Восточная Азия
Восточная Азия
Главная / Военная аналитика / Геополитика / Восточная Азия / Неторопливо восходящее солнце
Неторопливо восходящее солнце

В последнее время Токио сделал ряд шагов, направленных на отход от своей пацифистской конституции. Полтора года назад Япония разрешила самой себе экспорт вооружений и боевой техники, а теперь – урезала ограничения на применение своих ВС за рубежом.

Послевоенная конституция Японии запрещает использование страной военной силы для разрешения международных конфликтов за исключением случаев самообороны.

Нынешнее правительство, возглавляемое премьером Синдзо Абэ, добивалось внесения поправок в законодательство, которые предусматривают возможность использования ВС Японии за пределами страны при соблюдении следующих условий:

- когда Япония подвергается нападению или когда нападают на ее близкого союзника, что в результате угрожает существованию Японии и несет явную угрозу людям; 

- когда нет других подходящих мер для отражения нападения и защиты страны и людей; 

- использование силы ограничено до необходимого минимума. 

В сентябре 2015 года правительству Абэ удалось добиться своего и провести через обе палаты парламента указанные изменения, которые, на самом деле, скорее иначе интерпретируют, чем официально меняют конституцию страны. 

Теперь Япония сможет предоставлять материально-техническое обеспечение Республике Корея в случае нападения на нее КНДР, хотя, по словам самого Абэ, непосредственная отправка японских войск в Корею будет считаться нарушением конституции. Кроме того, Япония будет иметь право сбивать северокорейские ракеты, направляющиеся на США (считается, что КНДР сможет поражать цели на материковой части США через несколько лет). Ранее для этого было обязательно наличие прямой угрозы Японии. Также стало возможным военное вмешательство за рубежом в форме операций по освобождению заложников. Региональные ограничения на японскую военную поддержку для США и других иностранных ВС отменены.

Военные действия с целью защиты морских коммуникаций, например, траление мин, даже в зоне активного конфликта могут быть разрешены, только если ограничения на проход судов представляют угрозу существованию Японии. 

Таким образом, изменения носят символический характер и мало что меняют по сути дела. С другой стороны, обозначается тенденция на расширение юридических прав и возможностей японских ВС.

Очевидно, что в Токио всерьез задумываются о том, насколько Вашингтон будет выполнять свои обязательства по обороне Японии в случае ее конфликта с Китаем. Причиной для сомнений стали события на Кавказе в августе 2008 года, в Крыму и Донбассе в 2014-2015 годах. Эти события совершенно ясно показали, что США не окажут никакой практической военной помощи даже самым близким своим союзникам, если это приведет их к военному столкновению с противником, обладающим ядерным оружием и мощными обычными ВС. Китай, как и Россия, является именно таким противником. Соответственно, для Токио необходимо, с одной стороны, продемонстрировать максимальную лояльность Вашингтону, чтобы тому было максимально трудно отказать Японии в помощи, с другой стороны – обеспечить для себя возможность самостоятельных действий, если США всё-таки ее предадут. 

Кроме того, несоответствие между пацифистской конституцией и очень высоким потенциалом ВС страны (особенно ВМС) стало слишком разительным, поэтому корректировки конституции направлены на некоторое снижение этого несоответствия. При этом несоответствие сохраняется, поэтому вполне вероятно дальнейшее расширение юридических прав японских ВС. 

К России нынешние изменения конституции Японии не имеют никакого отношения хотя бы потому, что Южные Курильские острова Токио считает своей территорией, поэтому боевые действия на них юридически не будут рассматриваться как отправка войск за пределы страны. При этом, однако, договор с США на эти острова не распространяется, поскольку Вашингтон, политически поддерживая Токио в данном вопросе, констатирует, что фактически острова контролируются РФ (до этого – СССР). Подобная позиция Вашингтона объясняется именно тем, о чем было сказано выше – нежеланием идти на военное столкновение с очень сильным противником ради интересов даже ближайшего союзника.  

Соответственно, в настоящее время ни о каких практических действиях ВС Японии против РФ не может быть и речи. В случае же серьезных внутренних потрясений в РФ, ведущих к значительному ослаблению центральной власти, особенно в отдаленных регионах страны, Токио обязательно предпримет действия по возвращению, как минимум, Южных Курильских островов, как максимум – всех Курильских островов и Сахалина. Состояние собственного законодательства никакого значения для японского руководства в этом случае иметь не будет.

Ограничения на экспорт вооружений Япония отменила еще в марте 2014 года. В тот момент многие ведущие экспортеры вооружений увидели в ней опасного конкурента. Сейчас понятно, что они поторопились.

Как можно было предположить изначально, выход Японии на мировой рынок вооружений будет для нее достаточно сложным процессом, поскольку на этом рынке и без Японии имеет место очень жесткая конкуренция. Более того, этот рынок во многом перенасыщен как новой, так и подержанной техникой. Соответственно, любому новому участнику надо либо предлагать нечто эксклюзивное, либо существенно снижать цены. 

Япония обладает чрезвычайно мощным ВПК, но, как это ни парадоксально, он не предлагает почти никаких по-настоящему уникальных систем. Если же какой-то образец вооружений имеет превосходство над зарубежными аналогами, он обладает очень высокой ценой. Примером является новейший японский танк Туре 10. Он отличается очень высокой степенью компьютеризации, имея по данному показателю превосходство практически над всеми танками мира. Но и по цене (более 11 млн. долларов за единицу) он также занимает первое место в мире («Армату» пока не берем в расчет, поскольку она еще не пошла в серию).

Почти вся авиационная техника, выпускаемая в Японии, производится по американским лицензиям. Единственный собственный боевой самолет F-2 не обладает выдающимися ТТХ и почти наверняка не имеет никаких экспортных перспектив. 

В области кораблестроения Япония очень напоминает США – она строит очень мощные корабли, которые при этом являются настолько сложными и дорогими, что ни о какой их продаже за рубеж не может быть и речи, на эти корабли просто не может быть покупателей. К тому же почти всё вооружение японских боевых кораблей – американского производства, либо произведено в самой Японии по американским лицензиям. Исключение составляют лишь подлодки, которые страна строит по собственным проектам. Но и здесь она имеет сильных конкурентов – Германию, Францию, Швецию, Россию, Китай.

В целом, из всех имеющихся в ВС Японии образцов вооружения отечественного производства, наибольшим экспортным потенциалом обладают вышеупомянутый танк Туре 10 (если покупатель обладает значительными финансовыми средствами), ЗРК Туре 03, а также самолет-амфибия US-2. В последнем случае, по-видимому, первый покупатель уже найден – им станет Индия. Впрочем, пока и эта сделка официально не заключена, хотя обсуждается те же полтора года. Чисто теоретически обсуждается возможность поставки ПЛ типа «Сорю» в Австралию, но это возможно не ранее 20-х гг. Возможна поставка на мировой рынок отдельных образцов ракетного вооружения (в первую очередь – ПКР и ЗУР). Кроме того, спросом могут пользоваться различные электронные системы японского производства, однако они сами по себе оружием не являются. Можно также допустить вариант продажи подержанной техники (в первую очередь – из состава сухопутных войск) по сниженным ценам, однако это вряд ли может принести серьезный успех. Поскольку ни одна страна в мире, кроме самой Японии, никогда не эксплуатировала японскую боевую технику, то вряд ли кому-то понадобятся ее подержанные образцы, учитывая перенасыщенность рынка подержанной боевой техники, причем вполне приемлемой по качеству и освоенной в эксплуатации. 

Дополнительной серьезной проблемой для военного экспорта Японии станет то, что в наибольшей степени он будет конкурировать с военным экспортом США. Разумеется, Вашингтону совершенно не нужны конкуренты в такой чувствительной области, поэтому он предпримет усилия, чтобы еще больше ограничить японский экспорт. Впрочем, возможен выход Японии, как раз, на американский рынок, но только в варианте совместного производства вооружений. В настоящее время уже имеется пример полноценного участия Японии в разработке американской системы ПРО морского базирования на основе ЗУР «Стандарт». Однако это нельзя считать полноценным военным экспортом, наоборот, речь идет о помощи Японии в создании американских систем вооружения, которые, затем, экспортируются, в т.ч., в саму же Японию. 

Совершенно бесперспективным для Японии является европейский рынок вооружений. Европейские страны продолжают сокращать собственные ВС и военные бюджеты, их собственные ВПК страдают от отсутствия внутренних заказов, в то же время, правительства продают за рубеж еще вполне современную технику из состава собственных ВС. Таким образом, в японском оружии Европа заведомо не нуждается. Тем более бесперспективен африканский рынок, поскольку для стран этого континента японское оружие является слишком дорогим и сложным. 

Некоторые шансы на успех у Японии есть лишь в Азии и Латинской Америке. 

Большинство латиноамериканских стран имеют крайне архаичные армии, нуждающиеся в тотальном перевооружении по всем классам вооружения и техники. При этом у некоторых стран данного континента потенциально имеются для этого средства. К тому же в ряде стран Латинской Америки имеются значительные японские диаспоры, что обеспечивает неформальные связи между ними и Токио. В целом, достаточно перспективными для японского экспорта вооружений странами являются Бразилия, Чили, Перу и, с несколько меньшей вероятностью, Аргентина и Колумбия. 

Возможен выход Японии на рынки вооружений Западной Азии и примыкающей к ней Северной (арабской) Африки. Ряд стран данного региона обладают очень значительными финансовыми ресурсами, при этом стремятся уйти от прежней односторонней ориентации в сфере импорта вооружений на США и крупнейшие страны Европы. В частности, речь идет о Турции, которая не только диверсифицирует свой оружейный импорт, но активно развивает собственный ВПК в сотрудничестве с такими странами, как Китай и Республика Корея. В эту концепцию могло бы вписаться и сотрудничество с Японией. Саудовская Аравия имеет огромные финансовые ресурсы при нулевых собственных технологических возможностях. При этом в последнее время имеет место явное охлаждение ее отношений с США, поэтому Эр-Рияд может начать специально искать других поставщиков вооружений, в т.ч. самых современных и дорогостоящих. Ирак также обладает огромными денежными доходами, армия этой страны, фактически, воссоздается с нуля. Уже сейчас Багдад начал в значительных количествах приобретать оружие в России, т.е. ни о какой односторонней ориентации в импорте вооружений на США нет и речи. Собственного ВПК у Ирака нет и в обозримом будущем он не появится. Таким образом, на иракском рынке есть шансы у большинства потенциальных экспортеров, включая Японию. Потенциальным покупателем японского оружия мог бы стать Иран после снятия с него международных санкций. Теоретически могли бы приобрести отдельные образцы японской техники другие арабские монархии – члены ССАГПЗ, а также Египет в случае финансирования таких сделок Эр-Риядом.  

Рынок Южной и Восточной Азии кажется для Японии самым перспективным по географическим соображениям, тем более что страны данного региона стремительно наращивают военные потенциалы. С другой стороны, именно здесь имеет место очень сложное отношение к Японии по причинам исторического характера (воспоминания о Второй Мировой войне и японской оккупации). 

Разумеется, полностью исключен японский военный экспорт в Китай. Не станет приобретать японское оружие и Республика Корея, которая не будет создавать конкуренции собственному ВПК. Тем более, объективно, южнокорейское оружие в настоящий момент по качеству и разнообразию ассортимента значительно лучше японского, при этом давно присутствует на мировом рынке. Кроме того, корейцы относятся к японцам с почти нескрываемой ненавистью. 

Несколько лучше перспективы японского экспорта в страны АСЕАН, хотя с их стороны к Японии также имеют место претензии исторического характера. Наиболее перспективным рынком сейчас являются Филиппины, чья армия велика по количеству личного состава, но практически не имеет боевой техники. В настоящее время Манила стремится как можно быстрее исправить ситуацию, закупая технику в самых разных странах, как новую, так и подержанную. Соответственно, Япония имеет шанс внедриться на этот почти новый рынок. Достаточно перспективе также Вьетнам, который занимается перевооружением своих очень больших и мощных ВС, при этом стремится уйти от односторонней ориентации в закупках вооружений только на Россию. Теоретически возможна закупка каких-то отдельных японских вооружений Индонезией и Малайзией.

Наилучшие перспективы имеются у японского экспорта в Индию. Эта страна практически не обременена историческими воспоминаниями о японской оккупации (японские войска не смогли проникнуть на индийскую территорию, хотя почти дошли до нее по территории Бирмы), зато имеет огромные геополитические амбиции и стремится максимально диверсифицировать закупки вооружений. Кроме того, Индия очень активно развивает собственный ВПК, также взаимодействуя в данной области со многими странами. Как было сказано выше, Индия может стать первым покупателем японской техники (самолетов-амфибий US-2). Возможно развитие японско-индийской производственной кооперации в сфере производства вооружений на индийских предприятиях, для Индии именно этот вариант представляется наиболее предпочтительным.

Перспективы Японии на рынках стран Южной и Восточной Азии значительно улучшатся в случае формирования антикитайской коалиции (скорее всего, такая коалиция не будет оформлена юридически, но вполне может сложиться фактически). В подобную коалицию могли бы войти Япония, Вьетнам, Филиппины, Индия, Австралия, ряд других стран региона. В этом случае военно-техническое сотрудничество между ними заведомо стало бы более тесным. 

Впрочем, надо понимать, что даже при самом благоприятном для Токио развитии событий на рынках всех перечисленных выше стран Латинской Америки и Азии японская боевая техника может занять лишь незначительную долю, поскольку все эти страны имеют множество других поставщиков вооружений, а Япония способна предложить лишь весьма ограниченный набор образцов. Японии надо будет предпринять очень значительные усилия, чтобы занять на мировом оружейном рынке место, хотя бы сравнимое с тем, которое занимает Республика Корея. Это может занять достаточно длительное время. Поэтому в настоящее время Россия может не опасаться Японии ни как потенциального агрессора, ни как потенциального конкурента.  



Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
28 сентября 2015 10:47 943
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи