Общие вопросы и тенденции
Общие вопросы и тенденции
Истерика в обмен на мир

В конце 80-х - начале 90-х гг. ХХ в. балтийский регион был одним из самых милитаризованных в мире.

На вооружении ВС только что объединившейся Германии, состояло 7 тыс. танков, 8,9 тыс. боевых бронированных машин (ББМ), 4,6 тыс. артиллерийских систем калибром более 100 мм, более 1 тыс. боевых самолетов, 258 боевых вертолетов, 24 ПЛ, 6 эсминцев, 11 фрегатов, 21 корвет, 56 ракетных и 12 торпедных катеров, 77 тральщиков.

На вооружении ВС Дании имелось 419 танков, 316 ББМ, 553 артсистемы калибром более 100 мм, 106 боевых самолетов, 3 боевых вертолета, 4 ПЛ, 9 фрегатов, 10 ракетных, 6 торпедных, 20 сторожевых катеров, 9 тральщиков.

Войско Польское имело на вооружении 2850 танков, 2,4 тыс. ББМ, 2,3 тыс. артсистем калибром более 100 мм, 551 боевой самолет, 29 боевых вертолетов, 3 ПЛ, 1 эсминец, 1 фрегат, 15 ракетных и 8 сторожевых катеров, 32 тральщика, 15 десантных кораблей.

На вооружении ВС Финляндии состояло 195 танков, около 300 ББМ, до 1,1 тыс. артсистем калибром более 100 мм, 73 боевых самолета, 2 корвета, 8 ракетных и 11 сторожевых катеров, 8 тральщиков.

В ВС Швеции имелось 985 танков, 600 БТР, 1520 артсистем калибром более 100 мм, 415 боевых самолетов, 12 ПЛ, 3 корвета, 29 ракетных и 11 сторожевых катеров, 31 тральщик.

ВС СССР применительно к балтийскому региону, по-видимому, можно считать как сумму Западной (Германия) и Северной (Польша) групп войск, Прибалтийского и Ленинградского (без частей, дислоцированных на Кольском полуострове) военных округов. Эта группировка имела на вооружении 6,7 тыс. танков, 10,2 тыс. ББМ, 3,9 тыс. артсистем калибром более 100 мм, около 1,2 тыс. боевых самолетов, около 500 боевых вертолетов. В составе Балтийского флота имелось 40 ПЛ, 40 крейсеров, эсминцев и больших противолодочных кораблей (БПК), 150 малых противолодочных и ракетных кораблей (МПК и МРК) и катеров, 120 тральщиков, 20 десантных кораблей. 

Кроме того, на территории Германии находились войска США, Великобритании, Франции, Канады, Голландии и Бельгии, имевшие на вооружении суммарно до 7,5 тыс. танков, 7 тыс. ББМ, 3 тыс. артсистем калибром более 100 мм, не менее 200 боевых самолетов и более 250 боевых вертолетов.

Таким образом, на территории и акватории балтийского региона находилось 25,6 тыс. танков, около 30 тыс. ББМ, 17 тыс. артсистем калибром более 100 мм, 3,5 тыс. боевых самолетов, более 1 тыс. боевых вертолетов, 83 ПЛ, до 70 крейсеров, эсминцев, фрегатов и БПК, более 350 корветов, МПК, МРК и катеров, до 280 тральщиков, до 40 десантных кораблей и не менее 2 млн. военнослужащих. 

За два с половиной прошедших десятилетия ситуация изменилась кардинальным образом.

Сегодня на вооружении ВС Германии состоит немногим более 800 танков, 1,5 тыс. ББМ, около 400 артсистем калибром более 100 мм, примерно 240 боевых самолетов, около 100 боевых вертолетов, 5 ПЛ, 10 фрегатов, 5 корветов, 4 ракетных катера, 15 тральщиков.

ВС Дании имеют на вооружении 56 танков, 249 ББМ, 31 артсистему калибром более 100 мм, 57 боевых самолетов, 12 боевых вертолетов, 7 фрегатов, по 2 штурмовых и патрульных корабля, 7 сторожевых катеров, 10 тральщиков.

ВС Польши насчитывают 1 тыс. танков, 1,7 тыс. ББМ, примерно 850 артсистем калибром более 100 мм, 116 боевых самолетов, 87 боевых вертолетов, 5 ПЛ, 2 фрегата, 1 корвет, 3 ракетных катера, 19 тральщиков, 5 десантных кораблей.

В ВС Финляндии имеется 128 танков, около 1 тыс. ББМ, 1 тыс. артсистем калибром более 100 мм, 62 боевых самолета, 8 ракетных катеров, 17 минзагов и тральщиков.

На вооружении ВС Швеции состоит 130 танков, около 1 тыс. ББМ, около 100 артсистем калибром более 100 мм, 93 боевых самолета, 5 ПЛ, 7 корветов, 11 тральщиков.

ВС Эстонии имеют 157 БТР, 265 артсистем калибром ББМ более 100 мм, 3 тральщика.

На вооружении ВС Латвии числится 3 танка, 11 БТР и бронеавтомобилей, 70 артсистем калибром более 100 мм, 11 сторожевых катеров, 5 тральщиков.

ВС Литвы насчитывают до 250 БТР, 180 артсистем калибром более 100 мм, 4 сторожевых корабля и катера, 4 тральщика.

В частях Западного военного округа РФ на территории Калининградской, Ленинградской и Псковской областей (включая Балтийский флот) имеется около 170 танков, около 150 ББМ, около 500 артсистем калибром более 100 мм, более 100 боевых самолетов, 70 боевых вертолетов, 2 ПЛ, 2 эсминца, 6 сторожевых кораблей (2 фрегата, 4 корвета), 6 МПК, 4 МРК, 8 ракетных катеров, 14 тральщиков, 4 десантных корабля. 

Группировка сухопутных войск США и ВВС США на территории Германии и стран Балтии насчитывает около 120 танков, примерно 500 ББМ, примерно 150 артсистем калибром более 100 мм, около 60 боевых самолетов, 48 боевых вертолетов.

Кроме того, на авиабазе Зокняй в Литве на ротационной основе размещается одно-два звена боевых самолетов (4-8 единиц) от всех стран НАТО (кроме Канады, чей контингент полностью выведен из Европы, а также Люксембурга, Исландии, Албании и Словении, не имеющих боевых самолетов).

Таким образом, сейчас в балтийском регионе имеется примерно 2,3 тыс. танков, около 7 тыс. ББМ, примерно 3,6 тыс. артсистем калибром более 100 мм, около 800 боевых самолетов, 350 боевых вертолетов, 17 ПЛ, 2 эсминца, 20 фрегатов и сторожевых кораблей, 28 корветов и МПК, 4 МРК, 25 ракетных катеров, до 100 тральщиков, 9 десантных кораблей. Численность личного состава не превышает 600 тыс. чел.

Как несложно заметить, почти по всем параметрам общий боевой потенциал 10 стран (включая США) в балтийском регионе сегодня меньше, чем в начале 90-х был у одного Бундесвера. Самое радикальное сокращение произошло по танкам, главной наступательной силе классической войны – более чем в 10 раз. Количество ББМ сократилось более чем в 4 раза, артиллерии – почти в 5 раз, боевых самолетов – более чем в 4 раза, подлодок – в 5 раз, военнослужащих – более чем в 3 раза. Ни в одном регионе мира столь существенных сокращений ВС не происходило. В странах Южной Европы оно было гораздо менее существенным. Во всех остальных частях планеты имело место наращивание вооружений, часто очень значительное (особенно, разумеется, в Азии).

Следовательно, балтийский регион с полным правом можно назвать регионом мира, это будет не данью политкорректности, а отражением уже свершившегося факта. Сокращениям подверглись ВС всех стран (кроме, разумеется, государств Балтии, которых до сентября 1991 г. просто не существовало), особенно существенным – крупнейшие: Бундесвер, ВС РФ и группировка ВС США. Страны региона практически полностью утратили наступательный потенциал, поэтому обсуждение возможности ведения здесь каких-либо боевых действий нет смысла вести даже в чисто теоретическом ключе.   

В связи с этим совершенно парадоксальной выглядит ситуация, когда очевидный факт столь радикальной демилитаризации балтийского региона никак не отражается ни в общественном сознании, ни в аналитических работах, ни в официальных заявлениях. Еще более парадоксально то, что на всех указанных уровнях всерьез обсуждается возможность войны.

Таким образом, имеет место своеобразный психологический эффект, который можно объяснить лишь глубочайшим взаимным недоверием стран Запада с одной стороны и России с другой, усугубляемый тем, что европейские армии и общества полностью утратили физическую и психологическую готовность к серьезной войне. Из-за этого факты сокращения вооружений всеми сторонами полностью игнорируются независимо от размеров этих сокращений, военный потенциал оппонента многократно завышается по сравнению с реальностью, а его намерения предельно демонизируются по сравнению с реальными.    

После присоединения Крыма к РФ и начала гражданской войны на Украине истерия в странах Балтии и в Польше стала просто запредельной, начало «российской агрессии» ожидается чуть ли не со дня на день, хотя группировка ВС в регионе не увеличилась ни на одну единицу ни по одному классу боевой техники. Вообще, северо-запад РФ остался единственной частью страны, где в последние 7 лет не происходит никакого наращивания ВС. Впрочем, с другой стороны границы, несмотря на запредельную истерию, тоже ничего не произошло за уже три года, прошедших с начала крымско-украинских событий. Точнее, НАТО продемонстрировало России свою «решимость» в объеме нескольких танков и нескольких десятков БМП и БТР из состава американского контингента в Германии, которые немножко поездили по странам Балтии. Апофеозом «решимости» должно стать размещение в Польше и странах Балтии по одному смешанному натовскому батальону. Указанные батальоны представляют собой не реальную военную силу, а «успокоительную таблетку» для стран Балтии и Польши или, точнее, «заложников», чья гибель в случае «российской агрессии» должна таки побудить США и страны Западной Европы всё же вступить в войну в защиту новых членов НАТО.

При этом нельзя не отметить, что многие политики и военные на Западе признают возможность реализации в Латвии и Эстонии «крымского сценария» в том смысле, что значительная часть русскоязычного населения этих стран встретила бы российские войска не как агрессоров, а как освободителей. Таким образом косвенно признается, что НАТО и ЕС приняли в свой состав две страны, где откровенно попираются права человека. И теперь этот «бумеранг» может вернуться. Вообще, Запад сейчас «по полной программе» расхлебывает последствия своей безумной политики, которую проводил по отношению к России на протяжении двух десятилетий по окончании холодной войны. 

Ожидать взаимного отрезвления сторон, разумеется, не приходится, психологические установки намного сильнее реальности. Ожидать войны не приходится тем более.

 
Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

07 июля 2016 10:32 1239
0
0