США и НАТО
США и НАТО
Стандартная деградация

В России сейчас практически любой грамотный человек, хотя бы немного интересующийся вопросами политического и военного характера, знает, что в блоке НАТО есть некие общие стандарты, которые каждый член альянса обязан выполнять, а любой новый член должен на них перейти. Как правило, этим фактом знания о натовских стандартах и исчерпывается.

У нас по поводу этих стандартов написана масса глупостей, даже многие военные считают, что это, например, подразумевает обязательное немедленное перевооружение ВС нового члена альянса на «натовскую технику». Неясно, правда, какую – американскую, английскую, французскую, немецкую, итальянскую? У этих стран ведь по большей части техника собственного производства, т.е. совершенно разная. А теперь и техника польская, словацкая, болгарская – тоже натовская. Почему-то не принято замечать, что даже ВС Польши, ВС Чехии и ВС Венгрии оснащены, в основном, советской техникой, либо собственной, созданной на основе советской, хотя данные страны состоят в НАТО уже 18 лет. И замена этой техники на западную, происходящая очень медленно, ведется не в связи со «стандартами НАТО», а просто вследствие того, что советская техника выработала ресурс, а российская не будет закупаться по соображениям чисто политического характера. 

На самом деле, ни о какой однотипности техники в НАТО нет и речи. Стандартизация проводится лишь для того, чтобы ВС одних государств-членов могли бы использовать средства МТО других государств-членов и вообще вести совместные действия. Стандартов этих сейчас почти полторы тысячи. Стандартизируются, в частности, электросистемы кораблей, оперативные планы, процедуры работы с пленными, номенклатура и классификация оборудования, артиллерийские и стрелковые боеприпасы, медицинские операции в условиях РХБ-заражения, уровни бронезащиты, словарь терминов и определений, артиллерийские таблицы ведения огня, радиооборудование, уровень знания английского языка и т.д. и т.п. Само по себе это вполне разумно, хотя до сих пор, как это ни удивительно, достигнуто далеко не полностью. Упрощенно говоря, разъемы немецких шлангов не всегда подходят к горловинам французских топливных баков. Примеров таких полно, на что жалуются сами натовцы, но принудить нарушителя стандартов, если он уже является полноправным членом альянса, к их выполнению, по сути, никак не возможно. Дисциплина в НАТО находится на весьма низком уровне.  

При этом очень значительная часть натовских стандартов относится не к технике, а к принципам управления, вопросам доктринального и тактического характера. Про это у нас тоже пишут, особенно по поводу армий стран бывшего СССР, рвущихся к членству в НАТО или, как минимум, расширяющих сотрудничество с альянсом. Фразу «бригада страны № прошла подготовку по стандартам НАТО» произносится (и, кажется, даже пишется) чуть ли не с придыханием. Как будто эта бригада получила новые волшебные качества, придающие ей непобедимость. При этом всегда хочется спросить – какие выдающиеся победы над мощными противниками одержало НАТО, особенно на суше? Ответа, разумеется, получить не удастся, ибо сказать нечего. 

В начале 2016 г. в издании «Украинская правда» было опубликовано интервью с грузинским генералом Георгием Каландадзе, экс-главой Объединенного Генштаба ВС Грузии, который с конца 2014 г. работает на Украине, помогая ее армии. Самый интересный момент интервью – рассказ о переходе ВС Грузии на эти самые стандарты НАТО. Ключевой момент этого рассказа следующий:

«Они очень внимательно относятся к потерям, потому что государство потом несет материальную ответственность.

Грубо говоря – ввязываться в бой можно, когда на одного противника приходится три наших. И при этом у нас есть поддержка авиации.

 То есть, нет такого понятия как "держать стратегические высоты до последнего солдата"?

 Не будем вдаваться в детали, потому что бывают разные ситуации. Важно понять, что натовский генерал, прежде всего, думает о потерях, а потом о задачах. Это другой тип управления».

Вот в этом вся правда и заключена. Это не только другой тип управления, это другой тип мышления. Любой западный командир думает не о том, как выполнить боевую задачу, а о том, как не понести потерь. Если потери будут, командир откажется выполнять боевую задачу, либо прервет ее выполнение. Конечно, кто-то может назвать это гуманизмом, но, на самом деле, это очень напоминает полную деградацию. Разумеется, нет ничего хорошего, если боевая задача решается любой ценой, противник «заваливается трупами» солдат. Но если армия вообще отказывается от решения задачи, чтобы избежать потерь, то это уже не армия. Ее гораздо честнее просто распустить, чем кормить этого бессмысленного, но дорогостоящего паразита.

Вполне естественно, что в августе 2008 г. грузинская армия, успешно перешедшая на натовские стандарты, при столкновении с российской армией, коей эти стандарты абсолютно чужды, не просто проиграла, но мгновенно развалилась и разбежалась, бросая вооружение и технику. И это при том, что российская группировка не имела никакого численного превосходства над ВС Грузии (по крайней мере, на земле). Да, отчасти это объясняется психологическими моментами – россияне воюют лучше грузин. Но главное – это именно натовские стандарты управления. При столкновении с, как минимум, равным по силе противником, да еще и при отсутствии господства в воздухе эти стандарты предписывают, мягко говоря, уклонение от боя. Или, попросту, бегство. Что и продемонстрировала грузинская армия.

Другой пример дал Афганистан. Пример этот становится более очевидным, если сравнить нашу и натовскую афганские войны. В 80-е гг. антисоветские силы в Афганистане получали широчайшую поддержку (людьми, деньгами, оружием) со стороны коалиции в составе США, Великобритании, Саудовской Аравии, Пакистана и Китая. За талибами после 2001 г. не было никого, поэтому они были и есть на порядок слабее душманов. Их вооружение сейчас даже хуже, чем было у душманов в 80-е, при том что советским войскам в то время и не снились разведывательные и боевые беспилотники или высокоточные боеприпасы, которые сейчас в огромных количествах есть у войск США и НАТО.                       

При этом 40-я Армия в 80-е воевала в Афганистане «по полной программе», в т.ч. на земле. Антиталибская коалиция НАТО всячески избегала наземной войны. Европейские контингенты всю войну отсиживались на своих базах, покидая их лишь по острой необходимости. Англосаксы (американцы, англичане, канадцы, австралийцы) воевали активнее, но всё равно несопоставимо с Советской армией.  

Именно с учетом того, что талибы в течение всей войны не имели никакой внешней поддержки и, тем более, собственного ВПК, а технологический разрыв между воюющими сторонами был просто космическим (советские войска в 80-е такого технологического превосходства над противником и близко не имели), можно сказать, что западная коалиция провела свою афганскую войну гораздо хуже нашего «ограниченного контингента». Талибы, в отличие от душманов, почти не воевали, тем не менее, потеряв в начале войны практически всё, сегодня они контролируют очень значительную часть страны.

Разница между советским и натовским образом действий спроецировалась и на афганскую армию. В 80-е гг. ее уровень боевой и морально-психологической подготовки был на порядок ниже, чем у 40-й Армии, что создавало нашему контингенту огромные проблемы. Но, как выяснилось, та афганская армия была просто образцом воинской дисциплины и доблести по сравнению с нынешними ВС Афганистана. Всё по той же причине – нынешняя афганская армия подготовлена по стандартам НАТО. 

В вышеупомянутом интервью Каландадзе речь шла об опыте перехода на натовские стандарты в связи с тем, что теперь этого очень хотят на Украине. Между тем, украинская армия, разваленная всеми четырьмя предыдущими президентами этой страны, в последние три года демонстрирует способность хоть как-то воевать исключительно потому, что остается по своей сути глубоко советской. Переход на натовские стандарты для ВС Украины будет равнозначен их немедленному коллапсу. По крайней мере, ни о какой войне в Донбассе после этого не будет и речи. Поэтому можно пожелать Киеву как можно быстрее осуществить этот процесс, столь удачно и откровенно описанный грузинским генералом.

Соответственно, нам ни в коем случае не надо бояться того, что натовские стандарты переходит кто-то из наших потенциальных противников, наоборот, об этом можно только мечтать. Опасаться надо перехода на эти стандарты кого-то из наших союзников по ОДКБ (например, ВС Казахстана). Не потому, что они перестанут быть нашими союзниками, ибо это определяется не стандартами, а потому, что тогда мы просто не сможем совместно с ними вести даже ограниченные по масштабам боевые операции. Наши будут думать о том, как победить, а союзники – как сохранить свои жизни. Поэтому очень хочется пожелать союзникам не совершать роковых ошибок.

 

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа
27 апреля 2017 15:44 1094
0
0