США и НАТО
США и НАТО
Главная / Военная аналитика / Геополитика / США и НАТО / Стратегия национальной уникальности
Стратегия национальной уникальности

Прошло менее полутора лет с того момента, как президентом США стал Дональд Трамп. За этот период, в общем и целом, стало ясно, чего от него ждать, какую политику он проводит и будет проводить. С одной стороны, американский президент крайне импульсивен и непоследователен, с другой стороны, «генеральную линию» он выдерживает безупречно. Линия эта описывается его основным предвыборным лозунгом: «Make America great again» («Сделаем Америку снова великой»).

Более чем понятен стал и стиль Трампа, который определяется его предыдущей биографией: он действует исключительно с позиции силы и с позиции материальной выгоды для США. Возможно, что его непоследовательность и непредсказуемость, на самом деле, тщательно просчитаны в этих самых рамках действий с позиции силы.

В связи с этим становится особенно интересно проанализировать «Стратегию национальной безопасности США», принятую в декабре прошлого года и сменившую аналогичный документ, принятый при Обаме (в феврале 2015 г.). «Стратегия» на удивление ясно описывает внешнюю и военную политику Вашингтона. Эта политика всегда, в общем, была такой, но впервые она описана настолько откровенно и цинично. И настолько честно. В момент опубликования «Стратегии» на нее особого внимания не обратили, поскольку Трамп сам по себе еще был не очень понятен, кроме того, в декабре серьезным анализом вообще мало кто занимается.  

Прекрасны уже первые строки документа.

«Стратегия «Америка прежде всего» базируется на краеугольных принципах и ценностях нашей нации, реалистичной оценке интересов США, а также на решимости противодействовать угрозам и вызовам безопасности.

Соединенные Штаты будут настойчиво добиваться победы в усиливающемся глобальном соперничестве в политической, экономической и военной сферах».

«Америка прежде всего» - это почти точное повторение «Deutschland, Deutschland, uber alles, uber alles in der Welt». Написаны эти слова были почти за 100 лет до Гитлера, но сейчас ассоциируются исключительно с ним и его политикой. И подтверждается эта аналогия следующей фразой: Америка будет добиваться ни мира, ни демократии и свободы, ни всеобщего процветания, а победы в глобальном соперничестве. Она будет стремиться к безоговорочному доминированию в мире, не ломая никаких комедий с «равенством» и «международным правом». И действовать будет только и исключительно в собственных национальных интересах, это ее абсолютный приоритет. А добиваться всего этого собирается, в первую очередь, с помощью военной силы. Обо всём этом в «Стратегии» написано четко и ясно.

«Ключевой задачей является удержание безусловного военного превосходства США, обеспечивающего в сочетании с другими элементами национальной мощи эффективное противодействие всему спектру угроз».

«Мы извлекли непростой урок, свидетельствующий о том, что любое пространство, где отсутствуют лидирующие позиции США, заполняется соперниками, что наносит ущерб нашим интересам».

«Американская военная мощь остается главным инструментом борьбы за влияние».

«Мы будем искать пути поддержания со странами-соперниками взаимоприемлемого сотрудничества, осуществляемого с позиции силы. Для этого ВС США должны не иметь себе равных, опираться на потенциал союзников и применяться одновременно с другими инструментами обеспечения безопасности и процветания Америки. Это позволит вести с позиции силы и дипломатическую работу».

 «Не все международные структуры одинаковы. США будут взаимодействовать с теми из них, деятельность которых соответствует американским интересам».

При этом в США поняли, что в последние годы ошибались, ориентируясь на войну с заведомо более слабым противником: «Мы также ошибочно полагали, что сокращение численности войск, снижение их возможностей по развертыванию на передовых ТВД можно компенсировать использованием современных технологий. Мы убедили самих себя в том, что современные боевые действия будут скоротечными и сопровождаться минимальным количеством потерь, а победа в них может быть достигнута нанесением дистанционных ударов по противнику без непосредственного соприкосновения с ним». Теперь из этого будут делаться правильные выводы.

Разумеется, бороться за свои национальные интересы и глобальное доминирование Вашингтон будет не только военными методами, но также дипломатическими и экономическими. «Стратегия» вполне открыто признает то, что и так всем давно известно, но самими США не очень охотно признавалось: вмешательство во внутренние дела других стран – это даже не основа внешней политики страны, а просто ее синоним. Особую роль в этом играют американские посольства, о чем говорится вот что: «Как показывает практика, в тех местах, откуда выведен американский дипломатический персонал и где закрыты наши представительства, ситуация неизбежно переходит под контроль авторитарных режимов». Кто вспомнит о том, что посольства не имеют права вмешиваться в дела страны пребывания?

В числе приоритетных направлений деятельности США «использование санкций, дипломатических и иных инструментов для изоляции государств и лидеров, угрожающих американским интересам». И в сфере экономики всё тоже очень ясно и прагматично: «Помощь в развитии, которую оказывают США, должна соответствовать нашим внешнеполитическим целям. При этом приоритетным направлением сотрудничества станет взаимодействие с государствами, разделяющими американские интересы». Тут даже комментарии не нужны.

При этом, разумеется, «Quod licet Jovi, non licet bovi», т.е., в современной интерпретации знаменитой латинской фразы, что позволено США, не позволено больше никому. 

«Китай и Россия добиваются формирования миропорядка, не отвечающего американским интересам. КНР стремится вытеснить Соединенные Штаты из Азиатско-Тихоокеанского региона, навязать его странам собственную модель регулируемой экономики. Российская Федерация пытается вернуть себе статус великой державы и укрепить влияние по периметру своих границ. При этом планы и замыслы этих государств постоянно меняются и адаптируются».

На самом деле, Россия является великой державой, как минимум, со времен Полтавской битвы и с тех пор утрачивала этот статус разве что во время Гражданской войны 1917-22 гг. Даже в т.н. «лихие 90-е» она оставалась великой державой, разумеется, является ею сейчас, поэтому возвращать ей ничего не нужно. Но дело даже не в этом. США считают своей обязанностью сохранять «лидирующие позиции» в «любом пространстве», России же не позволено даже «укрепить влияние по периметру своих границ», поскольку это «не отвечает американским интересам»!

«Китай и Россия целенаправленно инвестируют в развивающиеся страны для расширения влияния и получения преимуществ перед США. КНР вкладывает миллиарды долларов в инфраструктурные проекты в различных государствах. Россия расширяет свое влияние за счет экономических программ, через контроль ключевых энергетических и инфраструктурных проектов в странах Европы и Центральной Азии». 

Если кто-то подумал, что это похвала, то глубоко ошибся – это еще одно «преступление» Китая и России. Таковы теперь ценности «свободного рынка» и «честной конкуренции» в их американском понимании. Более того, в числе приоритетных направлений США в Европе «укреплять взаимодействие с партнерами против экономической экспансии Китая, ограничивая его доступ к современным технологиям». Интересно, как это соотносится с рыночной конкуренцией? В «Стратегии» довольно много места отведено критике Китая за то, что он ворует технологии. Само по себе это справедливо, но чего вы от него хотите, если доступ к этим технологиям ему искусственно ограничивается?

О свободе и демократии в «Стратегии» говорится весьма скромно, по крайней мере, по сравнению с описанием американских интересов. Но даже и эти упоминания вызывают порой серьезные вопросы.

«Мы продолжим защищать американские ценности и будем поддерживать тех, кто борется в своем обществе за человеческое достоинство. Не может быть никакого равенства между государствами, которые поддерживают верховенство закона, равные права мужчин и женщин, уважают личные свободы с теми странами, в которых происходит подавление и ущемление общечеловеческих прав».

Вот это самое «не может быть никакого равенства» очень плохо соотносится с нормами международного права (точнее – вообще никак не соотносится). А, кроме того, как дела с верховенством закона, равными правами мужчин и женщин, уважением личных свобод в аравийских монархиях, особенно в той стране, которую Трамп посетил с первым официальным визитом в ранге президента – в Саудовской Аравии? И когда ВС Саудовской Аравии и ВС ОАЭ давили тех, «кто боролся за человеческое достоинство» в Бахрейне весной 2011 г., почему поддержку Вашингтона получили не те, кто боролся, а те, кто их давил?

Вообще, с двойными стандартами в американской политике всегда было «всё хорошо», что «Стратегия» в очередной раз подтверждает. Вот, например, в числе приоритетных направлений деятельности США в АТР «сохранение готовности к силовым действия в ответ на агрессию со стороны КНДР, а также наращивание возможностей для «принудительной денуклеаризации» Корейского полуострова». А в числе приоритетных направлений в Южной и Центральной Азии - «содействие пакистанским властям в обеспечении безопасности национального ядерного арсенала». Интересно, почему КНДР надо обязательно подвергнуть денуклеаризации, не исключая ее принудительного варианта, а Пакистану надо помочь в обеспечении безопасности его ядерного арсенала? Кстати, про ядерные арсеналы Индии и Израиля в стратегии вообще не упоминается.

Ну и заключение документа не менее замечательно, чем начало.

«Данный документ определяет содержание стратегического курса Соединенных Штатов, нацеленного на закрепление американского превосходства в мире, основанного на беспрецедентной национальной мощи США. До тех пор, пока Д. Трамп исполняет обязанности президента страны, американские граждане могут быть уверены, что вопросы обеспечения их безопасности и процветания будут всегда для него на первом месте. Высокоразвитая свободная и сильная Америка готова к сохранению своих лидирующих позиций за пределами государственных границ в целях защиты наших национальных интересов, ценностей и образа жизни».

Как говорится, не убавить, не прибавить.

Предъявлять претензии США вообще и Трампу в частности глупо. Любой руководитель страны должен действовать в ее национальных интересах. В каком-то смысле, с Америки надо брать пример. Но вот чего совершенно точно никогда не будет – это разговора с Вашингтоном на равных, признания им «многополярного мира». Перед ним можно либо капитулировать, либо тоже разговаривать с позиции силы и собственных интересов. Третьего, увы, не дано.

Кроме того, становится очевидной абсурдность тезиса о том, что в наше время всё решает экономика, а не военная мощь. «Стратегия» является очередным подтверждением того, что военная мощь важнее всего, так было, есть и будет всегда. Без нее невозможно ведение эффективной внешней политики, она является важнейшим «двигателем» экономики, причем как внутри страны, так и за ее пределами. В частности, для США их военная мощь – главный инструмент давления на противников и главное средство шантажа союзников. А в основе большинства экономических и политических проблем современной Европы – утрата военной мощи.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

07 июня 2018 10:47 47
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи