Южная Азия
Южная Азия
Стратегия слона
Занимая второе место в мире по населению и седьмое по территории, входя в пятерку сильнейших стран мира по экономическому и военному потенциалу, Индия претендует на роль сверхдержавы, надеясь достичь этого статуса уже в ХХI в. Геополитика Индии является одним из способов его достижения.

Чрезвычайно важными для Индии являются отношения с тройкой сильнейших мировых держав – США, Китаем и Россией. Дели стремится стать, как минимум, четвертым членом этой неформальной группы. Индия имеет свои отношения с каждой из этих стран, при этом не может не учитывать и их отношения между собой. 
Индия была одним из важнейших союзников СССР за пределами Варшавского договора, хотя никогда не считалась «страной социалистической ориентации». До определенной степени особые отношения сохранились у Индии и с постсоветской Россией. В первую очередь это касается военно-технического сотрудничества, в котором практически нет ограничений. Причем речь идет не только о простой торговле оружием, но и о более глубоких формах сотрудничества. В частности, Россия сдает Индии в аренду ПЛА пр. 971, ведется совместная разработка истребителя 5-го поколения по проекту FGFA (на основе российского Т-50), создана универсальная по носителям совместная сверхзвуковая ПКР «Брамос» (на основе российской ПКР «Оникс»). Индия уже много лет является крупнейшим покупателем российских вооружений, причем приобретаются вооружения всех классов. Как все виды ВС Индии, так и ВПК страны в очень сильной степени ориентированы на советско-российское оружие в плане технологий, эксплуатации, боевой подготовки. Этой традиции уже более полувека, она поддерживается, кроме того, проведением ежегодных совместных учений ВС двух стран. 

При этом, впрочем, Индия всё чаще предъявляет претензии к России по поводу качества вооружений и выбирает других поставщиков. Отчасти диверсификация оружейного импорта является для Дели самоцелью. Экономические связи в гражданской сфере между РФ и Индией весьма ограничены. Поэтому хотя Москва и Дели называют отношения между собой привилегированным стратегическим партнерством, в реальности они являются не вполне однозначными. По таким ключевым для России вопросам, как Украина и Сирия, Индия занимает традиционную для незападных стран нейтральную позицию. Впрочем, де-факто Дели по этим вопросам всё же гораздо лояльнее относится к Москве, чем Пекин. В частности, по вопросу принадлежности Крыма, а также по вопросу статуса Абхазии и Южной Осетии позиция Индии может считаться достаточно пророссийской, в то время как позиция Китая – скорее антироссийская.  

Отношения Индии с Китаем являются весьма напряженными из-за многолетнего территориального спора и из-за проблемы Тибета. Кроме того, именно эти две страны являются главными конкурентами в борьбе за статус новой сверхдержавы. К тому же у Китая и Индии схожий тип экономик – обе страны ориентированы на экспорт промышленных товаров и импорт сырья. Этот фактор еще более усиливает конкуренцию между ними. Между Китаем и Индией идет почти нескрываемая гонка вооружений, в которой уверенно лидирует Пекин. Его производственные мощности и научно-технологические возможности заметно выше, чем у Дели. Китай уже создал значительное количество современных собственных образцов боевой техники практически всех классов (хотя, как правило, с заметным иностранным влиянием) и способен производить их в очень значительных масштабах. Попытки же Индии создавать собственные образцы техники затягиваются на десятилетия, из-за чего практически утрачивают смысл (например, танк «Арджун», легкий истребитель «Теджас»).  


Сразу после пограничного конфликта с Индией 1962 г. Китай установил максимально тесные отношения во всех сферах с главным противником Индии Пакистаном. Эти отношения сохраняются до сих пор (в т.ч. в военной области) и являются важнейшей составной части политики стратегического окружения Индии, которую проводит Пекин. Китай установил в настоящее время столь же тесные отношения с Мьянмой, Бангладеш, Шри-Ланкой, став, в частности, главным поставщиком вооружений для армий этих стран. Это делает геополитическое положение Индии очень сложным. 
В последние два десятилетия Дели неоднократно предпринимал попытки примирения с Пекином, к тому же товарооборот между КНР и Индией достаточно велик. Тем не менее, по мнению большинства индийских наблюдателей, Дели пошел Пекину на максимальные уступки (в частности, признал Тибет неотъемлемой частью Китая), но взамен не получил ничего. При этом Москва активно навязывала Китаю и Индии концепцию «стратегического треугольника Москва – Дели – Пекин» откровенно антиамериканской направленности. В настоящее время этот формат вырос до объединения БРИКС (с добавлением Бразилии и ЮАР). В его рамках проводятся ежегодные встречи на высшем уровне, смысл которых, впрочем, совершенно не ясен в силу очевидной искусственности данного объединения. Правда, был создан банк БРИКС (по сути, это единственное практическое действие в рамках данной структуры), но абсолютно непонятно, как он будет действовать на практике. Пока формат БРИКС в наибольшей степени выгоден Пекину, который максимально использует его в своих интересах. 

Индия совершенно очевидно нуждается в сильном союзнике для совместного сдерживания Китая. Москва не может быть таким союзником, наоборот, она навязывает Индии союз с Китаем, а не против него. Такой ситуацией попытались воспользоваться США. Вашингтон называет Индию «крупнейшей демократией мира» (имеется в виду численность населения) и в последние два десятилетия стал важным поставщиком вооружений для Индии, выйдя в этой сфере на второе место после России (хотя до этого США вообще не продавали оружия Индии). США поставляют Индии артиллерийские орудия, транспортные самолеты, вертолеты различного назначения, ДВКД и даже предлагали Индии авианосец, однако, она от него отказалась. Другим общим противником для Индии и США является исламский терроризм. Тем не менее, Дели до сих пор не идет на слишком тесное сближение с Вашингтоном. Очень многие в Индии считают, что США стремятся к союзу с этой страной для того, чтобы «воевать против Китая до последнего индуса». Это мнение подтверждается поведением США по отношению к Грузии и Украине, которым Вашингтон не оказал никакой военной помощи в их конфликте с Россией, несмотря на безупречно проамериканский курс Тбилиси и Киева. Это означает, что США готовы помогать своим союзникам только в том случае, когда это ничем не грозит самим американцам. Конфликт с Китаем (как и с Россией) к таким случаям заведомо не относится, соответственно, Индии также не стоит рассчитывать на реальную помощь со стороны США.  

В этой ситуации Индия стремится максимально сблизиться со странами, сходными с ней самой по экономическому, политическому и военному потенциалу, т.е. очень сильными, но не являющимися сверхдержавами. В частности, крупным поставщиком вооружений для Индии остается Франция. Однако у нее возникают в этой сфере те же проблемы, что и у России – резкий рост уровня индийских запросов по цене и качеству поставляемой техники. По этой причине практически сорвался очень большой заказ на истребители-бомбардировщики «Рафаль». Предполагалось, что Индия купит у Франции 18 таких самолетов и еще 108 произведет у себя по французской лицензии. Однако окончательным вариантом станет закупка лишь 36 готовых самолетов без дальнейшего лицензионного производства. С большими проблемами сталкивается и программа строительства для ВМС Индии французских ПЛ типа «Скорпен». С другими странами ЕС у Индии отношения, в основном, чисто экономические, что естественно для нынешнего статуса Евросоюза (экономический гигант, военно-политический карлик). 
Более благоприятно развиваются отношения Индии с Израилем, у которого Дели в последнее время также закупает значительное количество вооружений, в первую очередь – ракет различного класса (противотанковых, зенитных и др.). Кроме того, спецслужбы двух стран очень активно обмениваются опытом борьбы с исламским терроризмом. Судя по всему, сотрудничество Израиля и Индии в ближайшее время будет лишь углубляться.

В рамках сдерживания Китая Индия стремится к установлению максимально тесных отношений с Австралией и Японией, обсуждается даже возможность институционализации этого «тройственного союза». Интересно, что именно Индия и Австралия, предположительно, станут первыми покупателями японских вооружений (в случае с Индией это, видимо, будут самолеты-амфибии US-2). Эти страны уже проводили совместные военно-морские учения. При этом достаточно сложно сказать, оформится ли такой союз на практике. В настоящее время Австралия и Япония слишком тесно политически связаны с США, что, как было сказано выше, может оказаться не вполне желательным для Индии. Одновременно Австралия имеет очень тесные экономические связи с Китаем, поэтому может воздержаться от участия в явно антикитайской коалиции.

Индия стремится прорвать вышеупомянутое стратегическое окружение со стороны Китая. В частности, она установила достаточно тесный союз с Афганистаном, реализуя хорошо известный геополитический принцип «дружбы через одного». Поскольку главным противником Индии на северо-западе является Пакистан, Дели максимально сближается с находящимся, в свою очередь, на северо-западе от Пакистана Афганистаном, тем более что отношения между Исламабадом и Кабулом традиционно являются крайне напряженными. По-видимому, в ближайшее время Индия станет главным поставщиком вооружений для Афганистана, передавая ему старую советскую технику, выведенную из состава собственных ВС. Кроме того, Индия стремится к установлению максимально тесных отношений со странами Центральной Азии, вплоть до размещения базы своих ВВС в Таджикистане, что должно создать дополнительную угрозу для Пакистана с северо-запада. Пока, однако, этот проект реализуется с большим трудом из-за противодействия России. Москва традиционно крайне отрицательно относится к появлению на постсоветском пространстве военных объектов любых иностранных государств, даже таких дружественных, как Индия. 
Дели пытается осуществить прорыв и в противоположном направлении, «перетягивая» на свою сторону Бангладеш и Мьянму (нельзя, впрочем, сказать, что в этом Дели добился заметных успехов) и вообще развивая максимально тесные отношения с АСЕАН. Особое место в этом плане занимает Вьетнам, хорошие отношения с которым у Индии сложились еще со времен пребывания обеих стран в составе «советского блока». В настоящее время Дели и Ханой объединяет стремление к совместному сдерживанию Пекина. Страны весьма тесно сотрудничают в военной и военно-технической сфере, чему очень способствует наличие у ВС Вьетнама, одинакового с индийским советского и российского оружия и соответствующих традиций его эксплуатации и боевой подготовки. Интересно, что Вьетнам, как и Индия, в последнее время начал приобретать значительное количество оружия у Израиля (в основном, также, различные ракеты). Разумеется, невозможно представить себе юридически оформленный союз Израиля, Индии и Вьетнаме, но в неформальном варианте он складывается уже сейчас. 

На Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке позиции Индии пока слабы, хотя в ряде стран на этих континентах имеются большие индийские общины. Это означает, что пока Индия остается региональной державой, до статуса сверхдержавы ей еще далеко.

Дополнительной проблемой Индии является то, что, хотя ее ВС очень велики, а ВПК, формально, может производить вооружения и технику всех классов (включая ядерное оружие и средства его доставки, ракеты всех классов, авианосцы и ПЛА), доля устаревшей техники у индийской армии очень большая. В частности, полного обновления требуют бронетехника (кроме танков) и наземная ПВО, которые совершенно не отвечают современным требованиям. Собственные проекты боевой техники, как было сказано выше, разрабатываются с большим трудом, качество сборки техники (в т.ч. лицензионной) довольно низкое, о чем свидетельствует высочайшая аварийность в ВВС страны. Из-за этого имеет место острая нехватка боевых самолетов, хотя страна никакой войны не вела уже 44 года. 

В итоге, ВС Индии имеют существенное военное превосходство над ВС Пакистана, тем не менее, безоговорочным оно не является, особенно учитывая наличие у обеих стран ядерного оружия и баллистических ракет, вплоть до БРСД. Противостоять же одновременно Китаю и Пакистану (даже если игнорировать Бангладеш и Мьянму как потенциальных союзников Китая) Индия не способна. Это также означает, что ей еще очень далеко до статуса сверхдержавы и даже в роли региональной державы она имеет серьезные проблемы (с учетом сложнейшей специфики регионов Южной и Восточной Азии).

Нынешний премьер-министр Индии Нарендра Моди провозгласил лозунг «Делать в Индии», что, разумеется, касается вооружений и техники, причем в первую очередь именно их. Совершенно очевидно, однако, что в военно-технической сфере реализовать этот лозунг Индия сможет только путем очень широкого международного сотрудничества, своими силами это в обозримом будущем совершенно невозможно. В связи с этим роль России в геополитике Индии может даже возрасти, поскольку, как было сказано выше, традиции военного и военно-технического сотрудничества с ней у Индии очень большие, к тому же только Россия готова предоставить Индии практически любую военную технику и почти любые военные технологии. Хотя, например, США сегодня предлагают Индии участвовать в программе производства и закупок истребителя 5-го поколения F-35, вполне очевидно, что доля в ней Индии была бы ничтожна и совершенно несопоставима с ее вкладом в российско-индийский проект FGFA. Производимые сейчас по российской лицензии танки Т-90 и истребители-бомбардировщики Су-30 теперь уже в любом случае долгие годы будут составлять основу бронетанковых войск и ВВС Индии. Без российских кораблей и корабельных вооружений, включая палубную авиацию, не смогут развиваться ВМС Индии, строительству которых Дели придает в настоящее время огромное значение. Только Россия может обеспечить полное обновление наземной ПВО Индии, поскольку даже США не обладают полным спектром ЗРК и ЗРС всех дальностей и высот (именно в связи с этим идет речь о закупках Индией ЗРС С-400). Таким образом, никакая другая страна заменить Россию в сфере строительства ВС Индии не способна, возможно лишь дополнение к российским вооружениям по отдельным классам техники.

При этом, однако, необходимо понимать, что военное строительство Дели ведет и будет вести не только ради сверхдержавного статуса, но и, в первую очередь, для достижения решающего превосходства над Пакистаном и для сдерживания Китая. Поэтому, продолжая навязывать Индии союз с Китаем, Россия может создать самой себе проблемы и ограничить очень хорошие перспективы военного и военно-технического сотрудничества с Дели, подталкивая его в сторону Вашингтона, вопреки как собственным интересам, так и желанию Индии.

Тем не менее, создание полномасштабного индийско-американского союза не представляется возможным по описанным выше причинам, коренного изменения ситуации в этом плане не предвидится. Гораздо вероятнее дальнейшее развитие отношений Дели с «себе подобными» (Израилем, Японией и др.), которые, впрочем, вряд ли примут какие-либо институциональные формы. Скорее всего, именно такие неформализованные «горизонтальные связи» с азиатскими региональными державами, а не тесный союз с одной из сверхдержав, будут основой геополитической стратегии Индии в ближайшие годы.  

 

Александр Храмчихин,

заместитель директора

Института политического и военного анализа

19 февраля 2016 13:37 915
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи