РВСН и СЯС в целом
РВСН и СЯС в целом
Стратегия скрытности

По последнему обмену данными между РФ и США по СНВ-3 Россия имеет 521 развернутый стратегический носитель ядерного оружия с 1735 БЧ, кроме того, есть еще 335 неразвернутых носителей. Количество тактических зарядов неизвестно, официальные данные никогда не предоставлялись. Оценочно Россия имеет таковых примерно 6 тысяч единиц. Именно за счет ТЯО по общему количеству ядерных боеприпасов РФ, видимо, немного превосходит США. 

Что означает ядерное оружие для РФ на практике? 

Ядерное сдерживание по отношению к европейским странам НАТО не имеет смысла ввиду отсутствия объекта сдерживания. Сегодня их ВС настолько слабы, что непригодны не только для агрессии, но даже для обороны. А боязнь потерь настолько велика, что не позволяет вести даже ограниченные войны. О том, чтобы подставить страну под ядерный удар, не может быть и речи. Чрезвычайно распространенные заявления о том, что НАТО существенно превосходит Россию в обычных силах, поэтому для его сдерживания нам необходимо ТЯО, не имеют никакого отношения к реальности и являются чистой пропагандой. Единственная натовская страна, к которой сказанное не относится – Турция. Поскольку она ядерного оружия не имеет, то на нее сдерживание действовать может, что стало ясно на практике в связи с возникшим в прошлом году российско-турецким противостоянием. 

С США случай гораздо более сложный. Для этой страны, конечно, неприемлем даже один ядерный взрыв на ее территории, в этом Америка похожа на Европу. Но на этом сходство и заканчивается. Размеры ВС, психологическая готовность воевать, возможности по проецированию силы на любые расстояния и применению высокоточного оружия у США совершенно несопоставимы с европейскими. Долгое время всерьез обсуждалась возможность нанесения неядерного обезоруживающего удара по российским СЯС с помощью КРМБ и КРВБ, малозаметных бомбардировщиков В-1В и В-2, а в перспективе – ударных БПЛА (преимущественно – палубного базирования). Если путем такого удара будет уничтожено не менее 90% российских СЯС, остальные, скорее всего, не будут применены. Потому что, во-первых, в этом случае эффективной окажется система ПРО (против полноценных СЯС РФ она бесполезна и останется таковой всегда). Во-вторых, в этом случае против максимум 10% российских СЯС останутся нетронутые 100% американских СЯС. Таким образом, ядерное сдерживание в подобной ситуации оказывается иллюзией. Для предотвращения подобного сценария нужно развитие ПВО, которая к ядерному сдерживанию сама по себе отношения не имеет. Впрочем, более подробный анализ американских ВС показывает, что на данный момент подобный удар возможным не представляется, при этом тенденции развития ВВС США, ВМС США и ВС РФ не свидетельствуют о том, что такая опасность возникнет в обозримом будущем.

Весьма сложная ситуация складывается применительно к Китаю, учитывая значительное превосходство обычных сил НОАК над ВС РФ в целом, а особенно – в приграничной зоне. В связи с этим возникает принципиальный вопрос – до какой степени действенно в отношении Китая ядерное сдерживание? Разумеется, дать на этот вопрос однозначный ответ невозможно. Можно лишь высказать ряд соображений.  

1. Китай тоже имеет ядерное оружие. Причем размер его ядерного арсенала, который распределен между Ракетными войсками НОАК, ВВС НОАК и ВМС НОАК, не известен даже приблизительно, но явно сопоставим с российским. 

2. Россия не имеет БРСД (по договору с США 1987 года), Китай же уверенно занимает первое место в мире по количеству ракет этого класса. РФ вынуждена одни и теми же СЯС осуществлять сдерживание как Китая, так и США, при том, что применительно к Китаю дальность наших МБР и БРПЛ избыточна. Поэтому реальный баланс – в пользу Китая. 

3. Соотношение ТЯО между РФ и Китаем неизвестно. При этом нельзя не отметить, что Китай имеет значительное превосходство в их носителях за счет огромного превосходства в ПУ ТР и ОТР с дальностью полета 150-600 км при примерном равенстве в авиации. Кроме того, надо помнить, что при обмене ударами ТЯО и наши, и китайские заряды будут взрываться на нашей территории. 

4. Для США, не говоря уж о Европе, взрыв на их территории даже одного ядерного заряда любой мощности абсолютно неприемлем. Китай заведомо переживет удар даже нескольких десятков ядерных зарядов в приграничной зоне. 

5. Безусловно неприемлемым ущербом для Китая будет массированный ядерный удар по городам юго-востока страны. Однако на такой удар Китай заведомо даст ответ в виде ядерного удара по городам европейской части РФ, которые захватывать ему не нужно. При этом в стране ведется массовое строительство подземных убежищ и «запасных городов» на случай полномасштабной ядерной войны. 

Таким образом, эффективность ядерного сдерживания в отношении Китая неочевидна. И может превратиться в полную фикцию, если руководство КНР каким-то образом покажет российскому руководству реальные, а не выдуманные в Стокгольме или Лондоне размеры своего ракетно-ядерного арсенала. 

Учитывая размеры территории России и количество природных ресурсов, проблема обороноспособности вообще и ядерного сдерживания в частности носит для нее исключительно важный характер. По крайней мере, для России значение ядерного оружия несравненно больше, чем для любой из остальных четырех «официальных» ядерных держав. 

На данный момент Россия может позволить себе игнорировать ядерные арсеналы Великобритании, Франции и «неофициальных» азиатских ядерных держав. Их арсеналы во многие разы меньше российского, представить себе их применение против России невозможно. Сдерживать России необходимо лишь США и Китай. При этом применительно к США, как было показано выше, важнейшим средством сдерживания является развитие ПВО для предотвращения обезоруживающего неядерного удара по российским СЯС. Если такой удар гарантированно предотвращается, то даже необязательно (хотя и желательно) поддерживать с США прямой численный паритет по количеству стратегических носителей и БЧ. Против Китая же, наоборот, очень важно количество ядерных зарядов, готовых к немедленному применению. 

По-видимому, наиболее правильной стратегией для России был бы отказ от продления СНВ-3 после его выполнения (выполнение нам выгодно, поскольку разоружает только США) и вообще от любых новых договоров в сфере ограничения и сокращения ядерных вооружений. После этого необходим переход к созданию совершенно новых СЯС, главной особенностью которых должна быть скрытность базирования их ударных систем. Необходимо создать максимальную неопределенность для всех иностранных разведок в плане количества стратегических носителей, их характера и ТТХ, мест дислокации. Такая неопределенность должна полностью парализовать стремление к любой форме военной агрессии против РФ. Именно в этом случае ядерное сдерживание станет действительно полноценным, оставаясь при этом, как и сейчас, в сфере не столько военной, сколько психологической. 



Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа
28 марта 2016 11:08 964
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи