Кавказ
Кавказ
Главная / Военная аналитика / Геополитика / Кавказ / Разведка боем или провал блицкрига?
Разведка боем или провал блицкрига?

Апрельская «мини-война» в Карабахе была одновременно неожиданной и очень ожидаемой. Очень ожидаема она потому, что до сих пор никто не смог конкретно, без политической демагогии, объяснить, как решить данный конфликт мирным путем. При этом, поскольку интенсивные боевые действия прекратились 22 года назад, их возобновление само по себе оказывается неожиданным.

Потерпев тяжелое поражение в войне 1992-1994 года, Азербайджан предпринял очень значительные усилия для достижения военного перевеса над противником. В значительной степени ему это удалось, о чем свидетельствует нынешнее соотношение сил ВС Азербайджана и ВС Армении

Обсуждать результаты апрельской «мини-войны» непросто, поскольку каждая из сторон, как обычно, рассказывает об абсолютном великолепии своих войск и полной ничтожности войск противника. Но лежащую посередине истину извлекать всё же нужно. 

Очень важным критерием успехов и неудач сторон являются, естественно, потери. При этом каждая сторона о потерях противника сообщает, руководствуясь хорошо известным суворовским принципом «пиши больше, чего их, супостатов, жалеть!» Соответственно, судить о потерях следует по данным тех, кто их понес, а также по объективным свидетельствам (фото и видео). 

По имеющимся объективным данным (т.е. по фото и видео) ВС Азербайджана потеряли в апрельской войне 1 вертолет Ми-24G и 4 беспилотника израильского производства, ВС НКР – 6 танков Т-72 и 2 беспилотника Х-55, созданных в Армении. Интересно, что сами стороны признали даже большие собственные потери. Азербайджан, кроме вертолета, признал потерю 1 танка (очевидно, это был Т-72). Карабах признал потерю 14 танков (видимо, все они – Т-72). Другие сведения о потерях сторон в технике никак объективно не подтверждены. Людские потери убитыми по собственным данным составляют 37 человек у Азербайджана (в т.ч. 6 мирных жителей) и 92 у НКР (4 мирных жителя), хотя по другим азербайджанским же данным только военных эта страна потеряла 93 чел. 

Обращают на себя внимание высокие потери ВС НКР в танках. Если не принимать в расчет крайне устаревшие Т-55, то получается, что Карабах за 4 дня потерял 10% танкового парка! Или 5%, если суммировать ВС НКР и Армении. При этом, судя по имеющимся данным, большая часть этих потерь пришлась на БПЛА израильского производства «Хароп», действовавшие в стиле камикадзе – они уничтожали армянские танки прямо в их укрытиях таранным ударом. Для армянской стороны это очень громкий тревожный звонок. 

При этом, однако, несмотря на внезапность, количественное и качественное превосходство в технике, ВС Азербайджана даже в первый день апрельской войны добились крайне незначительных успехов, а в следующие три дня и они почти полностью были утрачены в результате армянского контрудара. По-видимому, в конечном счете, азербайджанцы «отгрызли» у армян крайне незначительную территорию. Планы Баку, очевидно, были совершенно несравнимы с достигнутым в реальности результатом. Впрочем, разведка боем у Азербайджана получилась, а для нее отрицательный результат – тоже результат. По сравнению с войной 1992-1994 года азербайджанцы очень сильно продвинулись в техническом плане, что грозит армянам в будущем серьезными проблемами. Однако в сфере боевого управления, а также по боевой и морально-психологической подготовке личного состава превосходство, судя по всему, уверенно сохраняют армяне, в этом плане за почти четверть века не изменилось ничего. На данный момент это вполне компенсирует техническое превосходство азербайджанцев, что, впрочем, не означает, что такая ситуация сохранится навечно. Но на сегодняшний день, хотя и те, и другие считают Карабах своей землей, желание армян ее отстоять сильнее, чем желание азербайджанцев ее вернуть. 

Тот факт, что обе стороны считают Карабах своей землей, делает мирное урегулирование конфликта объективно невозможным. Взаимная ненависть армян и азербайджанцев не то что не снижается, а даже растет, причем это вполне реальная «народная» ненависть. При этом совершенно невозможно понять, как выглядит компромисс. Карабах не собирается возвращаться в состав Азербайджана даже на правах максимально широкой автономии, при том что Баку совершенно не собирается ему таковую предоставлять. Возвращение армянами собственно азербайджанских районов, окружающих НКР, которое часто рассматривается в качестве возможного промежуточного компромисса, мгновенно превратило бы стратегическое положение Карабаха из нынешнего очень прочного и устойчивого в безнадежно-катастрофическое, даже при условии сохранения за армянами Лачинского коридора. Соответственно, пойти на такое возвращение армянская сторона может только при условии однозначного юридического признания независимости НКР, но подобную возможность Баку даже не будет рассматривать. Возвращение в Карабах азербайджанских беженцев и их проживание там возможно лишь под охраной азербайджанских войск, на что, как несложно догадаться, ни при каких обстоятельствах не согласится Степанакерт. Говорить о решении карабахской проблемы в рамках «международного права» и раньше смысла не имело, а косовский прецедент это «право», на самом деле, просто уничтожил (по крайней мере, применительно к проблеме непризнанных государств, к каковым относится, в частности, НКР).

