Китай и Тайвань
Китай и Тайвань
Главная / Военная аналитика / Геополитика / Восточная Азия / Китай и Тайвань / Два союзника и стратегический партнер
Два союзника и стратегический партнер

Китай уже давно превратился в глобальную державу. И ее развитие влияет на весь мир. Особенно, разумеется, на страны-соседи Китая.

Экономические успехи Китая колоссальны, Европе такие уже очень давно и не снятся. Но и противоречия развития никуда не делись. Например, несмотря на все усилия властей, продолжает ухудшаться и без того катастрофическая экологическая ситуация. Существенный рост благосостояния населения налицо, но до основных западных стран еще очень далеко, даже Россию Китай в этом смысле еще не догнал (появлявшиеся в российских СМИ сообщения о том, что средняя зарплата в Китае теперь выше, чем в России, являются результатом статистических манипуляций и не имеют отношения к реальности). При этом китайская продукция уже начинает терять конкурентоспособность, поскольку она была основана, в первую очередь, на крайней дешевизне рабочей силы. Поэтому если раньше промышленное производство переезжало с Запада в Китай, то теперь оно переезжает из Китая в соседние с ним страны ЮВА, где зарплаты рабочих действительно гораздо ниже, чем в Китае. Политика «одна семья – один ребенок» породила настолько серьезные демографические диспропорции, что была официально отменена. Но рост населения породит новые проблемы, точнее – усугубит старые.

Весьма интересные вещи происходят и во внутренней политике Китая. Нынешний председатель КНР Си Цзиньпин, по-видимому, взял курс на узурпацию власти с отказом от сложившейся после Мао практики, когда лидер страны пребывает на своем посту лишь два пятилетних срока (между съездами КПК). Именно на укрепление собственной власти и разгром конкурирующих группировок направлена, в частности, развернувшаяся при нем борьба с коррупцией (воруют все, но садятся за это лишь потенциальные оппоненты Си Цзиньпина). Не только военный, но и политический смысл имеет грандиозная реформа ВС КНР, начавшаяся в 2016 г. Массовая территориальная и организационная «перетасовка» частей и соединений сухопутных войск НОАК позволяет уволить офицеров и генералов, заподозренных в нелояльности Си Цзиньпину, а у остальных – разорвать сложившиеся связи с региональными гражданскими властями. В Китае очень хорошо помнят времена всевластия «милитаристов» (с тех времен не прошло и века) и очень боятся регионального сепаратизма, поддержанного военными.  

Снижение объемов промышленного производства (по которым Китай уже, как минимум, вдвое превосходит США) будет иметь очень нехорошие социальные последствия для страны. Поэтому в Пекине возникла идея мегапроекта, вынесенного за пределы Китая, позволяющего поддерживать промышленное производство в стране и организовать экспорт рабочей силы. Этим мегапроектом стал «Новый Шелковый путь», затем переименованный в «Один пояс – один путь». Сегодня этот проект является, по сути, синонимом внешней и внешнеэкономической политики Пекина в Восточном полушарии. Он предполагает строительство транспортных коридоров из Китая в западном направлении, которые должны обрасти разнообразной инфраструктурой и втянуть практически всю Евразию и Африку в китайскую сферу влияния (сначала экономическую, затем политическую, а во многих случаях и военную). Китай активнейшим образом заходит в страны этих двух континентов, скупая активы и объекты и строя собственные объекты на их территориях. Разумеется, чем беднее и коррумпированнее страна, тем проще Пекину ее купить. Поэтому Африку он уже купил практически полностью, под его контролем оказались также наиболее бедные страны ЮВА (Лаос, Камбоджа, Мьянма, Бангладеш). Теперь Китай заходит в Восточную Европу, которая принимает его с распростертыми объятиями. Особенно забавно наблюдать за поляками и прибалтами, которые бьются в бесконечной истерике по поводу советского коммунизма (почему-то перенося его на нынешнюю Россию), но разве что не облизывают китайских коммунистов. Но и Западная Европа уже очень активно поддается китайскому влиянию. Чем мощнее становится экономика КНР и чем больше проблем появляется в экономике ЕС, тем тише становится европейское негодование по поводу нарушения прав человека в Китае (тем более что Пекин это негодование давно уже полностью игнорирует) и тем шире становятся улыбки европейских лидеров при виде дорогих (в прямом смысле) китайских гостей.

Весьма своеобразной особенностью китайского проекта изначально было то, что он практически полностью игнорировал Россию – своего важнейшего стратегического партнера, обладающего, к тому же, колоссальным транзитным потенциалом! Трудно придумать более сильное доказательство того, какой фикцией является российско-китайское стратегическое партнерство (по крайней мере, для Китая). Лишь второстепенный северный маршрут «Нового Шелкового пути» проходил по территории России в самом коротком варианте - от границы с Казахстаном в Оренбургской области до границы с Белоруссией. Транссиб из китайского проекта полностью исключался. Видимо, потому, что в зарубежные проекты Китая российские Сибирь и Дальний Восток не входят, это для него направления прямой колонизации.

В ходе визита Си Цзиньпина в Москву в мае 2015 г. он всё-таки подписал с президентом Путиным соглашение об интеграции проектов «Один пояс – один путь» и Евразийского экономического союза. С тех прошло почти три года, но до сих пор неясно, в чем же эта интеграция заключается (или хотя бы должна заключаться).

Некоторые российские аналитики предлагают России, благодаря возросшей военной мощи, стать официальным «охранником» ОПОП за пределами Китая. Только Китай и к этому варианту не стремится, он строит свою «Нить жемчуга», т.е. цепь военных баз и пунктов МТО от Хайнаня до Аравийского полуострова и Африки.

Поэтому нам надо всегда руководствоваться ставшим уже банальным лозунгом: «У России есть только два союзника – армия и флот». В рамках реализации этого лозунга хорошо было бы заметить, что если к западу от Урала оборона страны обеспечена весьма удовлетворительно, то к востоку от Урала и, особенно, к востоку от Байкала ситуация совсем не такая радужная. И необходимо гарантировать себя хотя бы от военного способа отъема у России ее восточной половины. Китай очень хорошо ценит и понимает силу, как свою, так и чужую. Чем яснее он ее видит, тем адекватнее становится. В т.ч. и в экономических вопросах.   

Александр Храмчихин
заместитель директора
Института политического и военного анализа

09 января 2018 10:39 188
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи