Китай и Тайвань
Китай и Тайвань
Жемчужная удавка

На официальном уровне руководство КНР заявляет, что не собирается строить за рубежом полноценные ВМБ по примеру США. Однако не исключается строительство «пунктов всестороннего обеспечения двойного назначения» (dual use logistic facility). Эти пункты должны составить «Нить жемчуга», т.е. цепь пунктов базирования ВМС НОАК, обеспечивающую беспрепятственную транспортировку нефти и других стратегических грузов с Ближнего Востока и из Африки в Китай.

Разумеется, это подразумевает, что ВМС НОАК станут полноценным океанским флотом, сравнимым по своим возможностям с ВМС США (по крайней мере, в пределах Тихого и Индийского океанов). Для такого флота заведомо недостаточно мобильного обеспечения с помощью вспомогательных судов, требуется наличие стационарных постоянных полноценных баз (даже если они официально не называются таковыми).

Работа над данным проектом началась еще в конце ХХ в. и продолжается до сих пор. Китай в ее рамках в 1999 г. подписал соглашение с Мьянмой о строительстве порта Чаупхью на о. Рамри в Бенгальском заливе; в 2007 г. – со Шри-Ланкой о совместном строительстве порта Хамбантота; в 2013 г. – с Пакистаном о совместном финансировании строительства портов Гвадар и Пасни с правом на последующую их эксплуатацию Китаем; в 2014 г. – с Джибути об использовании ее порта в интересах ВМС НОАК и строительстве ВМБ.  

На штабы ВМС НОАК и трех их флотов (СФ, ВФ, ЮФ) уже сейчас возложена задача организации снабжения кораблей в иностранных портах всем необходимым, включая не только ГСМ и продовольствие, но и боеприпасы, запчасти и различную аппаратуру.

Пункты материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМС НОАК за пределами КНР делятся на три категории. ПМТО первой категории называются специализированными и подразумевают только собственно МТО. ПМТО второй категории называются универсальными, они обеспечивают пополнение любых запасов, кроме вооружений, стоянку кораблей и отдых экипажей. ПМТО третьей категории называются многофункциональными. Они, кроме всего остального, предусматривают пополнение запасов вооружения и его техническое обслуживание.

«Нить жемчуга» начинается с ВМБ Юйлинь на территории самой КНР, на о. Хайнань. Это крупнейшая ВМБ в Азии, способная принимать и обслуживать корабли всех классов, а в подземном укрытии ВМБ могут располагаться до 20 ПЛ, включая ПЛАРБ и ПЛА.

Далее в цепь баз входят объекты на спорных островах в Южно-Китайском море. На Парасельских о-вах это о. Вуди, на котором размещается пункт базирования Сиша с портовыми сооружениями, большой ВПП и позициями ЗРС HQ-9. На о-вах Спратли размещен пункт базирования Файери Кросс. Он включает 7 рифов – собственно Файери Кросс (создан искусственно), Джонсона, Куатерон, Гейвен, Хьюз, Суби, Мисчиф. Эти рифы разбросаны на 300 км друг от друга. Они крайне невелики по размерам, тем не менее, на них уже построено множество различных сооружений – ВПП, вертолетные площадки, метеостанции, базы хранения ГСМ и боеприпасов, ЗРК, РЛС и т.д. 

В Тихом океане за пределами территориальных вод КНР других пунктов базирования ВМС НОАК нет, но имеются два вспомогательных объекта – спутниковая метеостанция на о. Каракира (Соломоновы о-ва) и пост аппаратуры контроля надводной обстановки (включая РТР) на о. Туамоту (Французская Полинезия). Последнее интересно тем, что разведывательный объект ВС КНР, фактически, расположен на территории страны-члена НАТО. Кроме того, ВМС НОАК могут использовать для дозаправки Порт-Морсби (Папуа-Новая Гвинея).

ЗРС HQ-9

Что касается «Нити жемчуга», то после спорных островов Южно-Китайского моря ее пункты размещаются в Индийском океане – в Юго-Восточной и Южной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке (включая островные государства).

ВМС НОАК могут дозаправлять свои корабли в портах Камбоджи и Таиланда, однако в этом редко возникает необходимость из-за наличия собственных ВМБ в Южно-Китайском море.

В Мьянме расположены три таких пункта МТО, все они относятся к первой категории (т.е. только собственно МТО). Порт Чаупхью является нефтяным хабом, из него построен нефтепровод до южных провинций КНР, планируется также строительство железной дороги до провинции Юньнань. Корабли ВМС НОАК обеспечиваются здесь продовольствием, водой и ГСМ. Для дозаправки китайских кораблей также используются порты Янгон и Ситтуэ. Кроме того, на о-вах Коко находится крупный электронный центр ВМС НОАК. Он является навигационной станцией для ПЛ, используется для радиолокационного наблюдения за надводной обстановкой, обеспечения связи, ведения разведки и РЭБ.

Для дозаправки кораблей ВМС НОАК используется порт Хамбантота на Шри-Ланке. Впрочем, в последнее время отношения Китая со Шри-Ланкой несколько ухудшились из-за сближения этой страны с Индией.

Порт Хамбантота, Шри-Ланка

Более крупным объектом, относящимся ко второй категории ПМТО (универсальный), является порт Читтангонг в Бангладеш, обеспечивающий базирование и снабжение кораблей и судов ВМС НОАК.

Главным стратегическим союзником КНР в Южной Азии является Пакистан. Порт Гвадар относится к третьей категории, т.е. является многофункциональным. Он обеспечивает базирование одновременно 4 ПЛ и 8 надводных кораблей любого класса. В 120 км к востоку от Гвадара находится ВМБ Пасни, относящаяся ко второй категории. Там могут базироваться корабли не крупнее фрегата. Гвадар и Пасни соединены скоростной автомагистралью, а из Гвадара построены наземные коммуникации до китайского СУАР. 

На Ближнем Востоке в «Нить жемчуга» включены порты Салала (Оман) и Аден (Йемен). Салала – ПМТО первой категории, обеспечивает заправку китайских кораблей. Аден относится к ПМТО второй категории, является крупной ВМБ (ранее использовался в этом качестве Великобританией, а затем СССР). Имеет 16 причалов, обеспечивает базирование кораблей до эсминца включительно. Впрочем, в связи с нынешней ситуацией в Йемене, неясно, до какой степени Аден может использоваться сейчас в качестве ВМБ.

Как минимум шесть пунктов «Нити жемчуга» находятся в Африке.

В Мозамбике находится ПМТО первой категории Накале. Здесь осуществляется дозаправка кораблей ВМС НОАК. Для тех же целей используются ПМТО той же категории Виктория (Сейшельские о-ва) и Анцеранане (Мадагаскар, бывшая французская ВМБ Диего-Суарес). Последний из этих ПМТО сейчас в значительной степени разрушен и используется китайским флотом лишь в исключительных случаях.

ПМТО второй категории является порт Момбаса в Кении. Он обладает хорошо развитой инфраструктурой, большим количеством причалов, складов, нефтехранилищ, подъездных коммуникаций. Имеются судоремонтные предприятия, рядом с Момбасой расположен крупный аэродром.

Также ко второй категории относится порт Дар-эс-Салам в Танзании. Имеет примерно такую же инфраструктуру, как в Момбасе, также включая близлежащий аэродром.

ПМТО третьей категорией является порт Джибути, столица одноименного государства. Здесь могут базироваться корабли вплоть до крейсера, также имеются многочисленные причалы, склады, нефтехранилища, судоремонтные мощности, аэродром. Джибути в настоящий момент уникальна тем, что в столице этой совсем небольшой страны расположены (практически рядом друг с другом) военные базы США, Франции, Италии, Японии (единственный военный объект ВС Японии за рубежом) и КНР. Именно объект в Джибути на данный момент является единственной полноценной китайской военной базой за пределами КНР (если не считать объекты на спорных островах Южно-Китайского моря).

Существуют предположения, пока прямо не подтвержденные, что второй полноценной китайской ВМБ за пределами КНР станет Уолфиш-Бэй в Намибии, т.е. уже в Южной Атлантике, куда «Нить жемчуга» протянется на следующем этапе. Затем она может двинуться на север, включив Луанду в Анголе и Лагос в Нигерии, что сделает Китай атлантической державой. Это продвижения будет опираться на строительство Китаем наземных коммуникаций через всю Африку в широтном (до Нигерии и Сенегала) и меридиональном (до ЮАР) направлениях, причем началом всех этих коммуникаций будет Джибути. С этой страной у Китая подписан договор о зоне свободной торговли с правом работы в ней китайских банков и, как было сказано выше, о строительстве большой ВМБ для кораблей всех классов.   

Кроме того, главным партнером Китая в Африке уже давно стал Судан, чьи богатейшие нефтяные месторождения оказались под полным контролем китайских компаний. Добывают нефть в этой стране китайские же рабочие, которых охраняют китайские же ЧВК, которые по сути, являются «филиалом» НОАК. Фактически, применительно к Судану также можно говорить о размещении китайских баз, только не для ВМС, а для сухопутных войск НОАК и ВВС НОАК. В частности, Судан стал важнейшим перевалочным пунктом во время эвакуации китайцев из Ливии в 2011 г. самолетами китайских ВВС.

Для надежного обеспечения безопасности торговых путей в Мировом океане за счет сил и средств ВМС НОАК к 2020 г. предполагается создать структуру объединенного оперативного командования. Целью его деятельности станет повышение возможностей при проведении военных операций за рубежом НОАК в целом и ее ВМС в частности.

Строительство и использование баз и портов в других странах усиливает политическое и экономическое влияние Пекина на эти страны, а также укрепляет военно-техническое сотрудничество с ними. В частности, ВС Пакистана, ВС Бангладеш, ВС Мьянмы, ВС Шри-Ланки, ВС Судана и ВС Танзании оснащены в основном вооружением и техникой китайского производства, в т.ч. производимыми по китайским лицензиям (в Пакистане, Мьянме, Бангладеш). Также имеют место поставки китайских вооружений для ВС Омана, ВС Йемена, ВС Кении, ВС Джибути, ВС Намибии, ВС Нигерии. Китай заменил Россию в качестве основного поставщика вооружений в страны Африки (на КНР приходится более 25% импорта вооружений странами Африки, больше, чем у США и РФ вместе взятых).  

Таким образом, по количеству военных объектов за рубежом Китай уверенно выходит на второе место в мире после США, значительно превосходя по данному показателю Великобританию, Францию и Россию. Проникновение в Атлантику сделает ВС КНР полноценной глобальной силой, сопоставимой с ВС США. По пространственному размаху китайские ВС превзойдут ВС РФ, которые в настоящее время имеют такой размах почти исключительно за счет огромных размеров самой России при минимальном количестве зарубежных объектов (и даже эти объекты находятся достаточно близко от РФ). ВС же других стран, даже имеющих статус великих держав, уже ни по каким параметрам не смогут конкурировать с НОАК. 

 

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа 
26 мая 2017 00:00 570
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи