Общие вопросы и тенденции
Общие вопросы и тенденции
Три сирийских года

Результаты, достигнутые Россией за три года сирийской кампании, можно оценить путем их сравнения с результатами других кампаний. В первую очередь – с советской кампанией в Афганистане. Данная параллель проводится на протяжении всех этих трех лет, превращение Сирии во «второй Афганистан» для России ждали и ждут очень многие, как в самой России, так и за рубежом. Кто-то этого боится, кто-то, наоборот, очень хочет.

На данный момент потери ВС РФ в Сирии (в т.ч. небоевые) составляют 112 человек погибшими, из которых почти половина (39 человек) пришлась на катастрофу самолета Ан-26. Потеряны 8 самолетов (6 боевых, 1 специальный и 1 транспортный, тот самый Ан-26) и 7 вертолетов, а также, возможно, 1-2 БТР и бронеавтомобиля и несколько БПЛА.

Ввод советских войск в Афганистан начался 25 декабря 1979 г., при этом только за единственную военную неделю 1979 г. Советская армия потеряла 86 человек погибшими! Причем в этом случае тоже 44 человека погибли в катастрофе самолета Ил-76. А за три первых года войны потери составили почти 4,8 тыс. чел. убитыми, не менее 60 танков, не менее 400 БРДМ, БМП и БТР, 15 самолетов, 97 вертолетов.

Можно провести сравнение с еще одной кампанией – американской в Ираке. За первые ее три года (с марта 2003 по март 2006 гг.) потери коалиции составили 2515 погибших (самих США - 2309 чел., Великобритании – 103, Италии – 27, Украины – 18, Польши – 17, Болгарии – 13, Испании – 11, Словакии – 3, Сальвадора, Эстонии, Голландии, Таиланда и Дании – по 2, Венгрии, Латвии, Казахстана и Австралии – по 1), от 10 до 20 танков «Абрамс», не менее 50 БМП «Брэдли», несколько десятков БТР, до 15 самолетов и до 80 вертолетов. Потери ЧВК, были, как минимум, не меньше потерь регулярных ВС, скорее всего – гораздо больше.

Сравнить потери противников России/СССР/США в каждом из трех данных случаев не представляется возможным из-за нехватки данных. Но можно сравнить общее изменение военно-политической ситуации в ходе кампании. В Афганистане за 1979-82 гг. и в Ираке за 2003-06 гг. она существенно ухудшилась для СССР/США по сравнению с той, что была на момент начала кампании. Для России и ее местных союзников в Сирии ситуация кардинально, качественно улучшилась, был достигнут коренной перелом в ходе войны. Территория, контролируемая правительственными войсками, увеличилась более чем в три раза, все противостоящие им группировки понесли тяжелейшие потери и деморализованы, внешний фронт поддержки этих группировок развалился, а его участники перегрызлись между собой.

Таким образом, на данный момент эффективность современных ВС РФ значительно выше, чем у ВС СССР и ВС США. Особенно учитывая тот факт, что российская группировка в Сирии гораздо меньше, чем советская в Афганистане и американская в Ираке. То, что в Сирии есть кому воевать за Россию на земле, ничуть не меняет данной оценки. Во-первых, российская армия в Сирии отнюдь не чужда наземной войне. Во-вторых, у СССР в Афганистане и у США в Ираке тоже были союзники для наземной войны.

При этом важнейший аспект сирийской кампании состоит в том, против кого она ведется. Если бы Сирия перешла под контроль суннитских радикалов (а это отнюдь не только «Исламский халифат», это практически все «борцы с тиранией Асада»), то мгновенно превратилась бы в не имеющий аналогов в современной истории источник терроризма, несравненно более опасный, чем Афганистан при талибах. Для суннитских радикалов внешняя экспансия – не просто основа идеологии, а способ существования. И Россия стала бы одной из важнейших целей этой экспансии, причем стала бы немедленно. Не начни Москва свою сирийскую кампанию три года назад, уже сейчас мы воевали бы на своей территории. В этом случае жертвы и материальные расходы были бы выше нынешних даже не в разы, а на порядки. Т.е., по сути, сирийская кампания приносит России высокий доход – в виде предотвращенного ущерба. А еще добавится доход от экспорта российских вооружений, отлично проявивших себя в Сирии. 

Приходится в очередной раз повторять, что ВС выполняют важнейшие экономические функции. Во-первых, они защищают страну вообще и ее экономику в частности от внешней агрессии, ущерб от которой будет на порядки выше, чем экономия на военных расходах. Во-вторых, ВС способствуют укреплению геополитических позиций страны, вместе с которыми обязательно укрепляются и экономические позиции. Никому еще не принесла счастья экономия на военных расходах (по крайней мере, о подобных примерах ничего не известно), а вот примеров несчастий от экономии – очень много. Самый яркий и свежий пример – Украина, но и Европа недалеко от нее ушла.

При этом, конечно, кампания пока не закончилась (не освобождены Идлиб и «заевфратье»). И проблемой являются, разумеется, не остатки различных бандформирований, а их внешние спонсоры. В первую очередь, конечно, США, для которых Сирия превратилась в «чемодан без ручки»: уже ясно, что победить там не получится, но очень хочется извлечь из провальной, в целом, кампании, хоть какую-то пользу и создать дополнительные проблемы для России. Более или менее то же можно сказать про Саудовскую Аравию. Ну и, конечно, еще есть Турция, которая в последние два года стала нашим другом, тем самым, при котором уж точно никакие враги не нужны (впрочем, то же самое могут сказать про Турцию и США). Учитывая, что вся эта «святая троица» находится в весьма непростых отношениях между собой (особенно Анкара и Вашингтон), здесь может быть множество различных вариантов «разводок», совершенно невозможно предсказать, какой из них реализуется.

Имеется еще и сложнейшая проблема послевоенного восстановления Сирии, без которого война может возобновиться. Ее решение будет стоить сотни миллиардов долларов. Это отдельная, невоенная тема. Можно сказать лишь то, что выдающиеся военные успехи России в Сирии подтвердили абсолютную необходимость наличия у страны мощных ВС. А реальная возможность выиграв войну, проиграть мир, показывает, что военная мощь – необходимое условие для, того, чтобы страна была сверхдержавой, но, увы, недостаточное. Нужна еще экономическая мощь того же масштаба.

Есть у России и еще одна опасность уже в чисто военном аспекте – абсолютизировать сирийский успех и спроецировать его на будущие войны. Игнорировав при этом тот факт, что противостоящий нам противник не имел ВВС и ВМС, крайне слабыми у него были наземная ПВО и сухопутные войска (в аспекте классической войны). Тем самым Россия повторила бы ошибку США и НАТО, которые давно уже переориентировались на войну с заведомо «заниженным» противником. И это очень пагубно сказалось на их военном строительстве. Сейчас, видя военные успехи России, США срочно переориентируются обратно, на классическую войну с равным по силам противником (Европа на это уже заведомо не способна). Было бы чрезвычайно странно, если бы Россия при этом пошла в противоположном направлении, перечеркивая, тем самым, все военно-политические успехи последних лет.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

12 сентября 2018 11:03 49
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи