США и НАТО
США и НАТО
Зоны без доступа

Резкое обострение отношений между Россией и Западом породило ощущение того, что между ними возможно прямое военное столкновение. Ожидание этого столкновения и нынешнее как бы «предвоенное» состояние привели к рождению целого ряда причудливых концепций, которые, якобы, описывают текущее положение вещей и вероятное будущее столкновение.

В частности, неким общим местом стал термин «гибридная война». У которого нет даже строгого научного определения. На самом деле, это не более чем звучный пропагандистский штамп, активно используемый обеими сторонами в нынешней ожесточенной информационной войне.

Пожалуй, еще более причудливой является концепция А2/АD (anti-access and area denial), т.е. запрет доступа силам противника в некую пространственную область с помощью комплекса различных вооружений. Как и «гибридную войну», А2/АD придумали на Западе и приписывают использование данной концепции именно России (в меньшей степени Китаю и Ирану). Хотя, на самом деле, у нас нет даже адекватного терминологического эквивалента, подобная концепция полностью отсутствует в отечественном военном дискурсе.  

С точки зрения западных военных и гражданских аналитиков, Россия в рамках А2/АD создает некие специальные зоны, в которые силам НАТО будет крайне сложно проникнуть: данные зоны насыщены ОТРК «Искандер», береговыми ПКРК «Бастион», ЗРС С-300ПМ и С-400, различными средствами РЭБ. Подобными зонами на Западе считают, в первую очередь, Крым, Калининградскую область, район Мурманска-Североморска и российские базы на северо-западе Сирии. Также к зонам А2/АD относят Москву и Санкт-Петербург, Петропавловск-Камчатский, район Владивосток-Находка, ряд районов в Арктике.

Очевидно, данная концепция (если считать ее существующей) является чисто оборонительной. В связи с этим натовским аналитикам надо было объяснить самим себе, почему это плохо. Объяснение нашлось, разумеется, в том, что из этих зон, либо под их прикрытием Россия будет совершать всё новые агрессии. То, что Россия всегда совершала, совершает и будет совершать агрессии, считается на Западе аксиомой, не подлежащей какому-либо обсуждению. Ближайшими жертвами российской агрессии должны пасть страны Балтии (это уже тоже почти аксиома). Кроме того, Россия должна захватить еще и шведский остров Готланд в Балтийском море. Зачем он Москве нужен – не совсем ясно. Возможно, просто из исторической любви к агрессиям. Или чтобы создать еще одну зону А2/АD. Есть и совершенно феерическое объяснение – чтобы обеспечить функционирование газопроводов «Северный поток» и «Северный поток – 2», который еще не построен. Т.е. Россия захватит три страны Балтии (члены НАТО и ЕС) и кусок Швеции (член ЕС и хоть и не член, но близкий союзник НАТО), чтобы успешно продавать газ другим членам НАТО и ЕС! Весь этот дикий бред совершенно серьезно обсуждается людьми с научными степенями и генеральскими званиями.  

Между тем нельзя не отметить того факта, что на протяжении всей военной истории каждая воюющая сторона в любой войне только тем и занималась, что старалась запретить противнику доступ на любые контролируемые территории вообще и на критически важные для обороны – в особенности. Увидеть в этом новизну в чьих-либо действиях сегодня можно либо от полной некомпетентности, либо от полного отчаяния, либо вследствие острой формы паранойи.

Несложно заметить также и то, что большинство наших зон А2/АD (точнее, того, что таковыми объявлены) – это ВМБ российского ВМФ. Они заведомо требуют усиленной обороны с моря, суши и с воздуха, так тоже было всегда. У России с середины ХIХ века и до середины ХХ века есть большой и довольно печальный опыт осад своих ВМБ с суши и атак на них с моря, а потом и с воздуха: две обороны Севастополя, набег англо-французской эскадры на Петропавловск-Камчатский, оборона Порт-Артура, блокада Ленинграда с массированными атаками люфтваффе на Кронштадт. Вторая Мировая война дала дополнительный зарубежный опыт очень эффективных атак авиации против ВМБ: англичан против Таранто, японцев против Перл-Харбора. В послевоенный период проблема обороны ВМБ еще более обострилась в связи с подавляющим превосходством ВМС НАТО над ВМФ СССР в надводных кораблях, в первую очередь – в авианосцах. А для постсоветской России добавилась еще одна проблема – Калининградская область, Крым, Камчатка, даже район Владивостока-Находки в той или иной степени изолированы от основной территории страны. Соответственно, сильные группировки войск, способные длительное время воевать полностью автономно, должны быть созданы здесь заблаговременно, до начала войны.

Разумеется, практически любая страна еще в мирное время создает группировки войск (особенно – ПВО) для обороны столиц и крупных городов, промышленных и научных центров. Интересно, был ли Лондон во время Второй Мировой с его мощнейшей ПВО зоной А2/АD? И была ли таковой в те же годы Мальта?

Отдельные западные ученые и военные пытаются сказать, что как «гибридная война», так и А2/АD – антинаучный бред. Но их голоса тонут в пропагандистском мейнстриме, превращающем разумных людей в маргиналов.

Почему на Западе рождается в последнее время столько откровенного абсурда, в чем причина деградации его военной аналитики? Очевидно, объяснение лежит в сфере политики и психологии.

После окончания холодной войны и развала СССР Запад успешно убедил самого себя, что он всегда прав и ему теперь всё можно. Какое-либо сопротивление Западу с его новой «единственно верной» идеологией (леволиберальной) отныне считалось заведомо невозможным. Оно должно было подавляться либо информационными, политическими и экономическими средствами, либо, в крайнем случае – военными методами за счет абсолютного количественного и качественного превосходства (Ирак, Югославия, Ливия). Даже США с их, вроде бы, гигантской военной мощью начали ориентироваться исключительно на войны с заведомо более слабым противником, не способным адекватно ответить.

Вызов, открыто брошенный Западу Россией и более завуалированно – Китаем и рядом других азиатских стран, привел Запад в состояние шока. Тем более тяжелого, что Запад не способен дать реальный ответ – он сам себя деиндустриализовал и разоружил. Именно этот шок породил такой поток истерики и псевдонаучного абсурда типа «гибридной войны» и А2/АD. НАТО совершенно не собиралось захватывать силой Калининградскую область и какие-либо другие российские регионы. Но сам факт, что у России появились районы, куда силы НАТО не смогут прорваться, крайне оскорбителен и унизителен для военных альянса. Унизителен вдвойне потому, что Россия обеспечила это не вульгарной «ядерной дубиной», а высокотехнологичным обычным оружием. А ведь НАТО давно убедило себя в том, что уж в этой-то сфере ему нет и никогда не будет равных.

При этом Запад принципиально не готов воевать (если речь не идет об избиении тех, кто не может ответить). Леволиберальная идеология исключает такую возможность. Что и подтвердилось в последние четыре года. Вполне натуральные паника и истерия по поводу действий России не привели к какому-либо пересмотру программ военного строительства даже в США, тем более – в Европе. От осознания этого паника и истерия лишь усиливаются, но на практические действия они не влияют.  

Переброска натовских контингентов в Восточную Европу является актом чисто политическим, поскольку, если исходить из возможности войны с Россией, этих контингентов недостаточно даже для обороны, про нападение просто абсурдно говорить. При этом необходимо отметить еще и то, что все эти части отнюдь не сформированы с нуля, они уже существовали. Их просто переместили из тыла на «фронт», а в тылу ничем не заменили. Никакого усиления НАТО не произошло, ибо от перестановки слагаемых сумма не меняется.

То же касается и вещей более принципиальных – производства вооружений и техники. Никаких новых, ранее не запланированных программ их закупок после 2014 г. в НАТО принято не было. В частности, ни одна натовская страна, включая и США, не возобновила производства танков, хотя прекрасно понятно, что классическую войну без них вести невозможно. Не закупается никаких дополнительных средств наземной ПВО, хотя в России за последние 10 лет поступило на вооружение более 350 самолетов фронтовой авиации и более 200 ударных вертолетов, причем их поступление продолжается, развернуто 11 бригад ОТРК «Искандер», почти все новые ПЛ и надводные корабли оснащены КРМБ «Калибр». И даже самолетов у НАТО не добавится, хотя авиация – это «их всё».

Так, ни на один новый самолет не увеличились после 2014 г. ранее утвержденные программы закупок американского истребителя 5-го поколения F-35 – ни для ВВС США и ВМС США, ни в европейских странах НАТО, которые собираются его приобретать. А в трех странах планы его закупок даже сократились – в Дании на 10% (с 30 до 27), в Италии в 1,5 раза (со 131 до 90), в Голландии более чем вдвое (с 85 до 37). При этом в ВС Дании и ВС Голландии никаких боевых самолетов, кроме F-35, иметь не предполагается.

В европейских странах НАТО реализуется сегодня две программы производства истребителей поколения «4+» - англо-немецко-итальянско-испанский «Тайфун» и французский «Рафаль». По первоначальным планам 1986 г. для четырех стран предполагалось закупить 765 «Тайфунов» (по 250 для ВС Великобритании и ВС Германии, 165 для ВС Италии, 100 для ВС Испании). В 1998 г. эти планы были урезаны до 232, 180, 121 и 87 самолетов соответственно, т.е. всего 620. Производство началось в 2003 г., однако в связи с экономическим кризисом планы были еще раз урезаны до 160, 143, 96 и 73 машин соответственно, всего 472. Сегодня эта программа близка к завершению, при этом пять «Тайфунов» (английский, итальянский, три испанских) уже потеряны в катастрофах. Ни в одной из четырех стран никто даже не заикается о том, чтобы вернуться не то что к первоначальным, но хотя бы к промежуточным планам производства «Тайфунов». Будет реализована лишь программа-минимум, невзирая на «гибридную войну» и А2/АD.

Еще забавнее ситуация во Франции. В конце 80-х для ВС Франции предполагалось приобрести 250 «Рафалей» для ВВС и 86 в палубном варианте для ВМС. В 90-е этот план был сокращен до 212 и 60, а в начале 2000-х – до 132 и 48 самолетов соответственно. Сегодня все 48 палубных «Рафалей-М» произведены, из них самый первый уже отправлен в музей, а еще 4 потеряны в катастрофах. Осталось, соответственно, 43 – ровно вдвое меньше, чем планировалось в 80-е. Для ВВС было построено 106 «Рафалей-В/С» (из них один «Рафаль-В» уже потерян), но тут Париж почти одновременно получил заказы на «Рафали» для ВС Египта, ВС Индии и ВС Катара. Они стали абсолютным приоритетом, а завод, производящий «Рафали», всего один. Поэтому даже оставшиеся по минимальному варианту 26 самолетов собственные ВВС получат не ранее 2021 г., про расширение же внутреннего заказа не может быть и речи.  

Еще в 2005 г. для ВМС Франции предполагалось построить 17 фрегатов типа FREMM. Затем планы сократились до 11 кораблей, затем до 8. При этом в середине 2016 г. фрегат «Нормандия», уже полностью достроенный, внезапно и стремительно был продан в Египет под названием «Тахья Миср». Будет ли вместо него заказан еще один фрегат или собственный флот «явочным порядком» обойдется уже 7 кораблями вместо 17 – пока неясно.

Таким образом, совершенно реальная боязнь российской агрессии для западных стран не является основанием для подготовки хотя бы к оборонительной войне. Варшава и Анкара пытаются предпринимать некие шаги по укреплению ВС Польши (в этой стране давно поняли, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих) и ВС Турции, но первая погоды не делает, а вторая уже давно живет своей жизнью, практически независимой от НАТО.

Поэтому напрягаться нам не надо. Единственное, на что сегодня способен «агрессивный империалистический блок» - порождать удивительные концепции. Возможно, мы еще узнаем из этих концепций о самих себе массу интересного.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

18 января 2018 10:06 395
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи