Китай и Тайвань
Китай и Тайвань
Тайна, обернутая в загадку

Китай является единственной в Азии «легальной» ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не будет. Пекин вообще отказывается обсуждать размеры и дислокацию своего ракетно-ядерного арсенала, заявляя лишь о его крайне незначительных размерах. Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочные неофициальные данные, приводимые большинством западных источников, представляют собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснения. Например, хорошо известный шведский SIPRI, из года в год приводит данные, что КНР имеет 200-250 ядерных зарядов, причем все они неразвернутые. Примерно такие же данные – у еще более хорошо известного Лондонского Международного института стратегических исследований. Абсурдность здесь многоплановая. 

Во-первых, поскольку Китай признает наличие ядерного оружия, но даже не намекает на его количество, совершенно непонятно, с какого потолка взяты эти ровные цифры «200-250». Если же оценивать ядерный арсенал КНР, исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь, по крайней мере, несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч. Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 году. Неужели за 52 года он создал 200-250 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 18 лет – уже 110 по данным тех же западных организаций)? Еще больше ошеломляет неразвернутость всех зарядов. Неужели китайские МБР и БРПЛ стоят в шахтах без БЧ? Такое впечатление, что SIPRI и Лондонский институт напрямую финансируются из Пекина. Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России.

Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и БРСД. Что касается общего количества ядерных зарядов различной мощности и назначения, то оно может достигать 5-10 тысяч единиц (включая, разумеется, авиабомбы). Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть, что в них скрывать. Это уж точно не 200 ракет и столько же зарядов. Китайской разведке еще в 80-е года удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на БРПЛ «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год. Соответственно, «200-250 неразвернутых зарядов» невозможно считать даже неудачной шуткой.

Всего в Ракетных войсках НОАК (до 2016 года они назывались «Второй артиллерией») насчитывается 6 ракетных армий (51-я – 56-я). 52-я армия развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена, в основном, ОТР и БРСД. Остальные 5 армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР. В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тысячи км) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая. То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5-4 тысячи км) и к новейшей DF-21 (не менее 1,8 тысячи км) при стрельбе из западной части Китая. Наиболее населенные и освоенные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до 800 км). Кроме того, множество DF-11 и DF-15 имеется на вооружении сухопутных войск НОАК. Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развёрнут на 4 ПЛАРБ пр. 094.

Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям уже сейчас сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в т.ч. представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

Бомбардировочная авиация ВВС НОАК включает примерно 140 самолетов Н-6, которые созданы на основе крайне устаревшего и давно снятого с вооружения еще при СССР Ту-16. Они имеют дальность полета около 2,5 тысяч км и формально относятся к СЯС. Прорвать современную ПВО эти самолеты не способны. Однако последние модификации этого бомбардировщика (Н-6Н/К/М) имеют увеличенную дальность полета и совершенно новую боевую нагрузку. Они способны нести крылатую ракету DH-10, разработанную на базе советской КРВБ Х-55 (китайцы приобрели 6 таких ракет на Украине), но с использованием и американских технологий (китайцы их украли, либо получили от Пакистана). Носителями тактического ядерного оружия могут быть бомбардировщики JH-7, коих сейчас в ВВС и морской авиации ВМС НОАК имеется от 213 до 258, производство этих машин продолжается. 

В целом, нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерных зарядов, чем Великобритания, Франция и 4 «неофициальные» ядерные державы вместе взятые. Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским – сказать крайне сложно. Учитывая значительные многоэтапные сокращения ядерных зарядов всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью сказать, что китайский арсенал, как минимум, сопоставим с американским и российским (как максимум, он может быть крупнейшим в мире). При этом нельзя не учитывать географического фактора. По средствам доставки межконтинентальной дальности Китай, по-видимому, всё же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41). А вот с учетом БРСД и ОТР, над Россией, не говоря уж об Индии, он достиг существенного превосходства. Тем более, во многих ситуациях в роли союзника Китая выступит ядерный Пакистан.

Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно. Впрочем, пока Китай всё же существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества, в т.ч. (и в первую очередь) – для Москвы и Вашингтона.

В данном случае необходимо отметить еще один момент. В последнее время в крупных городах Китая развернуто строительство подземных убежищ, рассчитанных на прием сотен тысяч и даже миллионов человек. По официальным данным, эти убежища предназначены для защиты населения от землетрясений. Вполне очевидно, что такое объяснения нельзя считать удовлетворительным. Во-первых, землетрясение происходит внезапно и длится, максимум, несколько минут, поэтому население просто не успеет укрыться в этих убежищах. Во-вторых, если люди всё же окажутся во время землетрясения в таком убежище, оно с гарантией близкой к 100% станет для них братской могилой, поскольку стены убежища будут разорваны сейсмическими волнами. При землетрясениях рекомендуется находиться на поверхности Земли, как можно дальше от любых сооружений. Можно предположить, что этим подчеркнуто абсурдным объяснением Пекин дает понять и Москве, и Вашингтону, что он вполне готов к ядерной войне. Подземные убежища, как известно, являются наиболее эффективной защитой от ядерных взрывов и их поражающих факторов (ударной волны, проникающей радиации, светового излучения, радиоактивного заражения). Кроме того, во внутренних районах КНР построено несколько городов, в которых могут проживать несколько миллионов человек, однако в реальности они не заселены. Практически нет сомнений, что это «запасные» города на случай ядерной войны для приема населения из ныне существующих городов, которые могут быть разрушены.

Таким образом, против Китая ядерное сдерживание может оказаться почти бесполезным, в то время как его арсенал самой неопределенностью своих размеров становится сильнейшим сдерживающим фактором для любого потенциального противника КНР.


Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа
14 марта 2016 10:41 1032
0
0