Таким образом, единственный вариант мирного решения – это добровольная безоговорочная капитуляция одной из сторон. На данный момент ни армяне, ни азербайджанцы совершенно точно капитулировать не собираются, да и с чего бы? А сложившийся статус-кво устраивает всех, кроме Азербайджана, ведь статус-кво зафиксировал его поражение. Поскольку изменить статус-кво мирным путем совершенно невозможно, да никто и не собирается этого делать, Баку хочет сломать его военным путем, для чего в огромных количествах закупает новейшую технику в России, Израиле и Турции. Вопрос лишь в том, когда азербайджанцы решат, что достигли не только над НКР, но над суммой ВС НКР и Армении решающего превосходства, обеспечивающего взлом армянской обороны и полный возврат всех своих потерянных территорий. 

Как показали апрельские события, до такого решающего превосходства Азербайджану еще очень далеко. Зачем же тогда в Баку решили воевать? Возможно, азербайджанское руководство просто неправильно оценило обстановку. Или сознательно провело именно разведку боем, а флаг над Степанакертом водружать и не рассчитывало. Впрочем, очень вероятно, что на войну Баку побудил его главный стратегический союзник – Анкара. Эрдоган решил ответить Москве симметрично: она создала ему очень большие проблемы в Сирии, он решил создать ей проблемы на Кавказе. И, надо сказать, во многом ему это удалось. Да и не могло не удаться, ибо Москва в значительной степени подставилась под эти проблемы сама. Какого-то военного или экономического ущерба от апрельской войны Россия не понесла, а вот политический ущерб очевиден.  

Можно долго и интересно рассуждать, с кем Москве объективно выгоднее дружить – с Ереваном или с Баку (теоретически есть еще вариант полного нейтралитета, т.е. игнорирования факта непримиримого армяно-азербайджанского конфликта, но на практике со странами постсоветского пространства Москва так вести себя явно не может). По факту, однако, сложилось так, что Армения – член ОДКБ, поддерживающий Россию практически по всем ключевым международным вопросам. Азербайджан ни в одну пророссийскую организацию на постсоветском пространстве не входит и не входил, свою внешнюю политику с Москвой никогда не согласовывал, ориентируясь, в первую очередь, на этнически родственную Анкару (например, в марте 2014 года по важнейшему для нас крымскому вопросу Армения голосовала в Генассамблее ООН вместе с Россией, Азербайджан – против России). Т.е. Ереван является юридическим и фактическим союзником Москвы, а Баку – нет. В последние 8 лет на примерах Абхазии, Южной Осетии, Крыма, Сирии Россия демонстрировала, что она является очень сильным и надежным союзником, в то время как НАТО на тех же примерах показало, что дружба с ним самоубийственна. В карабахский конфликт НАТО никак реально не вовлечено, а вот у России получился в этом плане первый «сбой программы».  

Как было сказано выше, за последние годы Азербайджан закупил огромное количество современной боевой техники в России, Турции и Израиле. При этом больше всего оружия Азербайджан купил у России, причем систем наступательных, совершенно очевидно предназначенных не для парадов в центре Баку, а для взлома армянских укреплений в Карабахе. Для того, чтобы это понять, даже не нужно быть дипломатом или военным. Т.е. Москва сознательно продала Азербайджану оружие для войны против своего союзника по ОДКБ. С коммерческой точки зрения это была очень удачная сделка, но с политической, мягко говоря, сомнительная. Звучащий из Москвы по этому поводу аргумент «не продадим мы – продадут другие» в данном случае еще более сомнителен. К тому же «другие» некоторых вещей продать не могут. Например, аналогов мощнейшей системы ТОС-1А ни у кого в мире просто нет, а именно она может нанести карабахским войскам на передовой очень большой ущерб. Совершенно непонятно, где Азербайджан мог бы найти аналог Т-90. Т.е. аргумент про «других» не только предельно циничен, но еще и не соответствует реальности.  

Видимо, понимая всё это, Кремль предпринял значительные усилия по прекращению огня и восстановлению в Карабахе статус-кво. Беда в том, что, как было сказано выше, навечно он невозможен, а волшебного рецепта «мирного решения конфликта» у Москвы нет, потому что его вообще не существует. Понимая и это тоже, еще до апрельской войны Россия заявила о поставках оружия (включая те же ТОС-1А и РСЗО «Смерч») в Армению. Причем в кредит (Азербайджану мы продавали технику за полную цену). Это до определенной степени восстановит баланс сил в зоне конфликта. И гораздо лучше поддержит статус-кво, чем все дипломатические усилия, тем более что падение цен на нефть и газ нанесло серьезный удар по азербайджанскому военному бюджету. Как было сказано выше, даже нынешнее, весьма значительное военное превосходство Азербайджана победы ему совершенно не обеспечивает. Если это превосходство сократится, решение Баку на военную операцию против НКР отодвинется в неопределенное будущее.

В каком-то смысле теперь получится, что на азербайджанские деньги мы поставим оружие Армении (хотя, разумеется, всё это не настолько буквально). Возможно, этот факт несколько смягчит и армянскую обиду на Москву, под которой, надо признать, есть основания.



Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа
25 апреля 2016 10:15 1300
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи