Центральная Азия
Центральная Азия
Союз без комплексов

Организация договора о коллективной безопасности была создана 15 мая 1992 года. Изначально в неё вошли Россия, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. В 1993 году к ОДКБ присоединились Азербайджан, Грузия и Белоруссия. В 1999 году Азербайджан, Грузия и Узбекистан покинули организацию, последний, однако, в 2006 году в неё вернулся, но в 2012 году снова вышел. 

При этом ситуация внутри ОДКБ является, мягко говоря, непростой.

Так, страны, входящие сегодня в ОДКБ, имеют чрезвычайно разные взгляды на цели и задачи данной организации. Россия видит в организации один из рудиментов СССР, которые в Кремле очень сильно ценят по соображениям чисто психологического характера. Кроме того, Москва может рассматривать территории своих союзников как своеобразное стратегическое предполье на трёх важнейших стратегических направлениях. Со своей стороны, союзники рассматривают Россию как страну, которая будет за них (точнее – вместо них) воевать не только в случае внешней агрессии, но и в случае внутренних конфликтов (насколько это нужно самой России – никого не волнует). 

Наши партнёры по ОДКБ очень по-разному смотрят на внешний мир. Для Белоруссии единственный возможный потенциальный противник (как с политической, так и с географической точек зрения) – страны НАТО (правда, в последнее время Минск очень активно заигрывает с Европой, да и с США). Для Армении единственным потенциальным противником является Турция (с ВС Азербайджана ВС Армении пока справятся и без помощи ОДКБ), которая, конечно, член НАТО, но в данном случае справедливо рассматривается в Ереване как отдельная от блока сущность. С остальными странами этого альянса Армения не то что воевать, но хоть как-то ссориться не имеет ни малейшего желания. То же самое можно сказать про Казахстан, Киргизию и Таджикистан, только вместо Турции у них Китай, исламские террористы и, откровенно говоря, Узбекистан. Астана и Ташкент с момента распада СССР находятся в состоянии глухой конфронтации по поводу того, кто главный в Центральной Азии. Киргизия и Таджикистан просто боятся мощного соседа с быстрорастущим населением, которые воздействует на эти маленькие и слабые страны через узбекское этническое меньшинство.

К противоречивости интересов добавляются чисто географические обстоятельства: Чёрное и Каспийское моря делят территорию стран ОДКБ на три изолированных стратегических направления: Европейское (Россия и Белоруссия), Кавказское (Россия и Армения) и Центральноазиатское (Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан). Как несложно заметить, на двух из трёх направлений кроме России имеется всего по одной стране, что делает существование ОДКБ совершенно бессмысленным. 

Можно ли себе представить солдат из стран Центральной Азии, защищающих Белоруссию от НАТО или Армению от Турции? Это невозможно ни по политическим (несовпадение интересов), ни по чисто военным (слабость боевого потенциала) соображениям. Впрочем, Армения и Белоруссия также не будут взаимно друг друга защищать. И ни та, ни другая уж точно не отправят солдат в Центральную Азию. Лукашенко регулярно сообщает гражданам своей страны, что одна из главных его заслуг перед ними состоит в том, что белорусские мальчики за пределами страны не воюют. И он вдруг отправит этих мальчиков спасать армян от турок (что ему турки?), а страны Центральной Азии от талибов или «халифата» (что ему талибы или «халифат»?) или, тем более, от Китая (который провозглашён главным геополитическим союзником Минска)? Да, собственно, белорусское законодательство запрещает участие ее войск в операциях за пределами страны. 

Возобновление боевых действий в Нагорном Карабахе в начале апреля с.г. подтвердило, что даже Россия не горит желанием помогать Армении, остальные члены ОДКБ вообще не рассматривают такую возможность. И дело отнюдь не только в том, что собственно Армения этими боевыми действиями не затронута, а в том, что это никому из членов ОДКБ не нужно ни с политической, ни с экономической, ни с военной точки зрения. Более того, не только страны Центральной Азии, но даже Белоруссия поддерживают скорее Баку, чем Ереван.

Таким образом, для обеспечения обороны на Европейском и Кавказском направлениях России более чем достаточно двусторонних соглашений о совместной обороне с Белоруссией и Арменией, ОДКБ в данном случае не просто не нужен, но прямо обременителен, поскольку создаёт почву для конфликтов между входящими в него странами. Лишь на Центральноазиатском направлении действительно имеет смысл создавать коллективную военную организацию. Но и в этом случае России желательно определиться с собственными интересами. В конце концов, пора уйти от сложившейся в СНГ практики, когда у России только обязанности, а у остальных – только права. И когда Россия платит всегда и за всё, а остальным даже не приходит в голову, что и они хоть когда-нибудь хоть за что-нибудь тоже должны платить.  

В феврале 2009 года было принято решение создать Коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ (вместо абсолютно виртуальных Сил быстрого реагирования). Это стало, по сути, первым реальным действием, превращающим организацию в военный блок не на словах, а на деле. И сразу возникли проблемы, из-за которых КСОР поначалу стали не коалицией семи стран, а, фактически, российско-казахстанской группировкой (чтобы создать таковую никакой ОДКБ не нужно, достаточно двустороннего соглашения между Москвой и Астаной). 

Такая ситуация возникла потому, что ВС Таджикистана и ВС Киргизии оказались слишком малы и недееспособны, чтобы внести хоть какой-то реальный вклад в общую оборону. Армения вносить подобный вклад, в принципе, хочет и может, но ей не позволяет это делать ее крайне сложное геополитическое положение, о чем было сказано выше. Поэтому каждая из этих трех стран выделяла для мероприятий КСОР хорошо, если роту, а иногда и взвод. 

Белоруссия и Узбекистан предоставить контингенты вполне могли, но вместо этого занялись откровенным саботажем в своих политических целях. Президенты этих стран в июне 2009 года даже отказались подписывать соглашение о создании КСОР. Если для белорусского президента присоединение его страны к данной структуре стало предметом торга, то Ислам Каримов занял по отношению к КСОР откровенно враждебную позицию. Узбекистан ни разу не принял хотя бы формального участия ни в одних совместных учениях, при этом практически не скрывал того, что своими главными противниками считает соседей – «союзников»: Киргизию, Таджикистан и, несколько более завуалировано – Казахстан. Особенно враждебно узбекский президент отнесся к идее создания на юге Киргизии российской военной базы.

В 2012 году Александр Лукашенко, наконец присоединившийся к организации и направивший в состав КСОР воздушно-десантную бригаду (что сразу сравняло Белоруссию с Казахстаном по размеру «вклада» в КСОР и сделало группировку уже не двух-, а трехсторонней), с характерной для него прямотой предложил Узбекистану определиться, нужно ли ему членство в ОДКБ. Тот и определился. Его второй выход из ОДКБ следует считать одним из наиболее благоприятных событий в истории организации. По сути, из нее ускакал троянский конь. Официальное объяснение данного шага состоит в том, что Ташкент не согласен со «стратегическими планами ОДКБ на афганском направлении» (не уточняя, что конкретно имеется в виду), а также с планами по усилению военного сотрудничества в рамках блока. Второе особенно показательно: Узбекистан не устраивало именно то, ради чего и строится ОДКБ. 

Именно после ухода Узбекистана Москва получила возможность построить нормальный военный блок по единому замыслу. Абсолютно очевидно, что не произошло никакого ослабления потенциала ОДКБ, поскольку ни один взвод узбекских ВС ни единой секунды в этот потенциал не входил. И вообще, очень хорошо, когда псевдосоюзник превращается в открытого… скажем мягко, несоюзника. Это очень сильно облегчает военное и политическое планирование. 

К сожалению, Москва никак не может изжить комплекс утраты СССР и комплекс боязни США. Из-за этого два нищих несостоявшихся государства (Таджикистан и Киргизия), безопасность которых на 100% зависит от российских военных баз в этих странах, регулярно нас этими базами шантажируют. Это совершенно абсурдно и возмутительно. Вдвойне абсурдно и возмутительно то, что Москва регулярно поддается на этот шантаж и идет на различные уступки Душанбе и Бишкеку. Хотя можно было бы всего один раз объяснить этим маленьким, но гордым странам, что мы вполне можем вывести свои войска с их территорий и предоставить Таджикистан и Киргизию собственной судьбе (чего они, на самом деле, и заслуживают). 

В последние годы Москва сумела выйти на оптимальный вариант постсоветской интеграции – Евразийский союз. Именно в его строительство надо вкладывать максимум усилий, при этом отдавая себе отчет в том, что прием в него любой новой страны принесет только вред, причем существенный. Попытка навесить на недостроенную конструкцию ненужные дополнительные элементы может ее просто обрушить (поэтому даже целесообразность уже состоявшегося приема Киргизии вызывает большие сомнения). Создание Евразийского союза должно стать самым большим успехом российской внешней политики, а его крушение из-за поспешного расширения станет самым большим провалом. Более того, военный союз тоже надо выстраивать в том же тройственном варианте. Тем более что он и так де-факто сложился внутри ОДКБ: реальный вклад в коллективные силы вносят только Москва, Минск и Астана, ВС России, ВС Белоруссии и ВС Казахстана представляют собой реальную военную силу. В частности, в Центральной Азии надо ориентироваться на максимально тесный союз с Казахстаном, не напрягаясь по поводу остальных. Это не значит, что мы должны исключить из ОДКБ Таджикистан и Киргизию, но им надо четко дать понять, что они обязаны вести себя адекватно и понимать, кто кому и что должен. 

Кроме того, всем странам ОДКБ надо задать вопрос, почему хотя бы на уровне риторики они не поддержали нас по Крыму, да и по Сирии тоже. Надо спросить Минск, как соотносится его членство в ОДКБ с запретом на использование ВС за рубежом. И вообще напомнить (на примерах Грузии, Украины и Турции с одной стороны, Южной Осетии, Абхазии, Крыма, Сирии с другой) как опасно враждовать с Россией и как полезно с ней дружить. Но дружба подразумевает взаимность.


Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
18 апреля 2016 09:48 791
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи