Тропическая Африка
Тропическая Африка
Пора по базам

В последние годы северо-восток Африки внезапно оказался местом развертывания множества иностранных военных баз, причем среди владельцев этих баз теперь есть страны, до этого никогда подобных объектов за рубежом не имевшие. Наоборот, они сами предоставляли территории для иностранных военных баз.

При этом внезапно «размножившиеся» в регионе базы наложились на местные конфликты. На северо-востоке Африки противостоят друг другу части бывших единых стран: Эфиопия враждует со своей бывшей провинцией Эритреей, Судан находится в состоянии, как минимум, холодной войны с Южным Суданом. Кроме того, возник неожиданный конфликт между не граничащими друг с другом Эфиопией и Египтом. Не просто вся экономика, но, по сути, вся государственность Египта держится на реке Нил. Эфиопия же собралась строить на его притоке Голубом Ниле крупную ГЭС, что очень сильно повлияет на гидрологический режим низовьев реки и, соответственно, ударит по Египту. Последний хочет не допустить этого строительства любыми способами вплоть до проведения воздушной атаки на будущую ГЭС.

На Ближнем Востоке из-за серьезных военных неудач в Сирии и Йемене распалась еще совсем недавно казавшаяся очень прочной коалиция аравийских монархий и Турции. На ее месте возникли две противостоящие друг другу «мини-коалиции»: Турция и Катар против ОАЭ и Египта. При этом как Турция, так и монархии ради укрепления своих позиций начали экспансию в прилегающую к Ближнему Востоку часть Африки.

В 2015 г. ОАЭ взяли у Эритреи в аренду на 30 лет территорию рядом с портом Асэб, где они создают комбинированную (военно-морскую и военно-воздушную) базу. Тем самым нарушена резолюция Совбеза ООН, запрещающая создание военных баз в Эритрее. Кроме того, в 2017 г. ВС ОАЭ получили такую же комбинированную базу в Бербере, на территории непризнанного государства Сомалиленд (оно возникло на руинах Сомали, которое, впрочем, формально продолжает числиться существующим). Еще одну базу ОАЭ планируют создать в Пунтленде, другом непризнанном государстве на территории как бы существующего Сомали. Обе своих базы в непризнанных сомалийских государствах власти Эмиратов уже предложили в совместное пользование Вашингтону, но ответа пока не получили.

Также в 2017 году на той территории, которая считается контролируемой как бы законным правительством Сомали, около как бы столицы этой как бы страны Могадишо была создана база ВС Турции. Это еще более обострило отношения между «собственно Сомали» и Сомалилендом. Кроме того, Анкара активно договаривается с Хартумом о создании своей ВМБ в Судане.

В итоге на северо-востоке Африки начинают складываться своеобразные «расширенные коалиции». С одной стороны – Египет, ОАЭ, Эритрея, Сомалиленд и Пунтленд. С другой – Турция, Катар, Судан, Эфиопия, Сомали. Интересно, что Сомали и Эфиопия многие десятилетия были злейшими врагами, но теперь геополитика всё изменила.

Обе стороны ведут борьбу за Уганду. Ранее эта страна ориентировалась на Египет, но теперь ее буквально перекупает Катар. Предполагается создание в Уганде базы ВС Катара, на которой также разместится контингент ВС Судана. Чем закончится это «перетягивание Кампалы» между Каиром и Дохой – пока неясно. И тем более неясно, к чему приведет весь этот «лихо закрученный» африканско-ближневосточный сюжет в целом.

Между Эритреей, Эфиопией и Сомалилендом находится микроскопическое по всем параметрам государство Джибути, которое, при этом, является мировым рекордсменом по количеству иностранных военных баз на своей территории. Причем создают эти базы государства, отнюдь не всегда дружественные друг другу. Но именно они, а не ВС Джибути, обеспечивают безопасность этой страны, которая, таким образом, использует свое чрезвычайно выгодное стратегическое положение около Баб-эл-Мандебского пролива, узла множества морских путей.

Базы ВС Франции расположены в Джибути еще с того периода, когда страна была французской колонией. Сейчас в Джибути развернут крупнейший в Африке французский контингент – до 3 тыс. чел., полк морской пехоты, несколько истребителей «Мираж-2000» и вертолетов. На французских базах находятся также небольшие контингенты ВС Германии и ВС Испании.

Хотя в составе ВС США имеется Африканское командование, единственная американская база в Африке (Кэмп-Лемонье) находится именно в Джибути (развернута в 2001 г.), на ней размещены до 4 тыс. чел. от всех видов ВС.

На территории Джибути с 2013 г. размещена единственная зарубежная база ВС Италии. На ней развернуты до 300 военнослужащих и карабинеров.

Единственная же зарубежная база ВС Японии также находится в Джибути (с 2011 г.). На ней размещены около 200 военнослужащих и два противолодочных самолета Р-3С.

Наконец, единственная же зарубежная база ВС КНР (официально открыта в 2017 г.) тоже размещена в Джибути. Здесь пока развернуто около тысячи военнослужащих, но их количество может быть увеличено в 10 раз. Китай ведет на территории Джибути строительства множества объектов гражданской инфраструктуры, включая морской порт и аэропорт. Предполагается построить железную дорогу из Джибути до столицы Эфиопии Аддис-Абебы, именно через нее Эфиопия получит выход к морю (всё морское побережье Эфиопии досталось Эритрее). Затем эта дорога должна разделиться и пройти на запад через всю Африку до Сенегала, а также на юг – до ЮАР. Нет никаких сомнений, что, в отличие от итальянской и японской баз, китайская база в Джибути единственной не останется ни в мире вообще, ни в Африке в частности. Свою «Нить жемчуга» Китай строит очень активно.  

Кроме того, активно ведутся переговоры о размещении в Джибути баз ВС Индии и ВС Саудовской Аравии. В случае их успеха уникальность Джибути еще более возрастет, а ее безопасность еще сильнее укрепится. Если, конечно, владельцы баз не передерутся прямо на ее территории. Но это всё-таки крайне маловероятно.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

20 февраля 2018 10:25 332
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи