и бомбы для поражения средств ПВО, поскольку ЗРК, впустую истративший свои ЗУР, угрозы не представляет.

Использование в авиации лазерного оружия, если таковое всё же будет разработано, представляется маловероятным из-за ограничений на массу и габариты генераторов и большое энергопотребление. Впрочем, эти ограничения могут быть приемлемы для стратегических бомбардировщиков, тяжелых транспортных самолетов и дирижаблей. Если лазеры будут когда-либо применены с воздушных носителей, то их целями почти наверняка станут воздушные же цели – самолеты и крылатые ракеты.

Впрочем, в ходе крупномасштабных войн, которые, скорее всего, в обозримом будущем развернутся в Азии, будут применяться и старые неуправляемые боеприпасы, которых в арсеналах соответствующих стран еще имеется очень значительное количество, при этом они весьма дешевы. Вполне вероятно, что оптимальным окажется, как раз, сочетание этих старых дешевых боеприпасов с новейшими высокоточными, которые будут применяться против приоритетных целей. Как это было во время "Бури в пустыне".

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
14 декабря 2013 10:26 1688
2
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи