Центральная Азия
Центральная Азия
Главная / Военная аналитика / Геополитика / Центральная Азия / Фергана замедленного действия
Фергана замедленного действия

Ситуация в Центральной Азии пока остается в тени происходящего на Ближнем Востоке, но этот регион может взорваться не слабее, чем Ирак и Сирия. Самую большую проблему здесь представляет Узбекистан. 

Эта страна рассматривается практически всеми остальными странами Центральной Азии как потенциальный противник. Если для Казахстана он просто главный конкурент в борьбе за лидерство в регионе (а для Туркмении – за энергоресурсы), то слабые Таджикистан и Киргизия считают его прямой угрозой своему существованию. 
Узбекистан обладает значительным по местным меркам экономическим, демографическим и военным потенциалом, он расположен в центре региона и граничит со всеми остальными четырьмя его странами, а также с Афганистаном. При этом в стране установлен жесткий авторитарный режим, очень высок уровень коррупции. Светская демократическая оппозиция Каримову полностью «зачищена», поэтому единственной реальной оппозицией ташкентскому режиму являются радикальные исламисты. В первую очередь – хорошо известная панисламистская организация «Хизб-ут-Тахрир». Хотя основана она была еще в 1953 г. в Иерусалиме, в настоящее время именно Узбекистан стал одним из основных ее оплотов. Не менее знаменито Исламское движение Узбекистана. Из представителей народов бывшего СССР именно узбеки и чеченцы больше всех «отметились» в «горячих точках», активно воюя в рядах талибов в Афганистане и среди боевиков «Аль-Каиды» в Ираке. Теперь же ИДУ ожидаемо переориентировалось на «Исламский халифат». 

Основной базой исламистов является Ферганская долина. Здесь имеет место крайне высокая плотность населения, очень большая безработица, чрезвычайно низкий уровень жизни. При этом здесь сходятся границы Казахстана, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. В некоторых местах, если бы двигаться по прямой через горы, можно было бы, преодолев всего 100 км, попасть из Казахстана в Таджикистан, по пути пройдя через территории Киргизии и Узбекистана! 

Именно в этом регионе имеет место сильнейшее перемешивание народов, что ведет к множеству взаимных территориальных претензий. С одной стороны, таджики в Узбекистане мечтают вернуть Бухару и Самарканд в состав «Большого Таджикистана». С другой стороны, узбеки в Таджикистане и Киргизии являются таким солидным «национальным меньшинством», что в некоторых местах давно стали значительным большинством (что проявилось, например, во время Ошских событий в Киргизии в 2010 г.). Именно это, учитывая огромное превосходство Узбекистана над этими странами по численности населения и экономическому потенциалу, и вызывает у них тревогу за собственную независимость. Эта тревога значительно усиливается в связи с тем, что ВС Узбекистана сильнее ВС Киргизии и ВС Таджикистана вместе взятых.

Таким образом, эта часть бывшего СССР сегодня представляет собой один из самых потенциально взрывоопасных регионов мира. Олицетворением чего является тот факт, что часть причудливо переплетенных границ между странами (бывшими союзными республиками) заминирована.  


Разумеется, приход к власти в Узбекистане исламистов стал бы грандиозной катастрофой для Центральной Азии и создал бы колоссальные проблемы России, Ирану, Китаю и Западу. Соответственно, как часто бывает в подобных случаях, создается впечатление полной безальтернативности авторитарного режима Каримова. Правда и сейчас отношения с нынешними «безальтернативными» властями Узбекистана у соседей весьма непростые, о чем речь, отчасти, шла выше. Очень усложняют эти отношения споры за воду и энергоресурсы. Истоки основных рек региона находятся в Киргизии и Таджикистане, которые могут регулировать их сброс, создавая у соседей дефицит воды для ГЭС и для оросительных систем. В свою очередь, Узбекистан несколько лет назад вышел из единой энергосистемы Центральной Азии, созданной еще в 70-е гг., чем создал соседям значительные проблемы.  
Ко всем этим «удовольствиям» добавляется афганский фактор. В конце 90-х, когда талибы контролировали 90% афганской территории, они, естественно, начали экспансию в Центральную Азию, в первую очередь – в Таджикистан и Киргизию, которые защитить себя не способны. К счастью, экспансия носила ограниченный характер, ее сдерживал контролировавший оставшиеся 10% Афганистана «Северный альянс». Он сумел выстоять благодаря массированной военной помощи Ирана, Узбекистана и России. Потом случилось 11 сентября 2001 г. и главным спонсором «Северного альянса» стали США. 

Афганская операция США и НАТО стала для России и Центральной Азии истинным подарком судьбы. Чуть ли не впервые в российской истории не наши военнослужащие проливали кровь за чужие интересы, а чужие военнослужащие проливали ее за нас. Но увы, американцы и их союзники пополнили список стран, проигравших нищим и безграмотным афганским горцам. Причем ситуация после их фактического ухода (нынешний «очень ограниченный контингент» США, оставшийся в Афганистане, ни на что реально повлиять не может) стала хуже, чем до прихода: к стремительно возродившимся талибам добавился «Исламский халифат». 

Конечно, с формальной точки зрения военный потенциал как талибов, так и «халифата» (имеется в виду его афганская часть) крайне ограничен, но они ведь и не собираются вести классическую войну. Они развернут в Центральной Азии мятежевойну, сочетая диверсионно-террористические действия с усиленной исламской пропагандой, вербуя себе сторонников, в первую очередь, в той самой Ферганской долине, из которой затем можно бить сразу во всех направлениях.

Парадоксальным образом, на сегодняшний день нам помогает жесткое противостояние между талибами и «халифатом», которые даже объявили друг другу джихад (причем теперь уже талибы кажутся меньшим из зол по сравнению с «халифатом»). Тем не менее, надеяться, всё же лучше на себя, чем на конфликт между врагами. 

В этой ситуации и понадобятся КСОР ОДКБ, которые теоретически создавались именно для такой ситуации. Которые, правда, де-факто не коллективные, а российско-казахстанские. Остальные воевать либо не могут, либо не хотят, либо и то, и другое одновременно. 

В случае, если исламисты из Афганистана «развернутся» всерьез, ситуация может сложиться так, что падение режимов в Душанбе, Бишкеке и Ташкенте станет лишь вопросом времени. Соответственно, для нас критически важным станет удержание хотя бы Казахстана, чтобы не получить себе фронт от Астрахани до Барнаула. Видимо, в Астане это также понимают, поэтому, в отличие от остальных наших «союзников», готовы вносить реальный вклад в общую оборону: ВС Казахстана развиваются очень активно и успешно, в тесном взаимодействии с ВС РФ. Остальные страны Центральной Азии сами выберут свою судьбу. У них еще есть время для того, чтобы об этой судьбе задуматься, но его остается всё меньше.

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
28 января 2016 14:31 1954
0
0