Китай и Тайвань
Китай и Тайвань
«Новый облик» по-китайски
Народно-освободительная армия Китая (НОАК, официальное название ВС КНР) начала реформироваться вместе со всей страной с конца 70-х гг. прошлого века. Дополнительным стимулом к реформе стала крайне неудачная война с Вьетнамом в начале 1979 г. 

Впрочем, на первом этапе реформа сводилась лишь к значительному сокращению личного состава (в первую очередь, естественно, за счет сухопутных войск), крайне плохо обученного и обеспеченного, в лучшем случае, только стрелковым оружием. Также было сокращено значительное количество техники производства времен Второй Мировой войны и 50-х гг. Соответственно, было расформировано множество частей и соединений, в основном – пехотных (они были именно пехотными в изначальном понимании данного термина). Никакой реальной реформой это, по сути, не было. Однако данные меры позволили значительно сократить военные расходы, высвободив средства для проведения экономических реформ. Кроме того, НОАК получила право на экономическую деятельность. Это еще больше облегчило бремя содержания НОАК для госбюджета, но породило такую колоссальную коррупцию, что в 1998 г. армейская экономика была полностью упразднена. 

По мере роста экономической мощи КНР постепенно начали расти и военные расходы, на основе собственных и зарубежных (как советских/российских, так и западных) технологий создавались новые образцы вооружения и боевой техники. Поначалу эти образцы значительно качественно уступали лучшим зарубежным. Командование НОАК это прекрасно понимало, поэтому данные образцы производились в весьма ограниченных количествах и были, по сути, экспериментальными. Однако за пределами КНР, в т.ч. и в России, такую политику очень многие эксперты приняли за долговременную. Тезис о том, что НОАК закупает современную технику в незначительных количествах лишь для элитных частей встречается в литературе до сих пор, хотя уже давно не имеет ни малейшего отношения к реальности. После того, как тот или иной образец боевой техники доводился до требуемых командованию НОАК ТТХ, он поступал в массовое производство, которое без труда обеспечиваются колоссальными возможностями китайского ВПК. В НОАК действует лозунг «соединения механизации и информатизации», означающий массовые закупки современной техники всех классов для всех видов ВС при одновременном внедрении в армию методов «сетецентрической войны». В настоящее время практически по всем классам вооружения и техники Китай вышел на уровень наиболее передовых стран. 

До последнего времени не происходило почти никаких изменений в прежней организационной структуре НОАК, построенной по «советско-прусскому» образцу. Из-за этого поступление в войска современной техники до определенной степени было «вливанием нового вина в старые мехи». Наконец, с 2016 г. началась организационная реформа НОАК, именно она по-настоящему изменяет облик ВС Китая. НОАК перестает быть «советско-прусской» и становится «российско-американской». Очевидно, что именно ВС США и нынешние ВС РФ стали основными образцами для китайского военно-политического руководства в ходе реформы двух последних лет. При этом, разумеется, новая НОАК не копирует ни американские, ни российские ВС. 

Необходимо отметить, что партийное руководство НОАК лишь укрепилось. Центральный военный совет (ЦВС) КПК остается главным руководящим органом НОАК и, фактически, страны в целом.

Генеральный секретарь ЦК КПК, председатель КНР, председатель Центрального военного совета Ху Цзиньтао

В настоящее время в состав ЦВС входят Объединенный штаб (включает штабы видов ВС), пять департаментов (политработы, развития вооружений, подготовки войск, снабжения, национальной мобилизации), три комиссии (политико-правовая, по проверке дисциплины, по науке и технологиям), шесть управлений (стратегического планирования, по общим делам, реформ и оргструктуры, аудита, администрации, международного сотрудничества). Ликвидирован бывший Генштаб и его генеральные департаменты, новый Объединенный штаб по своей сути гораздо больше похож на американский Комитет начальников штабов. При этом сухопутные войска впервые получили собственный штаб, ранее его функции выполнял Генштаб. 

В подчинении ЦВС находятся теперь пять Командований на ТВД, Ракетные войска, а также совершенно новый, пятый вид ВС КНР - Силы стратегической поддержки. Они отвечают за подготовку сетецентрической войны, ведение киберопераций, войны в космосе, РЭБ. Китай стал первой в мире страной, где создан такой вид ВС, как ССП. Он будет отвечать не за тыловое обеспечение традиционных ВС, а за разработку и ведение новых способов боевых действий. Очевидно, здесь будут разрабатываться формы и методы сетецентрической войны для самой НОАК и противодействие им в ВС других стран, в первую очередь – в ВС США. Очень высокая степень зависимости американских ВС от ИСЗ различного назначения становится одним из наиболее слабых их мест. Физическое уничтожение и/или радиоэлектронное подавление ИСЗ противника станет для НОАК вообще и ССП в первую очередь, по-видимому, не менее важной задачей, чем развертывание собственной спутниковой группировки.

Вид ВС, ранее носивший довольно странное название «Вторая артиллерия», с 2016 г. получил более адекватное название «Ракетные войска НОАК» (фактический аналог российских РВСН). По-видимому, он сохранил прежнюю внутреннюю структуру – ракетные армии (базы), имеющие в своем составе по несколько ракетных бригад. 
В конце 2016 г. в китайских СМИ были опубликованы формально неофициальные, но не вызывающие серьезных сомнений данные о том, что НОАК имеет на вооружении примерно 200 МБР (DF-5, DF-31, DF-41), примерно 300 БРСД (DF-21, DF-26), около 1200 тактических баллистических ракет (DF-11, DF-15, DF-16) и до 3 тыс. крылатых ракет семейства DH-10. Применительно к тактическим и крылатым ракетам, возможно, речь идет не только о вооружении собственно Ракетных войск, но и о ракетах сухопутных войск, ВВС и ВМС. В любом случае, из приведенных цифр следует, что количество ядерных БЧ только в Ракетных войсках НОАК составляет не менее 1 тыс. единиц (возможно – до 2 тыс.), поскольку большинство китайских МБР в настоящее время являются многозарядными. Постоянно тиражируемые некоторыми западными исследовательскими структурами данные о том, что НОАК в целом имеет всего 250-270 ядерных зарядов, причем все они неразвернутые (т.е. не установлены на носителях) противоречат очевидным фактам и просто здравому смыслу, рационально объяснить повторение этих цифр из года в год крайне сложно. 

В сухопутных войсках НОАК и ВВС НОАК еще до реформы 2016 г. начался постепенный переход от дивизий к бригадам как основному типу соединений. В сухопутных войсках было создано множество бригад различного типа, весьма неравномерно распределенных по округам и армиям. В ВВС ранее имелось 44 авиадивизии, каждая из которых включала по три авиаполка со сквозной нумерацией: в 1-й авиадивизии 1-й, 2-й и 3-й авиаполки, во 2-й – 4-й, 5-й и 6-й и т.д. вплоть до 132-го полка 44-й дивизии. Переход к бригадам происходит в ВВС путем вывода полков из состава дивизий и преобразования в бригады с теми же номерами (при этом, по сути, полк остается в прежних штатах). Соответственно, в дивизии остается один или два полка, либо ее штаб вообще расформировывается. В ходе нынешней реформы процесс «бригадизации» в ВВС ускорился, а в сухопутных войсках приобрел принципиально новое наполнение, что, по сути, можно считать вторым этапом нынешней реформы (он начался весной 2017 г.). Он подразумевает освобождение сухопутных войск от остатков традиционной низкокачественной пехоты и их окончательное превращение в основу современных ВС. 

В настоящее время в сухопутных войсках осталось 13 армий, в составе каждой из которых имеется шесть общевойсковых и шесть специализированных бригад.
Общевойсковые бригады созданы путем тотального «перемешивания» прежних танковых, механизированных и мотопехотных дивизий и бригад. Часть новых бригад сохранила номера прежних дивизий и бригад, но практически все новые бригады представляют собой набор подразделений из различных прежних бригад и полков, т.е. ни одну новую бригаду, видимо, нельзя считать «прямым наследником» какой-либо старой. По имеющимся сведениям, общевойсковая бригада состоит из четырех линейных батальонов, артиллерийского батальона (дивизиона), батальона (дивизиона) ПВО, инженерного батальона, ряда других подразделений. В каждом линейном батальоне имеется по 31 БМП или БТР и 6 120-мм минометов, кроме того, в двух из четырех линейных батальонов – по 40 танков или БМТВ. В артиллерийском дивизионе имеется 36 САУ и/или РСЗО и 9 самоходных ПТРК, в дивизионе ПВО – по 18 ЗРПК и ПЗРК. 

Специализированными бригадами в каждой армии являются по одной бригаде артиллерийской, ПВО, спецназа, армейской авиации, инженерной, поддержки. В двух из 13 армий вместо бригады армейской авиации имеется десантно-штурмовая бригада. 
Из новой структуры НОАК можно сделать вывод о количестве боевой техники различных классов в ее составе. Вполне очевидно, что новые соединения создавались не для того, чтобы танкисты продолжали ездить на танках Туре 59 (Т-54), а летчики летать на истребителях J-7 (МиГ-21). Вся старая техника, еще остающаяся в войсках, будет в очень обозримом будущем заменена на новую, уже находящуюся в массовом производстве. 

В частности, исходя из количества и штатной структуры соединений, можно сказать, что в строю НОАК будет не менее 7 тыс. танков и БМТВ новых типов. Наиболее мощным из них является Туре 99, своеобразный alter ego (но отнюдь не прямой аналог) российского Т-90. Сейчас имеется от 900 до 1000 танков этого типа, почти исключительно в частях Северного и Центрального командований. Танк Туре 96 (уже имеется до 3,5 тыс. его единиц нескольких модификаций), alter ego Т-72, поступает в части Западного, Восточного и Южного командований, Тибетского и Синьцзянского ВО. 


Количество новых БМП (Туре 04, Туре 05 и др.) и БТР (Туре 92, Туре 09 и др.) должно превысить 10 тыс. единиц. Количество новых САУ (Туре 05, Туре 07, Туре 09) достигнет, как минимум, 3 тыс. единиц, примерно столько же будет иметься РСЗО (Туре 03, семейство WM, семейство WS, последние являются сильнейшими РСЗО в мире). По всем указанным классам вооружений не менее половины данных численных показателей уже реализованы. Это же касается ПТРК HJ-9 и HJ-10, ЗРК HQ-16, HQ-17, HQ-22, ПЗРК QW-1, QW-2, FN-6, FN-16, ЗРПК Туре 95 и Туре 07, боевых вертолетов Z-10 и Z-19. 

В значительной степени уже преодолено существовавшее до последнего времени отставание сухопутных войск НОАК от наиболее передовых армий мира в сфере войсковой ПВО и армейской авиации.

Примечательно, что активно ведется работа по оснащению сухопутных войск роботами, призванными заменить на поле боя, в первую очередь, саперов и пехотинцев. Это показывает, насколько разительно изменилась НОАК за период реформ: еще во время войны с Вьетнамом для нее нормальным тактическим методом считалось применение «людских волн», т.е. жизнь рядового солдата не стоила абсолютно ничего.

Необходимо отметить, что глубоким заблуждением является достаточно широко распространенное мнение о том, что в результате последних реформ роль и значение сухопутных войск в НОАК заметно снизилась. На самом деле, снизилась численность личного состава сухопутных войск и, соответственно, его доля в общей численности личного состава ВС КНР. Однако, как было сказано выше, произошло лишь полное освобождение сухопутных войск от плохо вооруженной и обученной пехоты, от чего их реальная боеспособность лишь возросла. Вообще, для современных ВС характерно относительное снижение «веса» сухопутных войск именно за счет сокращения численности их личного состава, НОАК полностью вписывается в данную мировую тенденцию. При этом в плане технического обновления сухопутные войска НОАК нисколько не уступают остальным видам ВС. Чрезвычайно активно ведется боевая подготовка. В частности, в последнее время постоянно отрабатываются действия частей и соединений НОАК в условиях экстремально низких температур (во Внутренней Монголии и провинции Хэйлунцзян), причем в этих учениях участвуют не только соединения из состава Северного командования. Регулярно проводятся учения с отработкой глубоких наступательных операций силами крупных войсковых группировок из состава нескольких Командований (ранее – нескольких округов). Также постоянно отрабатывается переброска личного состава и боевой техники целых соединений на большие расстояния (свыше 1000 км) с использованием коммерческого автомобильного, железнодорожного, авиационного транспорта. 

В ВВС и морской авиации ВМС НОАК сейчас имеется более 220 бомбардировщиков JH-7, более 400 тяжелых истребителей семейства Су-27/30/35С/J-11/15/16, более 250 легких истребителей J-10. При этом высокими темпами продолжается производство JH-7, J-11В (безлицензионная копия Су-27), J-16 (безлицензионная копия Су-30), J-10 (новых модификаций В и С). Приобретаются в России истребители Су-35С (сейчас имеется 8, будет 24). Китай обошел Россию в производстве истребителей 5-го поколения. Если российский Т-50 (будущий Су-57) не вышел пока из стадии испытаний, то в 176-й бригаде ВВС НОАК уже имеется не менее 6 серийных J-20 со «строевыми» пятизначными номерами, этот самолет официально принят на вооружение. Также Китай очень значительно обошел Россию в развитии БПЛА. Если в ВС РФ пока имеются только разведывательные БПЛА малой дальности, то НОАК имеет весь спектр разведывательных БПЛА, а также несколько типов боевых БПЛА (WD-1, WJ-600, семейство СН, а также БПЛА, переделанные из старых боевых самолетов J-6). Наряду с приобретением в России ЗРС С-400 продолжается развитие собственной ЗРС HQ-9. 
Ведутся работы над созданием стратегического бомбардировщика, сходного с американским В-2, для замены устаревшего Н-6. 

Боевая подготовка в ВВС НОАК ведется не менее интенсивно, чем в сухопутных войсках. Проводятся учения с участием сотен боевых самолетов и созданием условий, максимально приближенных к современной высокотехнологичной войне. 

При этом интеграция сухопутных войск и ВВС в рамках Командований на ТВД придаст им дополнительные широкие возможности. Так, сочетание тактических баллистических и крылатых ракет, дальнобойных РСЗО семейства WS, боевых и разведывательных БПЛА обеспечит НОАК прорыв даже самой современной наземной ПВО и практически беспрепятственные действия собственной пилотируемой авиации. Подобными возможностями не обладают сегодня даже ВС США и РФ, не говоря уже о любой другой армии мира. 

ВМС НОАК практически не были затронуты нынешней организационной реформой, если не считать того, что их Северный, Восточный и Южный флоты были подчинены одноименным командованиям. Атомный подводный флот Китая пока не вышел из стадии строительства кораблей небольшими сериями, что, впрочем, компенсируется наличием крупнейшего в мире (более 55 единиц) флота неатомных ПЛ, включая новейшие пр. 039А/В, пр. 043 и российские пр. 636ЭМ. В дополнение к авианосцу «Ляонин» (бывший советский «Варяг») почти достроен аналогичный по конструкции собственный авианосец. Уже введено в строй 11 «китайских «Орли Берков» - эсминцев пр. 052С/D, строительство кораблей пр. 052D продолжается (ВМФ РФ кораблей подобного типа не имеет). Возможности китайского кораблестроения особенно хорошо видны на примере строительства кораблей пр. 056, которые являются неким переходным классом между фрегатами и корветами. С 2012 г. в строй ВМС НОАК введено 32 корабля этого типа, строительство продолжается. Для сравнения: в ВМФ России с 2001 г. введено в строй 7 кораблей сходного класса (5 пр. 20380, 2 пр. 11661), в ВМС США с 2005 г. – 9 (5 типа «Индепенденс», 4 типа «Фридом»). Т.е. Китай превзошел США и Россию вместе взятые вдвое за гораздо меньший период времени.  

В целом, НОАК уже давно сверхизбыточна для обороны собственной страны, при этом ее возможности продолжают быстро увеличиваться. Это касается как СЯС, так и всех компонентов обычных сил. Нынешняя реформа должна придать НОАК новое качество, закрепляя ее место в тройке сильнейшим армий мира.


Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа

03 октября 2017 17:30 564
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи